ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гнездо перелетного сфинкса
Блог проказника домового
Здоровое питание в большом городе
Вместе быстрее
Пятьдесят оттенков свободы
Три принца и дочь олигарха
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Дама с жвачкой
Всеобщая история любви
Содержание  
A
A

Они взялись обыскивать развалины мастерской, расчистив несколько кирпичных завалов. Примерно через десять минут трудов Ортега нашел еще одного мертвеца — Карлоса Эрмосу, отца Рубена. По тому, как было скрючено тело, Ортега понял: позвоночник и шея наверняка сломаны. Потный и пыльный Джой на миг задержал на трупе взгляд и молча продолжил свое занятие. Сотворив крестное знамение, Ортега снова принялся отбрасывать кирпичи в сторону.

Работа оказалась тяжелой. Рику казалось, что здание (строение около сорока футов длиной с плоской крышей) целиком обвалилось внутрь. Он пошевелил кусок трубы, и вниз обрушились ломаные кирпичи, а с ними — обугленная кроссовка. Сперва Рик подумал, уж не нога ли это, но кроссовка оказалась пустой. То ли ее хозяина похоронило под обломками, то ли выбило из обувки ударной волной.

Он добрался до металлической балки, и с помощью Зарры сдвинул ее, чуть не вывихнув спину. Когда балка лежала в стороне, Зарра посмотрел на Рика и спокойно сказал:

— Слышишь?

— Что слышу?

— Послушай!

Рик прислушался, но услышал только музыку из магнитофона Кейда.

— Ладно. Я уже тоже не слышу. — Зарра пошел в развалины, отыскивая источник услышанного им шума. Он нагнулся, откинул еще несколько кирпичей и каменных обломков. Потом: — Во! Слышишь, мужик? Вон там!

— Ничего я не слышу.

Рик подошел к Зарре и подождал. Прошло несколько секунд — а потом из глубины развалин к ним донесся заглушенный и неотчетливый, но размеренный стук металла по металлу, и Рик понял, что кто-то подает сигналы.

— Эй! Святой отец! — крикнул он. — Здесь!

Прибежали Ортега с Джоем в покрытой пленкой пыли одежде. Зарра подобрал кусок трубы, несколько раз ударил по кирпичу, и все услышали ответный стук снизу. Ортега стал на колени, светя фонариком в щели между кирпичами в поисках пустот. Зарра продолжал сигналить, и ответом ему был лязг.

— Это Доминго Ортега! — крикнул священник. — Вы меня слышите?

Они подождали, но никакого ответа не услышали. «Помогите», — сказал Ортега и вместе с мальчиками принялся лихорадочно прокапываться вниз через три или четыре фута обломков. Через считанные минуты их руки были ободраны до мяса, из пораненных ладоней Рика сочилась кровь.

— Тихо! — сказал Ортега и нагнулся, прислушиваясь. Опять раздался лязг металла по металлу — кто-то стучал по трубе. — Эй, внизу, вы меня слышите? — гаркнул Ортега.

Наверх донесся слабый сиплый крик:

— Да! О Господи, да! Вытащите нас отсюда!

— Кто вы? Сколько с вами людей?

— Нас трое! Я Грег Фрэкнер! А еще тут внизу Уилл Барнетт и Леон Гарраконе!

— Папа! — завопил Джой. По щекам паренька покатились слезы. — Папа, это я, Джой!

— Мы внизу, в рабочей яме, а сверху на нас навалено полно всякого дерьма, — продолжал Фрэкнер, — хотя ваш свет я вижу!

— Вы ранены?

— Наверное, сломана рука. Да и ребра не сказать чтоб в порядке. Уилл харкает кровью, а Леон опять сомлел. Думаю, у него перебиты ноги. Что за леший на нас свалился, мужик? Бомба?

Ортега уклонился от ответа.

— Двигаться-то можете?

— Немного, только тут шибко тесно. Правда, дышим мы нормально.

— Хорошо. — Ортеге было ясно, что без дополнительной мышечной силы рабочих не освободить. — Ну, вы там поспокойнее. Сейчас нам придется сходить за кирками и лопатами.

— Что угодно, мужик! Слушай… можешь оставить фонарь там, где мне будет его видно? Мне все кажется, я слышу, будто тут внизу что-то роет землю. В смысле — под нами. А я боюсь крыс. Ладно?

— Ладно, — сказал Ортега и втиснул фонарик между двух кирпичей так, чтобы луч светил вниз, в пустоту. — Мы вернемся! — пообещал он, схватил Джоя за плечи и поднял парнишку на ноги.

В лиловом сиянии, под неподвижными черными облаками они двинулись обратно, и у Рика опять возникло неприятное ощущение, что за ними следят. Он обернулся к пирамиде.

Примерно в двадцати футах от них стоял какой-то мужчина. Высокий, тощий, широкоплечий. Он немного сутулился, руки вяло свисали вдоль тела. О лице этого человека Рик мог сказать только, что оно казалось влажным. Мужчина был одет в темные штаны и полосатую рубашку с коротким рукавом, перепачканные землей. Он стоял, наклонив голову на бок, и наблюдал за ними. «Святой отец?» — сказал Рик. Расслышав в голосе Рика неприкрытую нервозность, Ортега остановился. Он оглянулся — и тут все они заметили стоящего, как изваяние, сутулого мужчину.

Первым делом Ортега подумал, что это — один из рабочих Кейда, который только что выкарабкался из развалин, и шагнул вперед.

— С вами все в порядке?

— Кто хранитель? — невнятно, врастяжку спросил мужчина. В его голосе звучал свист вырывающегося из чайника пара.

Священник споткнулся. Он почти не видел лица этого мужчины — только прилизанные седые волосы и влажный поблескивающий лоб — но подумал, что узнал голос. Только обычно этот голос произносил: «Чем могу, падре?» Гил Локридж, понял Ортега. Гил с женой Мэвис вот уже десять лет были хозяевами обувного магазина. «Но Гил не такой высокий, — подумал Ортега. — И не такой широкоплечий… и не сутулится, как этот. Но… голос-то Гила. Разве не так?»

— Я задал тебе вопрос, — сказал мужчина. — Кто хранитель?

— Хранитель? — Ортега тряхнул головой. — Хранитель чего?

Мужчина медленно набрал полную грудь воздуха и медленно, шумно выдохнул, напомнив Рику, как трещал щитомордник, когда он протянул руку к коробке за Клыком Иисуса.

— Не нравится мне, когда со мной… — мужчина запнулся, словно подыскивая верное выражение. — …шутят. Вовсе не нравится. — Он сделал два больших шага вперед, и Ортега попятился. Мужчина остановился, и тут Ортега сумел разглядеть, что по впалым щекам мужчины сползает какая-то слизь. Ввалившиеся глаза Гила были черными, страшными. — Я знаю, что тот, кого я ищу, здесь. Я знаю, что хранитель здесь. Может быть, это ты. — Взгляд на мгновение задержался на Зарре. — Или, может быть, ты. — Глаза метнулись к Рику. — Или ты? — Взгляд вернулся к отцу Ортеге.

— Послушайте… Жиль… как вы выбрались оттуда? То есть… я не понимаю, что вы…

— Тот, кого я ищу — преступник, ведущий подрывную деятельность, — продолжал мужчина. — Враг коллективного разума. Не знаю, как обходятся с преступниками на этой, — он оглянулся, волнообразно изогнув шею, и презрительно произнес: — планете, но уверен, что понятия «закон» и «порядок» вам доступны. Я намерен отдать это существо в руки правосудия.

— Какое существо? — Тут Ортегу осенило: говорил же полковник Роудс про Стиви Хэммонд, — и он необдуманно спросил: — Ту девчушку?

— Девчушку, — повторил голос. Глаза остро заблестели. — Объясни.

Ортега стоял совершенно неподвижно, но внутри у него все сжималось. Он проклинал свой язык. На сыром восковом лице стоявшего перед ним «мужчины» читался ужасающий голод. Это не был Гил Локридж, это была издевательская имитация человека.

— Объясни, — скомандовало существо и сделало скользящий шаг вперед.

— Бегите! — крикнул Ортега мальчикам, которые от потрясения приросли к месту, не в силах пошевелиться. — Убирайтесь! — завопил он, попятился и тут углядел на земле возле своей левой ноги отрезок трубы. Ортега подхватил его и угрожающе занес над головой. Существо наступало, и выбора у священника не было. Паника придала ему сил, и он швырнул обломок трубы в лицо Гилу Локриджу.

Труба шмякнула по влажной физиономии с таким звуком, словно молотком разбили арбуз. Правая щека разорвалась от глаза до угла рта и наружу закапала серая жидкость. Лицо оставалось бесстрастным, не появилась даже гримаса боли. Однако рот искривила еле заметная улыбка, внутри провала блеснули иглы зубов. Дребезжащий голос, в котором звучала довольная нотка, проговорил:

— Я вижу, ты говоришь на моем языке.

Раздался треск раздираемой ткани, хрупкого материала, словно в считанные секунды ломались и заново срастались сотни косточек. Джой Гарраконе с криком бросился бежать, но Рик с Заррой не двинулись с места, скованные ужасом. Сутулая спина мужчины разбухала, хребет прогибался, взгляд был прикован к Ортеге, который застонал и попятился на трясущихся ногах.

67
{"b":"18745","o":1}