ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет! Ты не можешь оставить себе Стиви! Я хочу, чтобы мне вернули мою дочь!

— Э… хранитель — это навроде сторожа?

Дифин повернула голову вправо и подняла глаза на Сержанта Деннисона.

— Чего делает хранитель? — осторожно поинтересовался он.

— Хранитель, — ответила она, — защищает мое тело и заключает в себе мой разум. Я же облекаюсь в хранителя, как в броню, и уважаю и защищаю его тело и сознание.

— Похоже, работа круглосуточная.

— Да. Хранитель познает покой в краю, лежащем за пределами снов. Но возврата на Землю не будет уже никогда. Стоит этому кораблю взлететь…

— Небо — предел, — сказал Сержант.

Она кивнула, с надеждой наблюдая за ним.

— А если ты получишь другого хранителя, ты… ну… вроде как скинешь кожу? И Хэммонды получат свою настоящую дочку обратно? Так?

— Так.

Сержант помолчал. Лицо сморщилось от раздумий. Несколько секунд он смотрел себе на руки.

— А Бегуна мы можем прихватить? — спросил он.

— Мне бы и в голову не пришло оставить Бегуна, — ответила Дифин.

Сержант поджал губы и шумно выдохнул.

— А как с едой и водой?

— Нам они не понадобятся. Я буду находиться в спальной тубе, а ты — здесь. — Она подняла спору. — С Бегуном, если тебе так хочется.

Он робко улыбнулся.

— Я… это… боюсь.

— Я тоже, — сказала Дифин. — Давай бояться вместе.

Сержант посмотрел на Тома и Джесси, потом обвел взглядом остальных. И снова встретил напряженный взгляд сияющих глаз девочки.

— Ладно, — решил он. — Буду твоим хранителем.

— Положи пальцы вот сюда, — велела Дифин, и он робко дотронулся до сферы. — Не бойся. Подожди. Просто подожди.

По черной поверхности поползли синие нити.

— Эй! — голос Сержанта был высоким и нервным. — Посмотрите-ка на это!

Синие нити соединялись друг с другом и плыли под их ладонями, как туман. Дифин закрыла глаза, отключившись от всех внешних раздражителей и настойчивого, громкого грохота корабля. Она сосредоточилась исключительно на необъятном резерве энергии, заключенном внутри сферы, и ощутила, как та реагирует на нее подобно океанским приливам родины, затягивая все глубже в их царство, все дальше от тела Стиви Хэммонд.

Вокруг пальцев Дифин запрыгали синие искры.

— Господи! — сказал Сержант. — Что это… — Искры плясали и по его пальцам. Он ощутил слабую щекотку, которая как будто пробегала по его позвоночнику вверх-вниз. — Господи! — только и сумел он выговорить ошеломленным шепотом.

А в следующий миг руки Дифин и Сержанта обвили вырвавшиеся из сферы потоки энергии. Сержант широко раскрыл глаза. Яркие синие ленты переплелись и с хорошо слышным гудением ударили ему и Дифин в ноздри, в глаза, оплели головы. По волосам Дифин заплясали искры. У разинувшего рот Сержанта огненные точки посыпались с запломбированных зубов.

Том и Джесси держались друг за дружку, не осмеливаясь ни заговорить, ни пошевельнуться. Все молчали.

Энергетическая волна откинула голову Сержанта назад. Ноги у него подломились, и он упал на пол. Через несколько секунд упала и Дифин. Поток энергии иссяк, спора выпала из детских рук и подкатилась к ногам Джесси.

Дифин села. Заморгала, глядя на Тома и Джесси. Хотела заговорить, но слова не шли с языка.

Сержант задрожал всем телом, перекатился на бок и медленно стал на колени.

Дифин терла глаза. Сержант несколько раз глубоко вздохнул, а потом заговорил:

— Забирайте дочку домой, Том и Джесси.

— Мама? — сказала Стиви. — Я такая… сонная.

Джесси кинулась к дочке, подхватила ее на руки, обняла. Том обхватил обеих.

— Почему ты плачешь? — спросила Стиви.

Сержант снова подобрал сферу и встал. Его движения стали более быстрыми, в глазах поблескивал незаурядный ум.

— Ваш язык… недостаточно объемен, чтобы передать, как я благодарен, — сказал он. — Прошу прощения, что причинил этому миру столько боли. — Он посмотрел на бездыханного Керта и положил руку Коди на плечо. — Я не этого хотел.

Коди кивнул, но ответить не смог.

— Мы знаем, — сказал Том. — Жаль, что лучшей части нашего мира вы не увидели.

— Думаю, я увидел отличную его часть. Что такое любой мир, как не населяющее его племя? И грядущие поколения? — Он потянулся, осторожно коснувшись светло-русых волос Стиви изъеденными работой пальцами Сержанта.

Глаза и голову Стиви туманило непреодолимое желание выспаться.

— Я тебя знаю?

— М-м. Но когда-нибудь — может быть — родители расскажут тебе обо мне.

Стиви пристроила голову на плечо Джесси. Ей было все равно, где она и что происходит — телесная оболочка девочки была измотана. Но она видела такой чудесный сон про то, как на огромном лугу, под летним солнышком играет с Душистым Горошком. Такой чудесный сон…

— Второй шанс — это величайший дар, — сказал инопланетянин. — Вот что вы дали моему племени. Я хотел бы что-нибудь дать вам взамен, но могу лишь пообещать, что на моей родине всегда будет песня о Земле. — Уголки рта Сержанта тронула улыбка. — Кто знает? Может быть, в один прекрасный день мы даже научимся играть в бейсбол.

Джесси схватила его за руку. Слова ускользали от нее, но все-таки она сумела сказать:

— Спасибо, что вернули нам Стиви. Счастливо… и будьте осторожны, слышите?

— Слышу. — Он взглянул на остальных, кивнул на прощание Коди и Рику, и снова обратился к Джесси и Тому. — Идите домой, — велел он. — Дорогу вы знаете. И я тоже.

Сержант повернулся и широким шагом двинулся через помещение. Одна нога складывалась в колене, как гармошка. Он вошел в маленькую пирамиду, ненадолго остановился, внимательно изучая инструменты, затем принялся быстро манипулировать рычагами.

Том, Джесси, Коди, Рик и Миранда покинули зал. Стиви цеплялась за шею матери. Они пошли той же дорогой, что пришли сюда, по переходу, который спиралью спускался к широкому черному скату, уходившему вниз, в тоннель. Вдалеке все еще горели брошенные ими лампы.

Внутри черной сферы, которую держал в руках инопланетянин, на перекрестке стоял Сержант Деннисон — молодой, красивый, быстрый, и впереди у него была вся жизнь. По каким-то причинам на Сержанте была оливково-зеленая форма. В руке он держал чемодан. День был солнечным, дул приятный ветерок, в обе стороны шла проселочная дорога. Выведенные на дорожном указателе иностранные слова означали названия бельгийских деревень. Сержанту показалось, что в одной стороне угрюмо забормотал гром, а от земли поднялись темные облака дыма. «Там делается что-то неладное, — подумал он. — Что-то взаправду неладное. Такое, чего и быть-то никогда больше не должно».

Залаяла собака. Он посмотрел в другую сторону и увидел Бегуна. Яростно виляя хвостом, «шибко скакучая» зверюга поджидала его. Сержант взглянул на чистый горизонт. Что там, за зелеными деревьями и пологими холмами, он не знал, но, может быть, стоило пройтись?

Времени, чтобы добраться туда, у него было более чем достаточно.

— Тихо! — крикнул он Бегуну. — Иду! — Сержант зашагал по дороге, и — странное дело! — чемодан оказался легким, как перышко. Сержант нагнулся, подобрал палку, высоко и далеко швырнул ее и стал смотреть, как Бегун, взметая пыль, мчится за ней. Бегун схватил палку и принес обратно. Сержанту казалось, что они могут играть в эту игру весь день.

Он улыбнулся и по проселочной дороге ушел в страну фантазию.

58. РАССВЕТ

Рик полез по веревке наверх. Двадцать футов никогда еще не казались такой большой глубиной. Он одолел восемь футов, и его руки разжались. Измученный парнишка свалился вниз.

Сверху донесся голос:

— Сделай на веревке петлю и поставь в нее ногу! Мы тебя вытащим!

— Хорошо! — крикнул Том. — Держите! — Он завязал петлю, и Рик поставил в нее ногу. Веревку потянули наверх, и через несколько секунд парнишку вытащили на пол дома Кроуфилда. В небе он увидел мазок красного рассветного солнца. Силовое поле исчезло, ветер пустыни разгонял дым и пыль, унося их прочь.

116
{"b":"18745","o":1}