ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лори заговорила.

— Вы расскажете мне про девчушку, — сказала она с сильным техасским акцентом, в котором звучала дребезжащая металлическая нотка. Кожа девушки блестела, словно была вымазана жиром. — Сейчас же.

Никто не проронил ни слова, никто не шелохнулся. Лори Рэйни огляделась, медленно, толчками поворачивая голову, словно шея соединялась с позвоночником шарниром.

— Про девчушку, — тупо повторил Джек. — Про какую девчушку?

— Про хранителя, — ее глаза нашли Джека, и тому показалось, будто он заглянул в яму со змеями. Там ползало такое, чего он не желал знать. — А не расскажете, так я с приятными разговорами завяжу.

— Лори… — память Керта сбоила, как изношенный мотор. — Что ты делала под полом?

— Лори. — Голова девушки дернулась в его сторону. — Так зовут хранителя?

— Нет. Так зовут тебя. Господи, ты что, не знаешь, как тебя зовут?

Девушка не ответила. Она медленно моргнула, обрабатывая информацию, и губы сердито сжались.

— Что мы имеем, — сказала она, — так это невозможность общения. — Она повернулась, в три шага оказалась у ближайшего биллиардного стола, уперлась ладонями в его край снизу и быстрым смазанным движением вскинула руки вперед и вверх. Стол перевернулся, словно был легким, как пушинка, оторвался от пола и, проломив витрину клуба, вылетел на стоянку, забросав стеклом бьюик Керта и пикап Пита Гриффина.

Девушка целеустремленно подошла ко второму столу, вскинула кулак и проломила зеленое суконное покрытие. Потом взялась за край и швырнула стол через весь бар в игральные автоматы. Мужчинам оставалось только глазеть на это, разинув рот, а Джек Блэр чуть не лишился чувств, поскольку знал: чтобы поднять такой стол, требуются три мужика.

Девушка повернула голову и осмотрела произведенные разрушения. Ее руки совершенно не пострадали, она даже не запыхалась. Она повернулась к мужчинам.

— Ну, теперь у нас будет небольшой разговорчик.

Берл Кини взвизгнул, как собака, получившая удар хлыстом, и неуклюже пополз к двери — но куда там! Девушка прыгнула вперед и набросилась на Берла в тот самый момент, когда он потянулся к ручке двери. Она перехватила его запястье и резко вывернула. Кости лопнули, у локтя высунулись наружу их зазубренные края. Берл пронзительно закричал, все еще трепыхаясь, чтобы выбраться за порог, и Лори, вывернув Кини сломанную руку, ударила его в лицо ребром свободной ладони. Берл съел собственные зубы, а нос превратился в лепешку. Кини упал на колени. С искалеченного лица струилась кровь.

Джек пошарил возле кассы и вытащил из гнезда дробовик. Он вскинул ружье. Девушка повернулась к нему. Джек не знал, что это за чудище, но разделить участь Берла не собирался. Он спустил курок.

Ружье бухнуло, в плечо ударила отдача. В животе у девчонки появилась такая дыра, что любо-дорого смотреть, из спины полетели кусочки мяса и серой ткани. Ее сбило с ног, она всем телом грохнулась на стену и сползла на пол, оставляя серый слизистый след.

— Боже Всемогущий! — крикнул Керт в наступившей после выстрела тишине. — Ты ее укокошил!

Хэл Мак-Катчинс взял кий и потыкал подергивающееся тело. В ране на животе извивалось что-то вроде огромного клубка червей.

— Господи, — сказал он сдавленным голосом. — Ты ее к чертям собачьим…

Девчонка села.

Не успел Хэл отпрыгнуть, как она сцапала кий и вырвала у него из рук так быстро, что ему обожгло ладони. Тяжелым концом кия она ударила Хэла по ногам, коленные чашечки разлетелись, и он повалился ничком.

Девчонка встала. Из живота сочилась серая слизь, на губах играла злобная улыбка. Красноватый свет ламп блестел на иголках, которыми был полон ее рот.

— Грубой игры захотелось? — сказала она. — Оки-доки.

И ударила тупым концом кия Мак-Катчинса по голове. Кий разломился пополам, а череп Хэла лопнул, как волдырь. Ноги исполнили па танца смерти, свет упал на обнажившийся мозг.

— Да пристрели ты ее! — заорал Керт, но палец Джека уже снова потянул за спусковой крючок. Раненое в бок существо завертелось на месте и отскочило назад. В воздухе висел серый туман. Керт хрипло вскрикнул, потому что обнаружил на руках и рубашке какую-то липкую сырую дрянь. Существо налетело на стол и свалилось, но выпрямилось, не позволив себе упасть на пол. Видневшиеся в ране ребра производили впечатление сделанных из вороненого металла, но из дыры в животе выступал колючий клубок красных внутренностей. Она двинулась к стойке с острым обломком кия в руке.

Джек неловкими пальцами пытался загнать в казенную часть новый заряд. Керт на карачках пополз под стол, в укрытие, а Харлэн с Питом вжались в стену, как застигнутые на ширме тараканы.

Джек вскинул дробовик и приготовился стрелять. Существо метнуло обломок кия, как дротик. Его острый конец пробил Джеку горло и в кровавом облаке вышел сзади, но палец Джека дернул курок. Выстрел сорвал чудовищу правую половину лица, ободрав серую ткань и красные мышцы с вороненой металлической щеки и такой же челюсти. Правый глаз твари закатился, показав белок. Джек, задыхаясь, вцепился себе в горло и свалился за стойку.

— Уходи! Уходи! — истерически кричал Пит, но Харлэн схватил стул и запустил им в тварь. Не обратив на это внимания, она атаковала Харлэна, схватила обеими руками за горло, оторвала от пола и без труда, как цыпленку, свернула ему голову. Лицо Харлэна посинело, и тут же хрустнула шея.

Пит упал на колени, воздев руки, взывая к милосердию.

— Прошу вас… о, Господи, не убивайте меня! — молил он. — Пожалуйста, не убивайте!

Отшвырнув Харлэна Наджента в сторону, как старый мешок, тварь заглянула Питу в глаза. Она улыбнулась (из раны на лице текла какая-то жидкость), а потом схватила Пита за запястья, поставила ногу ему на грудь и рванула.

Обе руки вырвались из плечевых суставов. Трепещущий торс рухнул. Пит еще шевелил губами, но слышалось лишь потрясенное пришепетывание.

Керт под столом ощутил вкус крови — он прикусил язык, чтобы не кричать. Ему казалось, будто тьма, подобно глубокому манящему потоку, затягивает его рассудок: существо держало перед собой отделенные от тела руки Пита Гриффина, словно штудируя анатомию. Пальцы Пита еще сжимались и разжимались, раз за разом кропя доски кровавым ливнем.

Я следующий, подумал Керт. Господи спаси, я следующий.

Выбор был прост: остаться здесь или бежать. Не слишком богатый выбор. Керт сунул руку в карман и вытащил ключи от машины. Они звякнули. Чудовище невероятным образом повернуло голову, так, что лицо оказалось на месте затылка, и единственным горящим глазом отыскало источник шума.

Керт пулей вылетел из-под стола и помчался к разбитому окну. Он услышал два глухих удара — тварь бросила руки Пита, — потом треск перевернутого стола. Как циркач, ныряющий в обруч, Керт выскочил из окна, приземлился на четыре точки и, обезумев, пополз к бьюику. Кто-то ухватил его сзади за рубашку, и он понял: чудовище тоже здесь, с ним.

Он не стал раздумывать. Он просто нагреб в левую руку песка, извернулся и швырнул в свирепые останки лица Лори Рэйни.

Ослепнув на единственный глаз, она сорвала у него со спины рубаху и замахнулась. Он быстро пригнул голову и увидел, как блеснули маленькие пилки на промелькнувших мимо его лица пальцах. Керт лягнул чудовище и попал в грудину. Тут же, пока оно не успело ухватить его, Локетт-старший убрал ногу, вскочил и припустил к машине. Он втиснулся за руль и воткнул ключ на место.

Мотор застучал, как делал каждый раз, когда не хотел заводиться, только теперь этот шум отдавался в ушах стуком кулака по крышке гроба. Керт взревел: «Заводись, едрит твою!» и утопил педаль. Выхлопная труба выбросила темный дым, бормотание мотора переросло в ворчание, и, дернувшись, бьюик пошел задним ходом. Но недостаточно быстро: Керт увидел, что чудовище не хуже олимпийского спринтера несется к нему через автостоянку клуба «Колючая проволока». Он выскочил на дорогу N 67, воюя с рулем, чтобы развернуть машину в сторону Инферно. Но чудовище уже почти догнало его, поэтому Керт выжал первую скорость и ринулся вперед, желая переехать монстра. Тот перед самым столкновением с бьюиком подпрыгнул, вцепился в края крыши и плюхнулся на нее животом.

76
{"b":"18745","o":1}