ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она отвернулась от небесной решетки и черной пирамиды, но они стояли перед глазами, уродливые, как открытые раны.

Они подошли к дому Хэммондов. Сержант постучал в дверь, подождал и, не получив ответа, постучал снова.

— Никого нету, — сказал он. — Как думаешь, тебя пошли искать?

— Я здесь, — ответила она, не вполне понимая. Существо «Сержант» было разрушителем языка.

— Я-то знаю, что ты здесь, и Бегун — тоже, но… специалистка ты, барышня, по крученым мячам, точно.

— По крученым мячам?

— Ага. Крученый мяч, фастболл, спитболл, бейсбол.

— А. — По губам Дифин быстро пробежала улыбка узнавания. Она вспомнила представление из тээ-вээ. — Осторожность!

— Точно. — Сержант нажал на ручку двери, и та открылась. — Глянь-ка! Видно, уходили шибко впопыхах. — Он просунул голову в дверь. — Эй, это Сержант Деннисон! Есть кто дома? — Как и думал Сержант, никто не отозвался. Он закрыл дверь и оглядел улицу. Кое-где в окнах трепетали огоньки свечей. Учитывая неразбериху последнего часа, понять, где же Хэммонды, было совершенно невозможно. — Хочешь пойти поискать своих? — спросил он у Дифин. — Может, мы сумеем их отследить…

Голос Сержанта потонул в шуме винтов вертолета, который пронесся у них над головами в шестидесяти или семидесяти футах над землей, держа курс на запад. Дифин не удержалась на ногах, ее протолкнуло вперед. Она обеими руками вцепилась в Сержанта и стала вплотную к нему, дрожа всем телом.

Напугалась до смерти, подумал Сержант. И кожа холодная, и… Господи, такая пацанка, а как крепко хватается! В пальцах у Сержанта ощутимо покалывало, будто рука попала в сделанные из низковольтного кабеля силки. Ощущение не было неприятным — только странным. Он увидел, что Бегун, тоже перепуганный вертолетом, носится вокруг них кругами.

— Бояться нечего. Это просто машина, — сказал он. — А твои очень скоро должны вернуться.

Дифин крепко держала его за руку. Электрическое покалывание поднималось по предплечью. Сержант снова услышал, что у девочки урчит в животе, и спросил:

— Ты вообще-то обедала?

Она все еще была слишком напугана, чтобы говорить.

— А то до моего дома, можно сказать, рукой подать. Два шага, на Брасос-стрит. Там… это… свинина с бобами и хрустящая картошка. — Покалывание добралось до локтя. Она не отпускала. — Как насчет миски свинины с бобами? А потом я опять сведу тебя сюда, и мы подождем твоих папку с мамкой. — Сержант не разобрался, одобряет девчушка такие планы или нет, но, когда он сделал первый шаг, Дифин последовала его примеру. Он спросил: — Тебе когда-нибудь говорили, что ты странно ходишь?

Они пошли в сторону Брасос. Рука Дифин приросла к руке Сержанта. Энергия, которую выделяла девочка, мерно пульсируя, растеклась по нервным окончаниям Сержанта в плечо, шею и дальше, в кору мозга. У него немного болела голова. Опять железяка завела свою песенку, подумал Сержант.

Бегун трусил рядом. Сержант сказал собаке:

— Ох и шибко ты любишь попрыгать…

Укол боли в голове. Короткий, словно проскочила искра в свече зажигания.

Бегун испарился.

— О-хо-хо, — пробормотал Сержант. Свечу замкнуло.

И Бегун опять появился. Попрыгун, да и только.

Лицо Сержанта заливал пот. Что-то случилось — вот только он не знал, что. К руке накрепко приклеились пальцы девочки, голова болела. Бегун побежал вперед, чтобы подождать на крыльце, свесив розовый язык.

Дверь была незаперта — как всегда. Сперва Сержант впустил Бегуна, потом взялся искать масляную лампу и спички, и Дифин, наконец, выпустила его руку. Но свеча зажигания в мозгу у Сержанта искрила, и одна сторона тела Деннисона — та, с которой стояла девочка — наполнилась колким огнем. Сержант зажег лампу. Сияние отчасти разогнало тени — но это были хитрые тени, так что Бегун то был виден, то пропадал.

— Барышня, — сказал Сержант, опускаясь на стул в безукоризненно чистой комнате с выметенным и вымытым полом, — мне… не больно хорошо. — Бегун запрыгнул к нему на колени и лизнул в лицо. Он обнял Бегуна. Девчушка наблюдала за ним, стоя у самой границы света и тьмы. — Господи… голова моя, голова. Ей-Богу, там будто взвод барабанщиков… — Сержант моргнул.

Его руки обнимали пустоту.

Под черепом шипело. По лицу струился холодный пот.

— Бегун? — прошептал Сержант, и его голос сорвался, отказал, лицо исказилось. — Бегун? О Господи… о Господи… не приноси палочку. — Веки Сержанта затрепетали. — Не приноси. Не приноси палочку!

Дифин стояла рядом. Она поняла, что он смотрит в то измерение, куда ей не заглянуть, и очень тихо сказала:

— Рассказать мне. Что есть Бе-гун?

Сержант застонал. Свеча зажигания сработала, призрачное видение — сидящий у него на коленях Бегун — то появлялось, то исчезало, как картинка в стробоскопе. Руки цеплялись за пустоту.

— О Боже милостивый… не надо… не надо приносить палочку, — умолял он.

— Рассказать мне, — повторила Дифин.

Сержант повернул голову. Увидел ее. Бегун. Где Бегун? Обитающие в его сознании мрачные существа качнулись к свету.

Глаза Сержанта обожгло слезами.

— Бегун… принес палочку, — сказал он — и принялся рассказывать остальное.

26. ДОМ КРИЧА

— Наткнулся на нее в одном квартале от церкви. Она шла прямо посередь улицы, — объяснил Керт Локетт. — Кабы не успел я вовремя врубить тормоз, лететь бы ей вверх тормашками.

Шериф Вэнс снова посмотрел на Джинджер Крич, которая стояла у него в кабинете босиком. От двери тянулся кровавый след. «Изрезала ноги стеклом, не иначе, — подумал он. — Господи, баба-то созрела для желтого дома!»

Джинджер неподвижно смотрела прямо перед собой. С волос свисало несколько оставшихся бигуди. Густо запудренное пылью лицо превратилось в бледную маску.

— Вот те крест, она меня так напугала, что я чуть в штаны не наклал, — сказал Керт, бросив быстрый взгляд на Дэнни Чэффина. Помощник шерифа еще раз обошел вокруг Джинджер. — Я ехал в винный. Не знаешь, где человеку можно раздобыть выпить?

— Винный закрыт, — сказал Вэнс, поднимаясь со стула. — Это мы сделали в первую голову.

— Уж наверно. — Керт потер губы и нервно улыбнулся. Он чувствовал себя трясущейся развалиной, и Джинджер Крич, шагавшая по улице наподобие зомби с вышибленными мозгами, тоже не добавила ему спокойствия. — Просто… понимаешь, мне бы чего-нибудь… ну… ночку скоротать. — Из-под расстегнутого воротничка мятой белой рубашки свисал новообретенный галстук.

— Джинджер? — Вэнс помахал рукой у нее перед лицом. Она моргнула, но продолжала молчать. — Ты меня слышишь?

— Я ищу своего пацана, — сказал Керт. — Кто-нибудь из вас видел Коди?

Вэнсу пришлось рассмеяться. Полчаса назад он ездил на Окли-стрит за своим помощником Чэффином к нему домой, и чувствовал себя так, будто провел с Селестой Престон десять раундов. Потом он взялся объяснять Вику и Арлин Чэффин про космолет, и Арлин принялась плакать и причитать, что настал конец света. Селесту Вэнс вернул к ее машине, и последнее, что увидел — как она в своем большом желтом «кадиллаке» двинулась на запад. Рулит к себе на гасиенду, прятаться под кровать, не иначе, подумал он. Ну и хрен с ней — кому охота, чтоб она тут околачивалась!

— Керт, — сказал он, — ты, как не проспишь полсуток, так делаешься опасным. Около девяти тридцати твой мальчишка устроил в зале игровых автоматов сущий ад — затеял драку между командами, отчего целая компашка загремела в клинику. Что при том количестве пострадавших, какое мы имеем, нужно доктору Мак-Нилу, как собаке пятая нога.

— Коди… подрался? — Керт абсолютно потерял счет времени. Он взглянул на часы и увидел, что они остановились в две минуты одиннадцатого. — Он в порядке? В смысле…

— В порядке, в порядке. Правда, чуток побитый. Он отправился в клинику.

То бишь получим счет от врача, подумал Керт. Дуролом окаянный! У таракана мозгов и то больше!

— Джинджер? Это Эд Вэнс. Дэнни, дай-ка мне со стола фонарик. — Шериф схватил его, включил и нацелил в незрячие глаза женщины. Она еле заметно дрогнула, руки, висящие вдоль тела, окостенели. — Джинджер? Что случилось? Как вышло, что ты…

53
{"b":"18745","o":1}