ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Коди свернул на Вторую улицу, избежав столкновения с парой бродячих собак, и двинулся к дому Хурадо.

19. ТОЛЬКО ОДИН ВЕЧЕР

Пока Коди плел небылицы о Бормотуне, Рэй Хэммондс глазел в окно своей комнаты, размышляя о том, что будет, если он уйдет в самоволку.

Получу по жопе, вот что, решил он. И за дело.

И все же…

Он сидел у себя уже третий час, воткнув наушники в ящик и слушая записи Билли Айдола, Клэша, Джоан Джетт и «Хьюман Лиг». Одновременно Рэй трудился над пластиковой моделью супертяжелого бомбардировщика «гоу-бот». Минут двадцать назад заходила мать; она принесла ему сэндвич с ветчиной, чипсы и пепси и сказала, что Дифин все еще неподвижно стоит в кухне. Лучше сиди тут и не путайся под ногам, пока военные не увезут это существо, сказала она. Рэй видел, что эта мысль разрывает матери душу, но какой у нее оставался выбор? Существо на кухне больше не было Стиви — против факта не попрешь.

Было странно думать, что сестра исчезла, а ее тело стоит на кухне. Рэй всегда воспринимал Стиви как мартышку, сующую нос в его фонотеку, модели, а один раз даже отыскавшую запрятанные в глубины шкафа журналы «Пентхауз», но, конечно же, он любил маленькую паршивку, она прожила с ними около шести лет, а теперь…

А теперь, подумал он, исчезла, но ее тело осталось. Что же имела в виду Дифин, когда сказала, что Стиви — под защитой? Исчезла Стиви навсегда или нет? Странно. Очень странно.

Из окна Рэя, выходившего на Селеста-стрит, была видна светившаяся чуть поодаль между обувным магазином и аптекой Рингуолда синяя неоновая вывеска. Вывеска гласила: «Зал игровых автоматов». Там-то сегодня вечером и соберется вся компания — побалдеть, поиграть на автоматах и потрепаться насчет вертолета, который днем сел в Престон-парке. Все кому не лень будут распускать слухи направо и налево, буквально исходя байками. И клевых телок там будет навалом. Набьется полно народу — Щепы, качки и любители вечеринок, но правду будет знать только он.

Ништяк, сказал себе Рэй. У меня сегодня ухайдокали сестру, а я думаю о девчонках. Ну и говнистый же ты мужик, Рентген.

Но двадцать минут назад мать сказала ему то, что он слышал сотни раз: не путайся под ногами.

Можно подумать, это его второе имя. Рэй Не-путайся-под-ногами Хэммонд. Это он слышал без конца — если не от старших ребят в школе, то от собственных предков. Даже Пако Ле-Гранде сегодня велел ему не путаться под ногами. Рэй знал, что с девчонками он — ноль, красотой не блещет, спортивными талантами не обладает и все, на что способна такая личность — не путаться под ногами.

— Чтоб тебя, — очень тихо сказал мальчик. «Зал игровых автоматов» манил. Но ему велели оставаться здесь, и он нимало не сомневался: меньше всего полковник Роудс желает, чтобы он ушел из дома рассказывать всем встречным и поперечным, что Инферно посетил инопланетянин. Забудь, мысленно приказал себе Рэй. Сиди тут и не путайся под ногами.

Но один раз — один! — он мог широким шагом войти в «Зал» и побыть личностью, даже не говоря ни слова ни одной живой душе.

Прежде, чем Рэй понял, что делают его пальцы, они уже отстегивали оконный шпингалет. Самоволка — серьезный проступок, подумал он. Типа «батя-мне-башку-оторвет». Проступок без внятных оправданий.

Только один вечер.

Он приподнял раму на три дюйма. Окно слабо скрипнуло.

Еще можешь передумать, заметил он себе. Однако по расчетам мальчика, предки некоторое время не должны были его хватиться. Он успевал сходить в игровой зал и вернуться до того, как родители поймут, что он вообще уходил.

Он поднял окно еще на несколько дюймов.

— Рэй? — стук в дверь и голос отца.

Мальчик замер. Он знал, что без приглашения отец не войдет.

— Да, сэр?

— Ты в норме?

— Да, сэр.

— Послушай… извини, что я на тебя наехал. Просто… сейчас всем тяжело, понимаешь. Мы не знаем, что делает Дифин, и… и хочется, чтобы Стиви вернулась, если это возможно. Может быть, и нет. Но надеяться-то можно, а? — Том умолк, и во время этой паузы Рэй чуть не опустил фрамугу на место, но в стеклах очков пылал синий неон вывески зала игровых автоматов. — Хочешь выйти? Думаю, ничего страшного в этом не будет.

— Я.. — О, Господи, подумал он. — Я… просто собирался послушать музыку, пап. Через наушники. Просто посижу тут, чтоб не путаться под ногами.

Молчание. Потом: «Ты уверен, что все в порядке?»

— Да, сэр, Уверен.

— Хорошо. Ну, как надумаешь, выходи. — Рэй услышал, как шаги отца удаляются по коридору к кабинету. Тихо зажурчали голоса: папа разговаривал с мамой.

Если он собирался уйти, было самое время. Рэй поднял фрамугу до конца, с колотящимся сердцем выбрался наружу, опустил окно и побежал по Селеста-стрит к залу игровых автоматов. Уж что-что, а бегать он умел.

Однако Рэй обнаружил, что народу в зале куда меньше, чем он ожидал — честно говоря, там возле игральных автоматов крутилось всего шесть или семь пацанов. По выкрашенным в глубокий фиолетовый цвет стенам зала были разбросаны искристые звезды. С потолка на проволочках свисали раскрашенные флюоресцентными красками планеты. Вентиляторы заставляли их вращаться по маленьким орбитам. Игральные автоматы — «Галакшэн», «Ньютрон», «Космический охотник», «Меткий стрелок» и еще около десятка других — гудели и светились, требуя внимания. Динамик над автоматом «Космический охотник» то и дело вызывающе гремел металлическим голосом: «Внимание, земляне! У кого хватит духу сразиться с Космическим охотником? Приготовиться к действию! Приготовиться быть уничтоженными!»

У задней стены на складном металлическом стуле сидел владелец заведения, немолодой мужчина по фамилии Кеннишо, и читал журнал «Любитель свежего воздуха». Рядом с ним стоял разменный автомат, а на стене висела табличка, которая требовала: «НЕ ВЫРАЖАТЬСЯ, НЕ ЗАКЛЮЧАТЬ ПАРИ, НЕ ДРАТЬСЯ».

— Рентген! Как жизнь, мужик?

Рэй увидел Робби Фолкнера, который стоял с Майком Ледбеттером возле «Галакшэна». Оба только-только перешли в среднюю школу и были хорошо зарекомендовавшими себя членами клуба «Нерд». — Йо, Рэй! — крикнул Майк еще не потерявшим детской пискливости голосом. Рэй пошел к ним, радуясь, что видит хоть кого-то знакомого. Он заметил, что в глубине зала играет в пинболл один из Щепов. Парня прозвали Светофор, потому что волосы на макушке он красил в красный цвет, а на висках — в зеленый.

— Как дела? — Робби сунул Рэю пятерню, Майк же был поглощен тем, как бы выиграть у «Галакшэна» еще несколько очков.

— Нормально. А у тебя?

— В порядке. Мужик, полный забой с этим вертолетом, а? Я видел, как он взлетал. Озвереть можно!

— Я тоже его видел, — подал голос Майк. — А слышал знаете что? Упал-то вовсе не метеорит, черта с два! Это был спутник, который запустили русские. Один из смертельных спутников, вот почему он радиоактивный.

— Ага, а знаете, что слышал Билли Теллман? — Робби нагнулся поближе, сгрудив ребят, чтобы поделиться секретом. — Не метеорит это был и не спутник.

— А что ж это было? — Голос Рэя оставался спокойным.

— Реактивный самолет. Сверхсекретный реактивный самолет, который разбился. Билли Теллман сказал, что один его знакомый мужик поехал посмотреть, да только вояки перекрыли Кобре-роуд. Поэтому тот хмырь пошел пешком. Шел, шел и наткнулся на кран, который вытаскивал из земли какие-то куски, а вокруг было полно народу в радиационных костюмах. И все равно этого мужика тормознули, и записали его фамилию и адрес, а еще сняли отпечатки пальцев на такую маленькую белую карточку. Сказали, что могут засадить его в тюрягу за то, что шныряет там и вынюхивает.

— Охренеть, — сказал Майк.

— Угу. Вот, значит, спросили этого мужика, что он видел. Он сказал, и тут-то ему приоткрыли тайну. Билли говорит, он слыхал, будто это F — 911, и у вояк он был только один.

— Ух ты, — сказал Рэй.

— Мужик, смотри, какая! — прошептал Майк, воровато кивая на стройную блондинку, повисшую на плече у играющего на «Метком стрелке» парня. — Это Лори Рэйни. Говорят, она может хром с машины обсосать, мужики!

40
{"b":"18745","o":1}