ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я ее видел! — затараторил какой-то поджарый седой мужчина с золотым зубом прямо в лицо Роудсу. — Видел, как она тута летала, угу!

Пухлая женщина в рабочем комбинезоне носком теннисной туфли ткнула Ганнистона в ребра. «Помер, что ли?» — спросила она. Ганнистон вдруг сел, и женщина проворно отскочила.

Начал стекаться народ, привлеченный горящим вертолетом. Роудс прочесал пятерней волосы — и вдруг оказалось, что он сидит, привалившись спиной к грубому камню стены книжного магазина, хотя как у него подогнулись колени, полковник не помнил. Он весь пропах кровью Тэггарта; ее запах смешивался с другим, кислым, который вернул Роудса в юность, на зеленые холмы Южной Дакоты. Полковнику представилось, будто он солнечным летним днем ловит кузнечиков. Он не забыл острый запах табачно-коричневой жижи, которую кузнечики оставляли на пальцах — «кузнечикова кака», называл он ее. Теперь Роудс был покрыт ею с головы до ног. Эта мысль вызвала язвительную улыбку, которая очень быстро растаяла, стоило только вспомнить разорванное на куски тело Тэггарта.

— Достала ее ваша пташка, — глубокомысленно заметил какой-то плешивый старик, а из обугленной машины вырвался очередной сгусток пламени.

— Черт, да отойдите же от них! Немедленно назад! — через толпу зевак проталкивался Эд Вэнс, прибежавший с Селеста-стрит. Однако даже после такой короткой дистанции шериф стал красным, как рак, и тяжело отдувался. Увидев окровавленных Роудса с Ганнистоном, он остановился. «Мать честная!» Он огляделся, отыскивая пару мужиков покрепче.

— Хэнк! Ты и Билли — идите-ка сюда, поможете отвезти их в клинику!

— Мы в норме, — сказал Роудс. — Просто немного порезались, вот и все. — Он увидел посверкивающие на предплечьях микроскопические кусочки стекла и подумал, что ему предстоит долгий поединок с пинцетом. Подбородок и лоб украшали глубокие порезы. Тот, что на лбу, казался опасным, но пока было не до ран. — Нашему пилоту не повезло. — Полковник повернулся к Ганнистону. — Ты в порядке?

— Ага. Наверное. — То, что Ганни сидел за передними сиденьями, защитило его от основной массы осколков, однако на кистях рук капитана было несколько порезов, а из плеча торчала щепка длиной около двух дюймов. Ганни ухватил ее, выдернул и выкинул.

Роудс попытался встать, но ноги не слушались. Ему помог подняться мужчина помоложе, в красной клетчатой рубашке, и Роудс сказал:

— Староват я стал для этой хренотени.

— Ага, а я с каждой минутой, мать ее за ногу, делаюсь все старше! — Вэнс, наблюдавший за воздушной дуэлью, был совершенно уверен, что вертолет или шлепнется на дома Инферно, или врежется в Первый Техасский банк. Он взглянул на здание, увидел слизь в том месте, где летучее чудовище ударилось о стену, и вспомнил, как прикинувшееся Хитрюгой Кричем существо выглянуло в окно и сказало: «Эта штука мне не нравится». — Послушайте, полковник, нам надо поговорить. Лучше прямо сейчас.

Роудс осторожно разминал сведенные судорогой мышцы рук.

— Надеюсь, если я скажу, что с разговором придется погодить, вы меня поймете.

— Нет, сэр, — сказал Вэнс. — Сейчас.

Настойчивость в голосе шерифа завладела вниманием полковника.

— В чем дело?

— Думаю, лучше немного пройтись, — Вэнс жестом пригласил Роудса следовать за ним, и тот на негнущихся ногах захромал по Кобре-роуд. Вертолет еще изрыгал черный дым и красные языки пламени, и Роудс подумал, что чувствует запах горящего трупа Джима Тэггарта. Когда они оказались там, где толпа не могла их слышать, Вэнс сказал: — По-моему, у меня самого был этот… близкий контакт. Около двадцати минут назад я встретился с кем-то похожим на Хитрюгу Крича… только не совсем, и черта с два это был Хитрюга.

Роудс выслушал историю, не перебивая, и стряхнул потрясение, которое все время возвращало его мысли к серой руке и искромсанному телу. Живые были важнее, и если засевшая в черной пирамиде тварь сумела прокопать под рекой тоннель к домам Инферно, она могла объявиться там, где ей вздумается. Чем бы она ни была, здешний кусок техасской пустоши она только что превратила в поле битвы.

— Что, черт возьми, нам делать? — спросил Вэнс, закончив рассказ.

— Убежать точно нельзя, — спокойно отозвался Роудс. — Некуда. Он вспомнил слова Дифин «Я же-лать поки-дать» и то, в какое неистовство она пришла, когда поняла, что здесь нет межзвездных средств сообщения. Она умоляла, чтобы ее увезли отсюда, а он не послушался. Должно быть, она знала, что за ней гонится другой звездолет. Но почему? И кем — или чем — было то существо, которое Дифин назвала Кусакой?

Роудс потрогал подбородок и поглядел на окровавленные пальцы. Его бежевая вязаная фуфайка превратилась в лоскутное одеяло кровавых пятен. Почти вся кровь была Тэггарта. Полковник чувствовал себя нормально — разве что оставалась легкая дурнота. Неважно. Надо было идти, а об отдыхе и швах думать потом. Он сказал:

— Проводите меня в дом Крича.

3О. ГВОЗДИ В КРЫШКУ ГРОБА

В разбуженном крушением вертолета Инферно воцарилась тишина. Люди, которые бродили по улицам, болтая про пирамиду и гадая, не настал ли Судный День, разошлись по домам, заперли окна и двери и оставались там, в лиловатом полумраке. Иные отправились в безопасность церкви баптистов, где на алтаре горели свечи, а Хэйл Дженнингс с несколькими добровольцами раздавали в их свете сэндвичи и холодный кофе. Отщепенцы потянулись на огни своей крепости в конце Трэвис-стрит. Бобби Клэй Клеммонс пустил по кругу марихуану, но почти всем хотелось просто посидеть, потрепаться под пиво и подбросить идейку-другую относительно того, откуда появилась пирамида и что она тут делает. Сью Маллинэкс и Сисил Торсби остались на посту, в «Клейме», и делали сэндвичи с холодным мясом для тех постоянных клиентов, которые забредали в кафе, опасаясь оставаться один на один с темнотой.

Том Хэммонд в клинике твердой рукой держал фонарь над операционным столом, пока Эрли Мак-Нил и Джесси трудились над искромсанной рукой мексиканца по фамилии Руис, который, шатаясь, пришел с другого берега реки через несколько минут после приземления пирамиды. Рука свисала на красных мышечных волокнах, и Эрли понимал, что ее придется отнять. Он сказал сквозь хирургическую маску: «Ну-ка посмотрим, ребятки, есть ли у меня еще порох в пороховницах», и потянулся за костной пилой.

Пожарные за рекой сдались. Руины мастерских и складов на автодворе Кейда все тлели, в грудах перепутанных обломков раскрывало алые глаза пламя. Мэк Кейд ругался на чем свет стоит, обещая свернуть пожарникам головы и подвесить их к связке ключей, но шланги без напора воды превратились в дряблое полотно, а подходить к пирамиде ближе, чем необходимо, никому не хотелось. Пожарные свернули свое снаряжение и оставили Кейда в бессильной ярости бушевать подле своего мерседеса под неистовый лай обоих доберманов.

Дым пропитал воздух, притаился в ложбине Змеиной реки и серым туманом повис на улицах, заслонив луну и звезды. Но время шло, и стрелки наручных и электрических часов поползли к полуночи.

Внимание миссис Сантос, которая по указанию доктора Мак-Нила покинула клинику, чтобы найти доноров-добровольцев, привлек большой желтый кадиллак, припаркованный в самом конце Селеста-стрит, с видом на реку. Седая женщина за рулем, словно загипнотизированная, не сводила глаз с пирамиды. Зная, кому принадлежит машина, миссис Сантос подошла. Она постучала в окошко, и, когда Селеста Престон опустила его, наружу поплыл прохладный кондиционированный воздух.

— Нам в клинике нужна кровь, — сухо сказала миссис Сантос. — Без шести добровольцев доктор Мак-Нил возвращаться не велел. Не поможете?

Селеста медлила, ошеломленная торчащей во дворе Кейда штуковиной, небесной решеткой и созданием, которое у нее на глазах разбилось о стену банка. Расставшись с Вэнсом, она направилась домой, но что-то заставило ее сбросить скорость, свернуть направо, на Серкл-Бэк-стрит, и проехать через то, что осталось от мечты Уинта. Старый Уинт, небось, уже заворочался в гробу на Юкковом Холме, подумала она. Инферно мало было околеть, поскуливая, как сдыхают сотни других выдохшихся техасских городков. Нет, Господь должен был еще раз стукнуть по гвоздям в крышке гроба. Или, может быть, это было дело рук Сатаны. В воздухе и в самом деле пахло пеклом.

60
{"b":"18745","o":1}