ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вертикальная линия около пятнадцати футов длиной раскрывалась, подобно глазу циклопа. Капитан Тэггарт бросил вертолет вниз и пронесся мимо расселины. Сидевшего рядом с ним Роудса и Ганнистона, занимавшего место наблюдателя вдавило в спинки кресел. Они увидели, как разъезжаются пластины чешуи. Сочившееся наружу сияние больше напоминало светящийся туман, чем земной свет. Окаймленные серым края щели напоминали больные десны и казались влажными.

— Держись подальше от решетки, — предостерег Роудс Тэггарта, который снова начал набирать высоту, хотя знал, что Тэггарт осознает последствия столкновения с этой хреновиной не хуже его самого. Рокот продолжался — это, соскальзывая одна с другой, расцеплялись пластины. Теперь отверстие составляло в ширину примерно сорок футов. Тэггарт поднимал вертолет параллельно щели, с помощью обоих рычагов управления установив углы лопастей так, что машина стала на дыбы. По обе стороны от отверстия и с его краев сочились струйки вязкой слизистой жидкости, заливая чешуи внизу. Роудс подался вперед, натянув ремень безопасности, но увидел внутри щели лишь темноту — с тем же успехом он мог бы вглядываться в мутную илистую воду.

— Хотите, чтобы я подобрался поближе? — спросил Тэггарт.

— Черт побери, нет! — взвизгнул Ганнистон, вцепляясь в подлокотники.

— Сохраняй такое же положение, — велел Роудс.

Раздвинулись еще несколько пластин, потом шум резко оборвался.

Над отверстием заклубился туман, пополз вверх. Винты разорвали его в клочья. Тэггарт проверил приборы: кончалось горючее. Чуть раньше они пролетели вдоль решетки с востока на запад и с севера на юг и обнаружили, что она простирается на семь с лишним миль во все стороны. Ее высшая точка находилась примерно в шестистах футах точно над вершиной пирамиды. Силовые линии уходили оттуда под уклон, пронзая землю у границ решетки. Внизу, среди развалин автодвора Кейда, виднелись тускло-красные центры возгорания. Поднимавшийся от них горячий воздух тряс вертолет.

— Вид у штукенции такой, словно на ней растет шкура, — сказал Ганнистон, с отвращением вглядываясь в гладкие черные пластины.

Роудс наблюдал за отверстием. Под купол плыли полотнища черного дыма, на несколько секунд они скрыли пирамиду из вида. Когда дым рассеялся, полковник подумал, что видит внутри разлома какое-то движение: из тумана к ним плыла тень. Он не знал, что это такое, но понял, что они слишком близко от пирамиды, чтобы чувствовать себя уютно.

— Улетаем, — взвинченно сказал он.

Тэггарт изменил наклон винтов, начиная выводить вертолет влево.

И тут из тумана появилось то, что заметил Роудс. Ганнистон ахнул: «О Господи!», а Тэггарт поддал газу, изменил направление и понесся прочь с такой скоростью, что всех подняло с мест. Даже в дичайших кошмарах он не видел ничего похожего на то, что вылетело из отверстия в пирамиде и вознеслось в бурный воздух.

29. ПОЕДИНОК

Из черной пирамиды появился вертолет — непохожий ни на одну из когда-либо создававшихся на Земле машин. Вместо винтов вдоль прилизанного черного корпуса быстро трепетали треугольные металлические крылья, делая этот летательный аппарат похожим на гигантскую стрекозу. Рубка, точная копия отсека, в котором сидели Тэггарт, Роудс и Ганнистон, сделанная из чего-то вроде сине-зеленого матового стекла, множеством фасеток напоминала глаз насекомого. Больше всего потрясал и пугал (Тэггарт неспроста ухватился за рычаг и так быстро дал деру) хвост этого летательного аппарата: он представлял собой сплетение клейких черных мускулов и заканчивался костяным шаром, который был усажен шипами, как булава рыцаря. Хвост яростно хлестал из стороны в сторону, мышцы то сокращались, то расслаблялись.

— Двойник, — сказал Роудс.

Правая рука Тэггарта лежала на рычаге циклического контроля, левая — на поворачивающемся наконечнике руля. Пилот полностью сосредоточился на работе, подавая вертолет назад так, чтобы не врезаться в здание банка и не въехать в решетку. Перед рубкой вихрился дым. Машина-стрекоза, не меняя положения, медленно изгибалась, следя своим глазом насекомого за земным летательным аппаратом. Ганнистон сказал: «Что?»

— Двойник, — повторил Роудс, думая вслух. — Зеркальное отражение. По крайней мере… может быть, такими нас видит пришелец. — Тут его снова осенило. — Господи… там, внутри, должно быть, фабрика!

Да машина ли висела перед ними в воздухе? Уж не была ли она живой? Да, «стрекоза» была двойником их собственного вертолета, но, судя по тому, как работали ее крылья и мышцы, вполне могла оказаться живым существом — или еще более диковинной штукой, гибридом машины с инопланетной формой жизни. Чем бы она ни была, Роудс, глядя на нее, никак не мог стряхнуть испуганное недоумение.

Вдруг оцепенение слетело с полковника: стрекоза бесшумно, со смертоносным изяществом метнулась вперед.

— Ходу! — гаркнул Роудс, но надрывался он зря: рука Тэггарта на рычаге управления заставила мотор пронзительно взвыть. Вертолет стремительно понесся назад и вверх, разойдясь с выступающим краем крыши здания банка примерно футов на восемь. Ганнистон, лицо которого превратилось в выбеленную потрясением маску, вцепился в поручни кресла, как кот на американских горках. Стрекоза вильнула, быстро выправила курс, нацелилась кверху и двинулась за ними.

Вертолет поднялся в облака дыма и пыли. Тэггарт летел вслепую, он ослабил рукоять управления и пустил машину по крохотному кругу. Мотор фыркал в грязном воздухе. Когда Тэггарт делал второй виток, Ганнистон завопил: «По правому борту!»

Вынырнув из марева справа от них, стрекоза яростно описала круг, имитируя их собственный маневр, и на них понесся увенчанный шипастым шаром хвост. Тэггарт дернул вертолет влево; машина накренилась, и хвост стрекозы промелькнул так близко, что Роудс с Ганнистоном разглядели бритвенно-острые края шипов. Потом его окутали клубы дыма. Вертолет продолжал снижаться. Роудс понял, что несколько ударов этого окаянного хвоста разорвут машину в куски. Думать, что же будет с людьми, не хотелось. Вертолет камнем падал вниз, пока у Тэггарта желудок не подкатил к горлу. Они пролетели сквозь облака. Пилот выровнял вертолет, собираясь садиться, и примерно шестьюдесятью футами ниже увидел дома Окраины, людей на улицах и сияние свечей в окнах. Он снова круто развернулся, прожужжав над автодвором — и тут из дыма и пыли появилась стрекоза. Набирая скорость, она бросилась на них.

— Жми в пустыню! — сказал Роудс. Тэггарт с блестящим от пота лицом кивнул и дал полный газ. Стоило вертолету прыгнуть вперед, стрекоза изменила курс и следующим маневром перерезала им дорогу.

— А, ч-черт! — сказал Тэггарт, меняя направление полета. Стрекоза проделала то же самое. — Эта сволочь играет с нами!

— Садись! — взмолился Ганнистон. — Господи Иисусе, посади нас!

Стрекоза кинулась вниз и с ужасающей скоростью снова пошла вверх, целясь вертолету в брюхо. Тэггарт успел только поднять машину на дыбы, на хвостовой винт, и начать молиться.

В следующую секунду они столкнулись. У экипажа захватило дух и перетряхнуло мозги. Страдальческий, пронзительный визг металла перекрыл даже крик Ганнистона. Все, что не было привинчено к полу — бортжурнал, карандаши, запасные шлемы, летные куртки — летучими мышами парило вокруг головы. Армированное стекло кабины пошло трещинами, сделавшись похожим на лоскутное одеяло, однако не разлетелось. Повинуясь инстинкту, Тэггарт опять бросил машину влево. Двигатель заикался и захлебывался, грозя заглохнуть. Не прерывая смертоносный пируэт, стрекоза унеслась вверх, описывая круг за кругом. С хвоста миниатюрными кометами срывались куски вертолетного металла.

На панели управления моргнула красная лампочка: неисправность шасси. Роудс понял, что полозья или изуродованы, или сорваны.

— Отчикала нам полозья! — прокричал Тэггарт, чувствуя, как паника начинает сдавливать горло. — Подстригла, сволочь!

— Вот она! — Сидевший возле уцелевшего окна Ганнистон увидел стрекозу. — Делай три часа! — завопил он.

58
{"b":"18745","o":1}