ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чувствуя, как лопасти винтов отзываются на движение рукояти, Тэггарт придавил ногой педаль заднего винта, отчего машина помчалась кверху. Заново выровняв машину, он налег на рукоять и стрелой помчался в пустыню, на восток от Инферно.

— Приближается! — предупредил Ганнистон, осмелившийся выглянуть в заднее смотровое окно. — Эта штука сидит у нас на хвосте!

Роудс увидел, что загорелась лампочка, предупреждающая о нехватке горючего. Указатель воздушной скорости продвигался к ста двадцати. Омытая фиолетовым светом пустыня проносилась почти в девяноста футах под ними, а на горизонте появилась восточная граница решетки. Ганнистон испустил сдавленный крик ужаса: появившись справа, стрекоза поравнялась с ними, отделенная от вертолета двадцатью или тридцатью ярдами. Треугольные крылья слились в сплошное пятно. Стрекоза примерно на пять секунд зависла на месте, потом метнулась вперед, быстро набрала высоту и исчезла в дымке под куполом решетки.

Растрескавшееся стекло мешало Тэггарту видеть. Выполнив быстрый спиральный разворот, который вдавил Роудса с Ганнистоном в кресла, он снизился на двадцать футов и помчался обратно в сторону Инферно.

— Где она? Куда делась эта сволочь? — пробормотал он. — Полковник, вы ее видите?

— Нет. Ганни?

Ганнистон едва мог говорить. Он выдавил еле слышное «Нет, сэр».

Чтобы не истощить резерв горючего, Тэггарту пришлось сбавить ход, и стрелка указателя скорости задрожала у отметки «шестьдесят». Пилот сказал:

— Ворочается, как трактор! Небось, под брюхом болтается черт знает что. А проклятая сука смылась, словно мы с места не двигаемся.

Сквозь трещины в стенах кабины с пронзительным свистом входил воздух, рычаг управления ворочался вяло. Вертолет летел на последнем издыхании.

— Надо сажать машину! — решил Тэггарт. — Придется садиться на брюхо, полковник!

Они опять приближались к Инферно.

— Сперва промахни город! — сказал Роудс. — Заводи с другой сто…

— Господи! — взвизгнул Тэггарт — сверху, можно сказать, прямо на них, падала стрекоза. Ему на миг показалось, что в многофасеточном стекле он видит свое перекошенное отражение — чужой, нездешний облик. Пилот положил вертолет на правый бок, пытаясь проскочить мимо, но тварь была слишком близко. Ее хвост с размаху летел прямо на него. Тэггарт затаил дыхание.

Хвост проломил стекло, наполнив кабину тысячей кусачих шершней. Осколки исполосовали Роудсу лоб и щеки, но глаза полковник спас, успев загородиться руками. И увидел, что стало с Тэггартом.

Шипы, которыми заканчивался хвост, погрузились в грудь Тэггарта. Голова, левая рука и почти вся верхняя часть торса исчезли в кровавой метели среди проблесков металла и летящего стекла. Не останавливаясь, хвост стрекозы, будто консервный нож, прорезал спинку пилотского кресла. Ганнистон увидел, как сокращающиеся черные мышцы и шипастый шар со скоростью товарного поезда пронеслись мимо него, разорвали бок вертолета и исчезли снаружи. Он истерически расхохотался. Лицо было залито кровью Тэггарта.

Закрутившись по небу, бесповоротно поврежденный вертолет размашисто описал некое подобие круга. Роудс ошеломленно смотрел сквозь разбитое стекло, как растет северная стена банка.

Он не мог двигаться. Не мог думать. Повсюду была чья-то кровь. Кресло пилота занимал ком, которому там было вовсе нечего делать, однако рычаг управления сжимала серая рука, которая должна была кому-то принадлежать. Выли сигналы тревоги. По всей приборной панели мигали красные лампочки. Крыши Инферно быстро шли вверх, и у Роудса возникло жуткое ощущение, будто он сидит неподвижно, в то время, как мир и ветер пришли в ужасающее движение. Над ними выросло здание банка. Сейчас разобьемся, спокойно подумал полковник. Тут он услышал смешок, и этот неуместный звук снова заставил шарики у него в голове закрутиться: через несколько секунд они расшибутся о здание банка.

Роудс потянулся к рычагу управления, но мертвые мышцы серой руки, которая стискивала его, уже свело, и рычаг не двигался. Полковник моргнул, увидел перед креслом второго пилота, в котором сидел, рукоять правого поворота, и схватился за нее. Винты не отреагировали. Управление сдохло, подумал он. Нет, нет… переключатель переноса…

Потянувшись через труп Тэггарта, Роудс ткнул в шарнирный рычаг переброски управления на приборном щитке. С его стороны зажглись предупредительные лампочки. Он уже больше двух лет не летал на вертолете пилотом, но времени на проверку курса не было. Полковник притиснул ногой педаль, приводящую в действие задний винт, левой рукой отклонил рычаг управления, и одновременно правой сбросил скорость. Здание горой высилось перед ним, и в тот самый момент, когда вертолет отозвался и начал крутой поворот, Роудс понял, что места не хватит.

— Держись! — крикнул он Ганни.

Когда вертолет сворачивал в сторону, задний винт разбил одно из уцелевших окон второго этажа и разрубил письменный стол. Главные винты прошлись по кирпичу, высекая фонтаны искр. Хвостовой винт врезался в стену, маслопровод порвался, и масло вспыхнуло. Полностью потерявший управление вертолет продолжал разворачиваться, брыкаясь, как разъяренный мустанг.

Роудс увидел, что стрекоза, крепко прижав крылья к спине, молотя шипастым хвостом, бросилась на них. Он выкрутил рычаг до отказа. Вертолет страшно содрогнулся и завис, ожидая, что будет разбит о здание.

Раздался такой звук, словно кто-то надрывно втянул в легкие воздух, и, прыгнув вперед, вертолет упал еще на двадцать футов.

Прожужжав у Роудса над головой, стрекоза ударилась в стену банка и разбилась, как насекомое о мухобойку. Она смялась с сырым мягким шлепком, на кирпичи полетели какие-то темные куски. Роудса поглотил вал янтарной жидкости, а потом вертолет, захлебываясь, вырвался из дождя инопланетной субстанции, и полковник увидел Кобре-роуд, которая шла вверх, чтобы принять их.

Вертолет сел брюхом на мостовую, подпрыгнул и снова плюхнулся на землю. Его протащило по Кобре-роуд, мимо Престон-парка, где он отшвырнул припаркованный там коричневый грузовичок-пикап, и волокло еще футов шестьдесят. Мотор заглох, но винты крутились. Остановился вертолет почти впритык к зеркальной витрине «Выгодной покупки», где красные буквы объявляли: «УЕХАЛ ЗА ТОВАРОМ».

— Ну, — услышал Роудс собственный голос — ему просто хотелось убедиться, что он еще жив. Больше полковник ничего не сумел придумать, поэтому еще раз сказал: «Ну». Но тут, почуяв запах горящего масла и услышав потрескивание пламени у хвостового винта, он понял, что, по всей вероятности, разорван бак с горючим и лучше сматываться подобру-поздорову, и обернулся, чтобы убедиться, все ли в порядке с Ганнистоном. Забрызганный кровью и янтарным соком молодой человек смотрел широко раскрытыми глазами и больше уже не смеялся. Роудс сказал: «Пошли!» и отстегнул ремень. Ганни не реагировал, поэтому Роудс торопливо расправился с его ремнем сам и изо всех сил пихнул капитана. «Пошли!»

Они выкарабкались из вертолета. Увидев бегущие к ним четыре фигурки, Роудс крикнул: «Не подходить!» Те повиновались, и Роудс с Ганнистоном, пошатываясь, пошли прочь от покореженной машины. Примерно через восемь секунд взорвался хвостовой отсек. В витрину «Выгодной покупки» влетел кусок металла размером с противень. Через три секунды после первого взрыва вертолет объяло оранжевое пламя, и под купол решетки, к облакам, снова поднялся черный дым.

Ганнистон повалился на тротуар перед книжным магазином и свернулся дрожащим клубком. Роудс остался стоять, не сводя глаз с горящего вертолета. Смерть Тэггарта казалась нереальной, словно она настигла пилота слишком быстро для того, чтобы постичь и осознать случившееся. Полковник посмотрел на здание банка и разглядел блестящую стрекозиную слизь, медленно ползущую вниз по кирпичам. Переключив внимание на черную пирамиду, он увидел, что разлом закрылся.

— Ах ты сука, — прошептал он… и подумал, что где-то внутри пирамиды какое-то существо (или существа), может быть, говорит на языке иного мира то же самое в его адрес.

59
{"b":"18745","o":1}