ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Запахло горелым». Мои волосы!» — мелькнула у Стиви шальная мысль. Она попыталась сбить пламя ладонями, но руки ей больше не повиновались. Девочке захотелось кричать, глаза заволокло слезами, но звучавший в голове громовой голос стал еще громче и поглотил все чувства. Стиви почудилось, будто какие-то волны подняли ее, а потом утащили вниз, в синий водоворот, у которого не было ни сводов, ни дна. Там оказалось прохладно и тихо, гроза бушевала где-то далеко. Вокруг сомкнулась синяя пустота, которая держала крепко и утаскивала все глубже. Только теперь Стиви покинула свое тело и превратилась в свет, став легкой, как перышко на ветру. Ничего страшного в этом не было, но Стиви не переставала изумляться, как это она не боится или, по крайней мере, не плачет. Девочка не противилась — казалось, сопротивляться нехорошо. Хорошо было опуститься вниз, в синеву, в царство покоя, заснуть, погрузиться в мир сновидений… Стиви не сомневалась: сны живут именно здесь, и, если не противиться, они найдут ее.

Окутанная синими потоками, девочка уснула, и первое видение приняло обличье Душистого Горошка — мама с папой уже сидели на спине золотистого коня и торопили ее присоединиться к ним, чтобы провести долгий день, где нет печали — лишь чистое голубое небо да солнечный свет.

Тело Стиви упало на спину, ударившись правым плечом о пол. Синий пульсирующий шар вырвался из застывших рук и закатился под кровать, где мало-помалу снова стал черным, как смоль.

11. ПРЕВРАЩЕНИЕ

— Не знаю, что за лапшу вы тут пытаетесь вешать мне на уши, — сказала Джесси, — но это был никакой не метеорит. Вы это знаете не хуже моего.

Мэтт Роудс еле заметно улыбнулся и закурил.

Они с Джесси сидели друг напротив друга за отдельным столиком в глубине кафе» Клеймо» на Селеста-стрит. «Клеймо» было заведением маленьким, но опрятным, с красными клетчатыми скатерками, табуретками из красного винила и стенами, украшенными, соответственно вывеске, клеймами. На тарелке перед Роудсом лежали остатки фирменного блюда «Клейма», «бигбифбургера» — котлеты с выжженным на ней двойным «Х», личной маркой «Клейма».

— Ладно, доктор Хэммонд, — сказал он, раскурив сигарету. — Тогда скажите мне, что это было.

Она пожала плечами.

— Интересно, откуда мне знать? Я же не служу в ВВС.

— Нет, но вы, кажется, видели объект достаточно ясно. Давайте, выкладывайте свое мнение.

Сью Маллинэкс — чересчур накрашенная крупная блондинка с пышными бедрами и нежными детскими карими глазами, — принесла кофейник и налила им еще по чашке кофе. Десять лет назад Сью была главной мажореткой в Средней школе Престона. Удалившись, она оставила после себя аромат «Джорджо».

— Это был какой-то механизм, — решилась Джесси, когда Сью оказалась за пределами слышимости. — Какой-нибудь секретный самолет. Вроде одного из этих бомбардировщиков, «стелсов»…

Роудс расхохотался, пуская из ноздрей сигаретный дым.

— Леди, вы читаете слишком много шпионских романов! К тому же теперь про «стелс» знает каждая собака; можете не сомневаться, это уже не секрет.

— Ну, не «стелс», так что-нибудь такое же важное, — ничуть не смутившись, продолжала Джесси. — Я видела обломок этой штуки, покрытый какими-то символами. Мне кажется, они могут быть японскими. Или, может, сочетанием японских и русских. Но в английском таких нет, я уверена. Не хотите просветить меня на этот счет?

Улыбка полковника растаяла. Он посмотрел в окно, продемонстрировав Джесси ястребиный профиль. Неподалеку, посреди Престон-парка, все еще стоял вертолет. К нему стекалась толпа. Капитан Ганнистон сидел за стойкой, попивая кофе и отражая вопросы Сисила Торсби, пузатого повара и владельца кафе. Через секунду полковник сказал:

— Думаю, мы вернулись к моему первому вопросу. Я хотел бы знать, что повредило ваш пикап.

— А я хочу знать, что упало. — Джесси решила не говорить про черный шар до тех пор, пока полковник хоть что-нибудь не ответит. Стиви вроде бы обращалась с ним осторожно, так что отдавать его было не к спеху.

Роудс вздохнул и пристально посмотрел на нее чуть прищуренными холодными глазами:

— Не знаю, леди, кем вы себя воображаете, но…

— Врачом, — сказала Джесси. — Я — врач. И прекратите снисходить до меня.

Роудс кивнул.

— Согласен, врач. — «Меняем тактику, — подумал он. — Она не такое бесчувственное полено, как шериф с мэром». — Хорошо. Если я расскажу вам, что это было, вам придется дать целую кучу подписок о неразглашении с грифом «совершенно секретно». Может быть, даже съездить на Уэбб. Одной этой канцелярщины довольно, чтобы довести до слез и крепкого мужика, но после того, как вы по уши утонете в бумажках, вас еще заставят присягнуть, что под страхом бесплатного жилья и кормежки за счет дяди Сэма на очень долгий срок вы ни словом ни о чем не обмолвитесь. — Роудс помолчал, чтобы Джесси прочувствовала. — Вы этого хотите, доктор Хэммонд?

— Я хочу слышать правду, а не всякую чушь. И немедленно. А уж потом расскажу вам, что знаю я.

Он стиснул руку в кулак и изо всех сил постарался принять неописуемо зловещий вид.

— Несколько месяцев назад мы заманили в ловушку советский вертолет. Пилот летел в Японию, но нарушил свой долг и переметнулся к нам. Вертушка сплошь усажена оружием, инфракрасными приборами и сенсорами, вдобавок там установлена лазерная система наведения на цель, которую мы уже давно хотели прибрать к рукам. — Роудс затянулся. В кафе кроме Ганнистона, Сисила и Сью Маллинэкс никого не было, но он понизил голос почти до шепота. — Оборудование проходило испытания на авиабазе Холломэн в Нью-Мексико, и тут случилась неприятность. Один из техников, имеющих доступ к секретным работам, определенно оказался тайным агентом. Он захватил вертушку и поднялся в воздух. База Холломэн попросила помочь поймать его, поскольку вертолет вроде бы взял курс на Мексиканский залив. Возможно, его должны были встретить советские истребители с Кубы. Как бы там ни было, мы его сбили. Выбирать не приходилось. Как раз когда вертолет перерезал вам дорогу, он разлетелся на куски. Теперь нам надо собрать их и убраться отсюда до того, как на нас устроят охоту репортеры. — Он ткнул сигарету в пепельницу. — Вот так. Если мы не будем держать язык за зубами, на следующей неделе все это вы сможете прочесть в «Тайм».

Джесси пристально наблюдала за ним. Полковник настойчиво истреблял у своей сигареты всякие признаки жизни. Она сказала:

— Я не видела никаких винтов.

— Господи! — Роуд сказал это чуть громче, чем следовало, и Сисил с Ганнистоном посмотрели в их сторону. — Ле… доктор Хэммонд, я рассказал вам то, что знаю. Хотите верьте, хотите — нет. Но не забывайте вот о чем: вы утаиваете информацию от правительства Соединенных Штатов и можете по собственной вине оказаться в крайне неприятной ситуации. Вместе с семьей.

— Я не желаю, чтобы мне угрожали.

— А я не желаю играть в игры! Вот что: в ваш грузовик угодил кусок этой машины? Что именно произошло?

Чтобы потянуть время, Джесси допила кофе. Никаких винтов она не видела; как же это мог быть вертолет? Однако все произошло так быстро. Может быть, она не помнит, что видела… или, может, винтов уже не было? Роудс ждал ответа, и Джесси поняла, что говорить придется.

— Да, — сказала она, — обломок этой штуки угодил в грузовик и насквозь пробил мотор — вы же видели дыру. Это была черная сфера, примерно вот такой величины. — Джесси показала. — Она отлетела от вашей штуковины и угодила прямо в нас. Но на самом деле странно вот что: весит эта сфера вроде бы всего несколько унций, сделана то ли из стекла, то ли из пластмассы и на ней нет ни царапинки. Я ничего не знаю о технологии русских, но, если они умеют делать твердую мастику для натирки полов, нам необходимо прибрать к рукам…

— Минуточку, пожалуйста. — Роудс подался вперед. — Черная сфера. Вы действительно брали ее в руки? Разве она не была горячей?

— Нет. Она, как ни странно, была холодная, хотя другие куски еще дымились.

22
{"b":"18745","o":1}