ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как избавиться от демона
Любовь попаданки
Последнее прости
Милые обманщицы. Соучастницы
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Совершенная красота. Открой внутренний источник здоровья, уверенности в себе и привлекательности
На Алжир никто не летит
Содержание  
A
A

— Ага, — ответил Коди. — Надо было запустить в стену этой фиговой книжкой в первый же день занятий.

— Крутые парни… и девица, — сказал Том, взглянув на сидевшую вместе с Гремучками Марию Наварре. — Круче некуда. Локетт, у вас с Хурадо очень много общего…

Рик издевательски фыркнул.

— Много, — продолжал Том. — Стараясь переплюнуть друг друга, вы оба ведете себя жестоко и глупо, чтобы произвести впечатление на дураков, которые сейчас сидят вокруг вас. Я просмотрел ваши контрольные. Мне ничего не стоит отличить ученика, который просто притворяется, от настоящего болвана. Вы оба могли справиться черт знает насколько лучше, если бы…

— Дядя, да у тебя словесный понос, — перебил Коди.

— Может быть. — Из-под мышек у Тома ручьями тек пот, но останавливаться было нельзя. — Я знаю, что вы оба могли справиться значительно лучше. Но вы притворяетесь, что не то у вас котелки не варят, не то вам скучно, не то вы… просто затрахались. — Последнее использованное Томом слово усилило внимание ребят. — Вот что я вам скажу: оба вы — трусы.

Наступило долгое молчание. Лица Локетта и Хурадо ничего не выражали.

— Ну? — понукнул Том. — Давайте! Не поверю, чтобы такие крутые ребята не смогли выступить по-умному…

— Да, у меня есть, что сказать, — Коди встал. — Урок окончен.

— Прекрасно, вали! Выкатывайся! У Хурадо, по крайней мере, хватает духу остаться и выслушать.

Коди холодно улыбнулся.

— Вы, мистер, идете по жутко тонкой проволоке, — сказал он. — На уроках я буду сидеть и слушать вашу фигню, но после звонка начинается м о е время. — Он тряхнул головой, и сережка-череп красной искрой сверкнула на солнце. — Ты кем себя воображаешь, дядя? Думаешь, узнал все на свете и можешь распинаться почем зря? Мистер, да про меня-то ты ни хера не знаешь!

— Я знаю, что на уроках ты слушаешь — хочешь ты, чтобы об этом знали, или нет, все равно. Я знаю, что ты куда сообразительнее, чем показываешь…

— Подумаешь! Забудь про это! Окажешься в моей шкуре, тогда и будешь мне проповеди читать! А пока пошел к черту!

Среди Отщепенцев возник согласный ропот. Кто-то зааплодировал. Том перевел взгляд на Рика Хурадо, который медленно хлопал в ладоши.

— Эй, Локетт! — насмешливо сказал он. — В артисты собрался, мужик? Не миновать тебе премии!

— А тебе не нравится? — Тон Коди был холодным, но глаза горели. — Тогда ты знаешь, что делать, козел.

Рик прекратил хлопать. Ноги изготовились выстрелить напрягшееся тело из-за парты.

— Может, и сделаю, Локетт. Может быть, я приеду и спалю твой сраный дом — так, как твои люди пожгли наши дома.

— А ну хватит угроз, — сказал Том.

— Ну, насмешил! — издевательски выкрикнул Коди, игнорируя учителя. — Никаких домов мы не жгли. Черт, да ты сам их спалил, чтобы можно было поорать, будто это наших рук дело!

— Приходи вечерком на наш берег, хомбре, — спокойно отозвался Рик, — устроим тебе по-настоящему горяченькую фиесту. — На губах парнишки зависла жестокая ухмылка. — Понял, говнотряс?

— Дрожу-дрожу! — На самом деле, насколько было известно Коди, никто из Щепов дома на Окраине не поджигал.

— Ладно, хватит! — потребовал Том. — Почему бы вам не забыть про свои дерьмовые разборки?

Они сверкнули на учителя глазами так, словно он был самым бесполезным насекомым, какому случалось выползти на свет божий.

— Дядя, — сказал Рик, — ты сильно ошибаешься. И со своей школьной фигней тоже. — Он утомленно взглянул на Тома. — По крайней мере, я старался и закончил. Но у меня полно знакомых, кто плюнул на это дело.

— Что же с ними стало?

— Кое-кто занялся кокаином и разбогател. Кое-кто дал дуба. — Рик пожал плечами. — А кое-кто нашел себе другие дела.

— Например, работу у Мэка Кейда? Это не слишком блестящее будущее. Тюрьма — тоже.

— А ползти каждый день на работу, которую ненавидишь, и лизать начальству жопу, чтоб с нее не вылететь, лучше? — У Рика лопнуло терпение, и он поднялся. — Люди в этом городе почти пятьдесят лет лизали старого Престона во все места. И что вышло?

Том хотел было ответить, но колесики логики у него в мозгу застыли. Крыть было нечем.

— Так ты знаешь не все на свете? — продолжил Рик. — Понимаешь, ты живешь в хорошем доме, на хорошей улице, и не должен выслушивать, где тебе можно ходить, а где — нельзя, словно ты собака на коротком поводке. Ты не знаешь, что такое с боем добывать все, что у тебя есть или когда-нибудь будет.

— Суть не в этом. Я говорю о вашем образо…

— В этом, едрена мать! — заорал Рик, и Том от изумления замолчал. Парнишку затрясло. Сжав кулаки, он переждал гнев. — Суть в этом, — взвинченно повторил он. — Не в школе. Не в книжках, написанных покойниками. Не в том, чтоб каждый день лизать жопу, пока не научишься любить ее вкус. Суть в том, чтобы бороться, пока не получишь то, чего хочешь.

— Тогда скажи, чего ты хочешь.

— Чего я хочу? — Рик горько улыбнулся. — Уважения. Я хочу ходить по любой улице, где мне понравится — даже по вашей, мистер Хэммонд. А если приспичит, то и среди ночи, без того, чтобы шериф ставил меня мордой к своей машине. Я хочу такого будущего, где никто не будет стоять над душой с утра до вечера. Я хочу знать, что завтра будет лучше, чем сегодня. Вы можете дать мне это?

— Я не могу, — сказал Том. — Ты сам — можешь. Главное, не отказываться работать головой. Попробуй, и потеряешь все, неважно, каким крутым ты себя считаешь.

— Опять слова, — фыркнул Рик. — Которые ни фига не значат. Ладно, читайте свои книжки, написанные покойниками. Учите по ним, если охота. Только не прикидывайтесь, будто они действительно что-то значат, потому что важно только это. — Он поднял сжатый кулак, испещренный шрамами в давнишних драках, и повернулся к Коди Локетту. — Ты! Слушай! Сегодня твоя шлюха обидела моего человека. Сильно обидела. А утром ко мне приходила другая шлюха, со звездой. Ты спелся с Вэнсом? Платишь ему, чтоб не мешал вам жечь наши дома?

— Совсем спятил. — Шериф Вэнс был нужен Коди, как рыбке зонтик.

— Я задолжал тебе, Коди. За Пако Ле Гранде, — говорил Рик. — Вот что я тебе скажу: если кто из моих перейдет через этот хренов мост, лучше их не трогай.

— Тот, кто таскается сюда по ночам, сам напрашивается на трепку. С радостью сделаем вам такое одолжение.

— Ишь, какой король выискался, мать твою! — крикнул Рик. Не успел он сообразить, что делает, как поднял парту и отшвырнул ее в сторону. Все Гремучки и Отщепенцы в мгновение ока очутились на ногах, разделенные лишь воображаемой линией, которая пролегла через класс. — Мы будем ходить, где захотим!

— А через мост вечером не будете, — предостерег Коди. — На территорию Щепов не соваться.

— Ладно, угомонитесь. — Том стал между ними. Он чувствовал себя полным идиотом — угораздило же его вообразить, будто из такой затеи выйдет толк. — Драка ничего не…

— Заткнись! — фыркнул Рик. — Это не твое дело, дядя! — Он не спускал глаз с Коди. — Войны захотел? Нарываешься!

— Эй! — О, Господи, подумал Том. — Я не желаю слышать ничего о…

Танк дернулся было к Рику Хурадо, но Коди ухватил его за руку. Он догадывался, что Гремучки, как все моченые, ходят с ножами. Все равно сейчас было не время и не место, да и шансы Отщепенцев не устраивали Коди.

— Какой мужик! — сказал Коди. — Как разговаривает!

— Сейчас мой башмак поговорит с твоей жопой! — пригрозил Рик. Он сохранял маску крутого парня, но в глубине души еще не хотел развязки. Ему не нравились шансы Гремучек. Вдобавок он сообразил, что Щепы при ножах. Его собственный нож лежал в шкафчике, а остальным носить в школу ножи он не позволял.

— Давайте разберемся прямо сейчас! — выкрикнул Пекин. Рик подавил сильное желание заехать ему по зубам. Пекин любил затевать драки, но редко их заканчивал.

— Объявляй, Хурадо, — вызывающе сказал Коди и едва не скривился, когда Танк закудахтал, чтобы подстрекнуть Гремучек.

— Здесь никакой драки не будет! — крикнул Том, понимая, что его не слушают. — Слышите вы? И если я увижу какую-нибудь свару на стоянке, я тут же иду в канцелярию и звоню шерифу! Понятно?

26
{"b":"18745","o":1}