ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Я скунс
Интернет вещей. Новая технологическая революция
Там, где кончается река
Девушка по имени Москва
Древний. Час воздаяния
Шесть столпов самооценки
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Содержание  
A
A

Рубашка на существе развалилась и пониже поясницы вздулась выпуклая шишка. Прорвав бледную поддельную кожу, появилась черная перекрывающаяся чешуя, схожая с той, что покрывала пирамиду. Снизу размотался мокрый членистый хвост примерно пяти футов длиной, в три раза толще кнута Зарры. Хвост с костяным пощелкиванием поднялся. Оказалось, что он оканчивается усаженным шипами утолщением размером с футбольный мяч.

— Нет, — услышал Рик свой хриплый голос — и ухмыляющееся, разодранное лицо мигом повернулось к нему.

Отец Ортега повернулся и побежал. Он успел сделать два скачка, а потом чудовище прыгнуло ему вдогонку. Усаженный шипами хвост стегнул вперед, размазавшись смертоносным пятном, угодил священнику в висок и снес полголовы, взметнув фонтан осколков кости и мозга. Ортега с малиновой дырой вместо лица рухнул на колени и медленно, с утонченным изяществом, упал головой в песок.

Монстр круто развернулся и припал к земле, готовый напасть. Хвост с прицепившимися к шипам лохмотьями головы Ортеги ходил из стороны в сторону.

Зарра испустил задушенный визг, попятился и споткнулся о груду обломков. Он с размаху упал на копчик и остался сидеть, хватая ртом воздух. Тварь шагнула к нему.

Рик увидел разбросанные повсюду части машин. Времени рассуждать, следует бежать или нет, не было, поскольку в следующие несколько секунд Зарра должен был оказаться в пределах досягаемости шипастого хвоста. Рик поднял перекореженный колпак и швырнул монстру в голову. Тот махнул хвостом, едва ли не лениво, и отшиб железяку в сторону.

Теперь Рик ни с кем не делил внимание чудовища. Когда монстр двинулся к нему, парнишка подхватил с песка автомобильную дверцу и выставил перед собой, как щит. «Беги!» — крикнул он Зарре, который начал лихорадочно отползать на четвереньках. — «Сваливай!»

Хвост стремительно полетел на Рика. Мальчик попытался отскочить, но существо попало по его импровизированному щиту и высекло сноп искр. Удар сбил Рика с ног и швырнул спиной оземь. Сверху оказалась измятая дверца, которую он так и не выпустил из рук. В ушах зазвенело. Рик с трудом начал подниматься, монстр прыгнул, припал к земле и нанес еще один удар хвостом.

На этот раз дверца вырвалась и отлетела. Рик извернулся и помчался к некрашеному каркасу ягуара-седана, который лежал возле груды ржавого металла в шести футах от него. Когда он нырнул в машину, у которой не было ни окон, ни дверей, за самой спиной раздалось костяное дребезжание хвоста чудовища. Только Рик втянул в машину ноги, как шипастый шар врезался ягуару в бок, отчего корпус содрогнулся и горестно застонал на манер похоронного колокола. Рик выкарабкался через противоположную дверцу, подобрал под себя ноги и кинулся бежать.

Он не знал ни куда делся Зарра, ни куда его приятель побежал: к выходу или вглубь автодвора. Рика объяли зависшие над землей слои темного дыма. В сумраке мерцали яркие рыжие языки пламени. Повсюду лежали груды частей и шасси машин, стояли в ожидании превращения ряды БМВ, мерседесов, корветтов и других роскошных тачек. Попав в этот лабиринт со стальными стенами, Рик не знал, куда бежать. Он оглянулся и, хотя не увидел своего преследователя, это не означало, что чудовища там не было. Парнишка побежал дальше. Легкие с трудом отцеживали воздух от дыма. В следующий момент Рик обнаружил, что путь ему преградил крутой гребень из обрезков железа. Он повернул обратно и пробежал мимо рухнувшего здания, где, распростершись среди кирпичей, лежал мертвец в синей рубашке.

Перед штабелем расплющенных автомобильных корпусов Рик остановился, тяжело дыша и пытаясь сориентироваться. Бывать здесь ему еще ни разу не приходилось, глаза щипало от дыма, и Рик не мог даже нормально соображать. Случившееся с отцом Ортегой казалось нереальным, навеянным мощной дозой травки. Рика затрясло, тело отказывалось повиноваться. Нужно было бежать дальше, но он боялся того, что могло поджидать в дыму снаружи. Рик сунул руку в карман за Клыком Иисуса.

Но не успел парнишка нащупать выкидной нож, как что-то темное, упав сверху, петлей затянулось у него на шее.

Он понял, что это, поскольку слышал костяное пощелкивание гибко соединенных сегментов хвоста. Чудовище было над ним — оно сидело на одной из расплющенных машин. Сердце Рика засбоило, и он почувствовал, как цепенеет лицо, от которого отхлынула кровь. Потом мальчика, едва не задушив, оторвали от земли, и он барахтался, пока чья-то рука не вцепилась ему в волосы.

— Девчушка, — проговорил страшный шипящий голос. Пасть существа была возле самого уха Рика. — Объясни.

— Я не… не… знаю. Клянусь… — Ноги Рика болтались примерно в шести дюймах от земли. Он ничего не знал ни про хранителя, ни про девчушку, и чувствовал, что шарики у него в голове начинают дымиться и заезжать за ролики.

Хвост затянулся туже. Рик плотно зажмурился.

Прошло, может быть, пять секунд. Для Рика они показались вечностью, которую ему не суждено было забыть. Потом голос сказал:

— У меня есть информация для некоего Эда Вэнса. Я хочу встретиться с ним. Он знает, где. Передай ему.

Хвост разжался — щелк, щелк, щелк, — отпустил Рика, и тот упал на колени.

Сперва Рик не мог ни двигаться, ни думать, ни звать на помощь — просто лежал, съежившись, и ждал, что шипы проломят ему голову. Но постепенно до него дошло: тварь собирается даровать ему жизнь. Парнишка пополз прочь, все еще ожидая, что в любую секунду последует удар, и, наконец, заставил себя встать на ноги. Он чувствовал, что тварь следит за ним со своего насеста, но обернуться и посмотреть на нее не смел. Ощущение скользкого костистого хвоста впечаталось в плоть горла, и Рику хотелось скрести там кожу, пока не пойдет кровь.

Он чуть не сорвался на бег, но побоялся, что ноги еще слишком слабы и можно упасть ничком. Обратно парнишка шел той же дорогой, которой, как он считал, добрался сюда. Дым расступался перед ним и снова смыкался за спиной. Рик смутно сознавал, что идет на автопилоте; в голове, словно в полной теней клетке, с быстротой молнии проносились картины убийства чудовищем отца Ортеги и последовавшей погони.

Рик вышел с автодвора примерно сорока ярдами севернее того места, где они входили, не имея ни малейшего представления о том, сколько времени заняло их путешествие. Он продолжал идти на юг вдоль рухнувшей изгороди и, наконец, увидел мерседес Кейда.

Столбняк на заднем сиденье встал на дыбы и немедленно зашелся яростным лаем. На мостовой, подтянув колени к подбородку и обеими руками прижимая к груди кнут, сидел дрожащий Зарра. Он поднял глаза, увидел Рика, удивленно хмыкнул и с трудом встал на ноги.

На краю двора, так сжимая в руке пистолет, что костяшки пальцев побелели, стоял Мэк Кейд. Резко обернувшись, он прицелился в фигуру, которая только что, пошатываясь, появилась из дыма. Примерно пятнадцать минут назад мимо него пронесся Джой Гарраконе, вопивший так, что заглушил даже магнитофон в машине Кейда. Вскоре из дыма вывалился Зарра, лопоча что-то про какой-то хвост, который-де прикончил Доминго Ортегу.

— Стой! — взвизгнул Кейд, широко раскрыв голубые глаза. — Ни с места!

Рик остановился, покачнулся, чуть не упал и сказал:

— Это я.

— Где Ортега? — деланное хладнокровие Кейда лопнуло, как дешевый пластик, и под ним оказался детский ужас. — Мужик, что случилось с попом?

Палец Кейд держал на спусковом крючке.

— Приказал долго жить. Он где-то там, — Рик махнул рукой, которая словно бы налилась свинцом.

— Говорил я вам, не ходите туда! — заорал Кейд. — Скажешь, нет? Говорил я вам, не ходите, кретины сраные! — Он вгляделся в пелену дыма, отыскивая Сыпняка. Несколько минут назад собака, лая и рыча на что-то, влетела туда и не вернулась. — Сыпняк! — гаркнул он. — Вернись, мальчик!

— Надо сказать Вэнсу, — сказал Рик. — Оно хочет его видеть.

— Сыпняк! — Кейд сделал три шага вглубь автодвора, но не смог заставить себя пойти дальше. Он зацепился брюками за гармошку колючей проволоки, и по лицу покатились маслянистые бисеринки пота. — Сыпняк, ко мне!

68
{"b":"18745","o":1}