ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень ночи
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Кодекс Прехистората. Суховей
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Демоническая академия Рейвана
Девушка из кофейни
Разрушенный дворец
Мы из Бреста. Путь на запад
Четыре года спустя
Содержание  
A
A

— Ладно тебе, Эд, — осторожно сказала Селеста. В реве вертолетов, в шуме ветра и шелесте летящих купюр ей на краткий миг показалось, будто она слышит смех Уинта. Или, по крайней мере, смешок. Она взяла шерифа за руку. — Пошли-ка мы, богатеи, с улицы. — С этими словами Селеста повела его, как ручного медведя, в «Клеймо» сквозь разбитый фасад.

Горожане, моргая в свете раннего утра, стали выходить из домов, где прятались. Инферно выглядел так, словно по нему зигзагом прошел торнадо. Там, где ставшая зыбкой земля обвалилась, зияли кратеры. Кое-кто обнаружил нечто большее, чем разрушения: на Оукли-стрит лежало отдаленно напоминавшее лошадь чудовище — оно выкосило, раздробив на части, широкую полосу домов на Трэвис — , Сомбра — и Оукли-стрит, но пало, когда пал Кусака. В трещинах застряли и другие твари: скорпионоподобные тела с человечьими головами, с пустыми глазами. Их жизненная сила иссякла одновременно с жизненной силой Кусаки. Было понятно: чтобы найти все трупы, потребуются недели.

Сью Маллинэкс приближалась к своему дому на углу Боуден и Оукли, как вдруг кто-то крикнул:

— Эй, леди! Стоп!

Она подняла голову и посмотрела на Качалку. Свет набирал силу, тени таяли, уползали. На вершине кряжа стоял небольшой покатый автомобильчик, а рядом с ним стояли двое мужчин. Один держал нацеленную на черную пирамиду видеокамеру. Он развернулся в сторону Сью. Второй мужчина, с темной бородой, в шапочке с надписью «Эн-Би-Си», вздымая пыль, шурша заскользившими вниз камешками, спустился со склона.

— Как вас зовут, леди? — спросил он, откапывая блокнот и ручку.

Сью назвалась. Бородатый крикнул второму мужчине:

— Спускайся сюда! Нам подвалило интервью!

Видеооператор начал карабкаться вниз по кряжу и чуть не приземлился на копчик.

— Боже правый, — сказала Сью, лихорадочно пытаясь привести в порядок прическу. — Господи, меня покажут по телику?

— Национальное вещание, программа новостей, леди! Ну-ка, взгляните на меня! — На камере загорелась красная лампочка, и Сью, ничего не сумев с собой поделать, уставилась в объектив. — Когда приземлился НЛО?

— Почти в без четверти десять. Я помню — прямо перед тем, как оно упало, я глянула на часы. — Сью отбросила с лица пыльные волосы, сознавая, что из-за напиханных под блузку денег будет казаться еще крупнее, чем на самом деле. — Я работаю в «Клейме». Это кафе. Господи, я, должно быть, выгляжу настоящим пугалом!

— Выглядите вы отлично. Сделай мне панорамку и потом опять ее лицо.

Оператор начал медленно разворачиваться, снимая дома Инферно.

— Леди, ваш город станет чуть ли не самым известным в стране! Черт, да во всем мире!

— Что… и я тоже? — спросила она.

— И вы, и все остальные. Мы получили сообщение, что здесь, возможно, произошел контакт со внеземной цивилизацией. Вы можете это подтвердить?

Сью сознавала важность своего ответа. Она вдруг увидела свое лицо и лица других жителей Инферно и Окраины в выпусках новостей, на обложках журналов, в газетах и книгах, и она обмерла, испытав почти такое же головокружение, как много лет назад, сделав сальто. Сью очень отчетливо проговорила:

— Да. — И повторила еще раз: — Да. Тут побывало два существа. Разных. Шериф — его зовут Эд Вэнс — сказал мне, что одно гналось за другим. Когда звездолет сел, весь город чуть не растрясло ко…

— Стоп! — сказал мужчина в шапочке. Он глядел через плечо и уже увидел, что на них надвигается. — Спасибо, миссис Маллинэкс! Надо идти! — Они с оператором побежали вверх по склону, к покатому «багги».

Сью увидела, что их спугнуло: на Боуден, рывками объезжая ямы и трещины, сворачивал джип, полный солдат с буквами «ВП» на касках. Несколько солдат выпрыгнули и рванули вверх по кряжу, за репортерами.

— Мисс Маллинэкс! — крикнула она. Мотор багги завелся раньше, чем солдаты успели добраться до автомобильчика, и машина помчалась вниз по другому склону.

У северного конца моста через Змеиную реку остановилась темно-синяя машина без опознавательных знаков. Из нее вылезли двое в форме полковников военно-воздушных сил и мужчина в штатском. Они быстро прошагали к группе людей, которые шли с южной стороны изуродованного огнем моста.

— Господи! — Горбоносый офицер, у которого на приколотом к нагрудному карману ярлычке было написано «Бакнер», резко остановился. Он узнал одного из приближавшихся к ним мужчин, но, если это действительно был полковник Роудс, то за одну ночь Мэтт состарился на десять лет. — По-моему, мы его нашли. — Еще несколько шагов, и Бакнер выдавил: — Подтверждаю. Это полковник Роудс. Передайте Центральной.

У второго офицера, капитана Гарсия, был полевой телефон. Он сказал в трубку:

— Центральная, говорит Первый. Мы нашли полковника Роудса. Повторяю: мы нашли полковника. Нужна медперевозка, срочно.

— Первый, медперевозка едет, — ответил диспетчер, регулировавший движение из припаркованного на стоянке клуба «Колючая проволока» трейлера Центрального командования.

Роудс, которого поддерживал Зарра Альхамбра, заметил идущего к ним полковника Бакнера из спецразведотдела.

— Доброе утро, Алан, — сказал он, когда тот поравнялся с ними. — Вчера вечером ты проморгал потрясающие события.

Бакнер кивнул. Темные глаза смотрели невесело.

— Наверное. — Он посмотрел на кучку презренных штатских. Создавалось впечатление, что они вывалились из зоны боевых действий: пыльная, грязная одежда, ввалившиеся глаза на покрытых синяками и потеками крови лицах. Жилистого парня с кудрявыми светлыми волосами, поддерживали двое латиноамериканцев, парнишка и девушка. Взгляды всех троих были неподвижно устремлены куда-то за тысячу ярдов от полковника, как бывает у жертв боевой усталости. С ними был мужчина постарше. Изодранная на плечах сорочка свисала кровавыми лентами. Рядом стояла женщина с пепельно-серым лицом, она держала на руках девчушку, которая — удивительное дело! — казалась спящей. Остальные были более или менее такими же ошеломленными и помятыми. Но Мэтт Роудс… Вчера, когда он покидал авиабазу Уэбб, это был моложавый мужчина, теперь же в глубоких складках изрезанного стеклом лица осела пыль, а волосы за ночь, кажется, изрядно поседели. Сквозь прижатые к плечу пальцы проступала свернувшаяся кровь. Он бодро улыбался, но в глубоко ввалившихся глазах пряталось то, от чего Роудсу было не избавиться до самой смерти.

— Это мистер Уинслоу. Специалист-координатор. — Бакнер махнул в сторону штатского — коротко подстриженного молодого человека в темно-синем костюме. Лицо мистера Уинслоу напоминало каменную глыбу, глаза заслоняли темные очки. На Роудса повеяло «Вашингтоном». — Капитана Ганнистона уже отвезли писать рапорт, — сказал Бакнер. В действительности его отправили в большой трейлер, припаркованный возле станции техобслуживания. — Через несколько минут приедет грузовик, заберет тебя в санчасть. — Он осмотрел разрушения. — Похоже, этому городу досталось по первое число. Можешь оценить потери?

— Высокие, — сказал Роудс. Рука уже больше не болела; она просто была тяжелой, как мешок свежеразведенного цемента. — Но, думаю, мы выбрались. — Как объяснить этому человеку, стоящему перед ними, что на протяжении двадцати четырех часов — что составляет в масштабе Вселенной лишь долю секунды — в техасской пыли шла борьба за судьбу двух цивилизаций?

— Полковник Бакнер? — сказал Гарсия, держа трубку полевого телефона возле уха. — Я дозвонился до контроля за периметром. Они докладывают, что через службу безопасности проникают посторонние — вероятно, газетчики. Капитан Инголлс говорит, что при таком количестве открытого пространства нет никакой возможности их остановить….

— Передайте Инголлсу, чтобы ноги их здесь не было! — рявкнул Бакнер. В голосе полковника прозвучала паническая нотка. — Господи Иисусе! Велите ему посадить этих сволочей под замок, если придется!

— Можете с чистой совестью забыть об этом, — хладнокровно заметил Роудс. — Сохранить эту тайну никак не удастся.

Бакнер разинул рот, словно Роудс только что высказал утверждение, что цвета американского флага — зеленый, розовый и пурпурный. В зеркальных очках Уинслоу дважды отразилось лицо Мэтта.

118
{"b":"18745","o":1}