ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стиснув вешалку для галстуков, Керт чуть было снова не запустил ее в стену. Совершенно как Коди, понял он. На кой черт нужен ребенок без матери? И на кой черт нужна вешалка для галстуков без галстуков? Однако ломать красивую штучку он не стал и понес ее в спальню к смятой постели, грязной одежде и четырем пустым бутылкам из-под «Кентакки Джент», выстроившимся в ряд наверху гардероба.

Включив свет, Керт уселся на кровать. Он взял с пола полупустую бутылку «Кентакки Джент» с фирменным счастливым полковником на этикетке и отвернул пробку. Локоть согнулся, губы охватили горлышко и вкус жизни опалил гортань.

Но ведь, глотнув виски, он чувствовал себя гораздо лучше. Уже прибавилось сил. Уже прояснилось в голове. К Керту вернулась способность разумно рассуждать, и, приложившись к бутылке еще несколько раз, он решил, что отучит Коди нагло разговаривать с отцом. Черт побери, он это так не оставит! Мужик он или нет! Самое время окоротить проклятого мальчишку.

Керту на глаза попалась фотография в рамочке, стоявшая на маленьком столике у кровати. Выцветший на солнце снимок много раз складывали, он был в пятнах не то кофе, не то виски — Керт запамятовал. С фотографии смотрела семнадцатилетняя девушка в синем платье в полоску, рассыпавшиеся по плечам густые светлые кудри сияли на солнце. Она улыбалась и делала Керту, который щелкнул ее за четыре дня до свадьбы, знак «нормалек!» Но и тогда уже в ней рос этот пацан, подумал Керт. Ей оставалось жить меньше девяти месяцев. Сам не понимая, зачем, он забрал ребенка. Сестра выручала его, пока в третий раз не вышла замуж и не переехала в Аризону. Пацан был частью Сокровища — может быть, потому-то Керт и решил сам воспитать Коди. Это имя они заранее выбрали на тот случай, если родится мальчик.

Он провел пальцем по пронизанным солнцем волосам.

— Неправильно это, — тихо сказал он. — Несправедливо, что я состарился.

Большими глотками Керт прикончил бутылку. Жгучая жидкость клокотала в животе, словно лава в недрах вулкана, требуя дальнейших жертвоприношений. Когда Керт понял, что бутылка вся, он вспомнил про другую, на верхней полке в шкафу. Поднявшись, он неверным шагом прошел к шкафу — ку-ку, ножки! — и зашарил среди старых рубашек, носков и пары ковбойских шляп, нащупывая заначку. Сыну он не доверял: стоит отвернуться, и окаянный мальчишка спустит пойло в сортир. С него станется.

Знакомый предмет пальцы нащупали лишь в пыльных глубинах полки, у самой стенки шкафа. «Ага! Есть!» Керт вытянул бутылку наружу, вывалив из шкафа драную синюю рубаху, кожаный ремень и еще что-то, упавшее на пол к его ногам.

Кривая ухмылка Керта сломалась.

Это был галстук: белый, густо усеянный красно-синими кружочками.

— Батюшки-светы, — прошептал Керт.

Сперва он не мог понять, откуда взялся этот галстук. Потом, подумав, вспомнил, что надевал его, когда ребята из федеральной службы охраны труда инспектировали медный рудник — он тогда работал помощником бригадира на погрузке вагонов. Давным-давно, до того, как мексиканцы отняли у него работу. Керт нагнулся за галстуком, покачнулся, потерял равновесие и свалился на бок. Сообразив, что по-прежнему сжимает в другой руке вешалку, он осторожно отставил «Кентакки Джент» в сторону, выпрямился и подобрал галстук. От него слабо повеяло выдохшимся «Виталисом».

Чтобы рука не дрожала, пришлось сосредоточиться. Керт повесил галстук на перекладину вешалки. На фоне гладкого дерева и серебристых квадратиков тот выглядел по-настоящему красиво. Керта охватило глубокое волнение — вот бы Коди увидел! Парень был в соседней комнате; всего минуту назад Керт слышал, как скрипнули петли входной двери, когда сын заходил в дом. «Коди!» — крикнул он, пытаясь подняться. Наконец, ему удалось подобрать ноги под себя и встать. Спотыкаясь, Керт прошел к двери в спальню. «Коди, глянь-ка! Глянь-ка, что я..».

Он, едва не упав, ввалился в гостиную. Но Коди там не было, тишину нарушало лишь медленное поскрипывание вентилятора. «Коди?» За ним волочился свисающий с вешалки галстук. Не получив ответа, Керт потер непослушными пальцами висок и вспомнил, что они с Коди полаялись. Разве ж это было сегодня? «О Господи, — панически подумал он. — Пойду-ка я лучше в пекарню, не то мистер Нолан шкуру с меня спустит!» Но Керт так устал, что не стоял на ногах. Никак, грипп, подумал он. Ничего страшного, денек можно и пропустить — печенье, пирожки и булочки испекутся независимо от того, придет он или нет, и, вообще говоря, делать в этой пекарне особенно нечего. Коди прикроет, решил Керт. Раньше он всегда меня выгораживал. Пацан молодец.

Пить-то как охота, подумал он. Шибко сильно! И, прижимая к груди вешалку с одним-единственным уродливым галстуком, неверным шагом двинулся обратно в спальню, где время сворачивалось и разворачивалось и властвовал счастливый полковник.

14. ЧЕГО ХОТЕЛОСЬ ДИФИН

— Что значит «она изменилась»? — Том заморгал, чувствуя полный душевный разброд. Он посмотрел на жену, которая, обхватив себя за локти, прислонилась к дверному косяку. Потемневшие далекие глаза пристально смотрели в какую-то точку на полу, все внимание Джесси было обращено внутрь. — Джесси, о чем он говорит?

— Я не имею в виду физическое изменение. — Мэтт Роудс старался говорить спокойно и ободряюще, но не знал, насколько ему это удается — ведь и его собственное нутро превратилось в путаницу дергающихся узлов. Он пододвинул стул и оказался всего в нескольких футах от сидящего на диване Тома Хэммонда, лицом к лицу с ним. Рэй, потрясенный не меньше отца тем, что обнаружил дома двух офицеров ВВС, сидел на стуле слева. Солнечный свет раскрасил стены гостиной белыми полосами. — Физически она прежняя, — с нажимом сказал Роудс. — Просто… дело в том, что у девочки изменилась психика. — Изменилась психика, — повторил Том. Слова падали тяжело, как камни.

— Объект, с которым утром столкнулась ваша жена, — говорил Роудс, — мог появиться из любой точки космоса. Мы знаем о нем только, что он вошел в атмосферу, загорелся и разбился. Теперь: надо найти ту штуку, которая от него отвалилась — черную сферу. Мы с капитаном Ганнистоном чрезвычайно тщательно осмотрели дом, обыскав все с нашей точки зрения доступные для девочки места. Однако, когда мы приехали, она еле ползала, поэтому догадаться, как она распорядилась сферой, мы не можем. Около половины одиннадцатого, когда миссис Хэммонд звонила сюда, сфера еще была у вашей дочки.

Том закрыл глаза, потому что комната завертелась. Когда он опять открыл их, полковник по-прежнему был там.

— Эта черная сфера. Что она такое?

— Этого мы тоже не знаем. Как я уже сказал, ваша дочь, кажется, слышала, как сфера издает некие неслышные остальным звуки — по ее выражению, «поет». Возможно, это был аудиомаяк, каким-то образом настроенный на излучение мозга вашей девочки — я же говорю, мы не знаем. Но и я, и капитан Ганнистон оба считаем, что… — Полковник замолчал, пытаясь придумать, как сказать. Ничего не попишешь, обходного пути не было. — Мы оба считаем, что произошел обмен.

Том молча не сводил с него глаз.

— Ментальный обмен, — пояснил Роудс. — Ваша дочь… не та, кем кажется. Она по-прежнему выглядит маленькой девочкой, но это не так. Что бы ни находилось в вашем кабинете, мистер Хэммонд, это не человек.

Том тихо охнул, словно задохнувшись от сильного удара.

— Мы думаем, что этот обмен был вызван черной сферой. Почему или как это произошло, мы не знаем. Мы имеем дело с чертовски странными вещами — что, по-моему, слишком мягко сказано, а? — Он натянуто улыбнулся. Лицо Тома по-прежнему ничего не выражало. — Я здесь не просто так, — продолжил полковник. — Когда объект начал падать и следящий компьютер подтвердил, что это не метеорит и не вышедший из строя спутник, мне поручили спецзадание. Я шесть лет занимался проектом «Синяя Книга» — исследование посадочных площадок НЛО, беседы с очевидцами, выезды на место происшествия в самые разные точки страны. Поэтому феномен НЛО мне знаком.

30
{"b":"18745","o":1}