ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Коди его не видел. Он щурился на пыльный луч.

— Давай, мужик! Помоги!

Уперевшись ногой в порог, Рик обеими руками ухватился за веревку и начал тянуть. Он сам был едва жив, а Локетт висел, как мешок.

Коди поднялся еще на четырнадцать дюймов и попытался оттолкнуться от стены, но слизь оказалась слишком густой.

Вокруг его левой щиколотки сомкнулась чья-то рука. Парнишка посмотрел вниз и увидел ухмыляющееся лицо Кошачьей Барыни.

Только теперь рот вдовы был полон серебряных иголок, а кожа стала рябой, серовато-желтой, как у сгнившей на солнце дохлой змеи. Она пыталась загородиться парнишкой от света, прижимаясь животом к стене. Глаза Кошачьей Барыни пылали холодным огнем. Она заговорила, и ее голос напомнил Коди свист бьющего из прорванной трубы пара:

— Не спешшши, ниччччтожжжессство…

Секунды на три Коди оцепенел и за этот промежуток времени понял значение слова «ужас». Она тянула его к себе, все крепче сдавливая холодными пальцами, впиваясь свободной рукой в слизь и землю. Рик лихорадочно дернул веревку, и оцепенение слетело с Коди. Повинуясь инстинкту, он лягнул Кошачью Барыню ногой в лицо. Ощущение было таким, будто он саданул по кирпичу, однако изо рта чудовища полетела россыпь выбитых иголок, а нос лопнул, как ракушка улитки.

Коди рывком освободил щиколотку, и ногу обожгла боль — это ногти Кошачьей Барыни прорвали башмак и прошлись по живому. В следующую секунду он уже карабкался наверх, перебирая руками так шустро, будто родился обезьяной, а Рик тянул веревку на себя. В результате Коди выбрался из дыры настолько быстро, что налетел на Дифин и сбил ее с ног. Фонарик покатился по крыльцу. Не вставая на ноги, Коди поскорее отполз от дыры, а Рик отпустил веревку и отскочил от дверного проема. Он слышал сырое чавканье — седоволосое существо лезло наверх.

— Свет! — крикнул он. — Давайте свет!

Дифин, у которой звенело в ушах, увидела лежащий у самых ступенек фонарик и поползла за ним.

Из дыры по локоть высунулась рука. Металлические ногти вгрызлись в деревянную раму двери, и монстр принялся выбираться наружу. Вторая рука зашарила в воздухе, отыскивая ноги Рика, и парнишка лихорадочно лягнул ее.

Дифин подняла фонарик и направила на дверь. Луч ударил в сморщенное, поблескивающее лицо твари. С булькающим криком, который, возможно, выражал смесь ярости и боли, она вскинула руку, загораживая глаза. Несмотря на это, тварь была очень близка к тому, чтобы выбраться из дыры целиком. Она напружинила мышцы, качнулась вперед, всем телом плюхнулась на крыльцо, извернулась и кинулась на Рика.

И неминуемо схватила бы его, но Коди шагнул вперед и ткнул в лицо Кошачьей Барыне рукой, на которой вырос лишний, металлический, палец: ствол пистолета, подобранного им на крыльце. Он выстрелил в упор, и часть челюсти миссис Стелленберг провалилась внутрь. Вторая пуля вошла в глаз, третий заряд снес лоскут мяса с прядью седых волос, обнажив вместо кости узловатую серовато-синюю металлическую поверхность, которая шевелилась, как мешок, полный змей.

Чудовище раззявило рот, вытянуло шею и вскинуло голову, собираясь отхватить Коди руку с пистолетом. Он выстрелил прямо в пасть, выбив водопад серебряных игл и пробив в затылке дыру, откуда выплеснулась серая жидкость, и отступил, увернувшись от руки, которая метнулась к его коленям. Рик, откатившись к краю крыльца, убрал ноги за пределы досягаемости монстра. Дифин осталась на своем месте рядом с Коди, ровно держа фонарик обеими руками.

Тело Кошачьей Барыни задрожало. Под ломкое похрустывание начали удлиняться руки и ноги. Сквозь желтоватую кожу проступил темный чешуйчатый покров. Хребет твари прогнулся, и плоть выросшего на спине горба лопнула вдоль позвоночника. Выпустив хвост, чудовище нанесло удар по навесу над крыльцом, и тут Дифин схватила Коди за руку и потащила прочь. Теперь конечности Кошачьей Барыни стали мускулистыми, похожими на лапы насекомого, и покрылись лентами кожистой чешуи. Нелепое тело, лежавшее брюхом на земле, поднялось и скользнуло вперед, оставив слизистый след.

Вытянув руку с пистолетом, Коди выстрелил дважды. Одна пуля угодила твари в лицо и вмяла его внутрь, откинув голову назад. Вторая вышибла очередную порцию иголок и выбила нижнюю челюсть из суставов. А потом Коди нажал на курок, и боек ударил по пустому патроннику.

Тварь молотила по лучу фонарика, пытаясь ухватить, словно он был твердым. Потом хлестнула хвостом: костяные шипы в злобном неистовстве стегали луч. Единственный глаз на изуродованном мокром лице дергался в глазнице. Рик уже успел перескочить через перила крыльца, а Дифин с Коди пятились по ступенькам от хвоста.

Тварь издала высокий шипящий звук, в котором странным образом соединились визг человека и зудение насекомого, отступила к дверному проему и бегом скрылась во мраке дыры. Далеко внизу послышалось основательное «бух» упавшего тела, а потом звук легкого скольжения, словно краб закапывался в свою нору.

— Ушел, — сказала Дифин. У нее перехватило горло. — Кусака ушел.

— Господи, — хрипло выговорил Коди. По лицу тек маслянистый пот, и парнишка чувствовал, что близок к обмороку. — Так это был Кусака?

— Это творение Кусаки. Все творения — это Кусака.

Рик отошел и нагнулся над канавой. В желудке бурлило, но наружу не шло. Коди сказал:

— Ты в норме?

Рик сплюнул. Слюна на вкус напоминала аккумуляторную кислоту. Ему удалось выговорить:

— Ага. Я таких уродов каждый день вижу, мужик. А ты нет? — Он выпрямился, вдохнул провонявший горелой резиной воздух и протянул Коди руку. — Пушка. Давай сюда.

Коди отдал револьвер. Рик вскрыл коробку с запасными пулями и перезарядил барабан. Дифин направила фонарик себе в лицо и глядела на свет, пока не ослепла, потом помахала в луче рукой.

— Это фонарик, — объяснил Коди. — Работает от батарейки, как фара в моем моторе.

— Я понимаю принцип. Портативный источник питания, да?

— Точно.

Она кивнула и снова переключила свое внимание на свет. Теперь она уже привыкла к резкому освещению, но когда впервые увидела его — в доме у Джесси, Тома и Рэя — в нем присутствовал пугающе уродливый оттенок, расцветивший лица человеков красками кошмара. Этот жесткий накал очень сильно отличался от мягкого света в культовом доме. Дифин поднесла пальцы к лампочке и почувствовала, как в них проникает колкое тепло — ощущение, на которое человеки, вероятно, обращали мало внимания. — Кусаку прогнало вот это, — сказала она. — Не оружие куркового типа.

— Что? — спросил Коди.

— Кусаку прогнал источник питания, — повторила она. — Фонарик.

— Это же просто свет, вот и все. — Рик протолкнул в барабан последнюю пулю и защелкнул цилиндр. — Никого им не уделаешь.

— Человеков, может быть, нет. Я знаю, что этот источник питания создан для того, чтобы помогать зрительному восприятию человеков, но Кусаку он ослепил. Может быть, причинил при этом физическую боль. Я видела реакцию.

— Да на пули, на пули он среагировал, — втолковывал ей Коди. — Мало я ему зарядов вогнал в поганую башку, что ли! Еще б он не зачесался! — Парнишка не сводил глаз с дверного проема — там на досках крыльца мерцала лужа слизи.

Дифин не отвечала. Какое-то свойство света причиняло Кусаке боль и не влияло на человеков. Может быть, тепло, а может быть, спектр… какое-то свойство физического микровозмущения материи вдоль светящегося луча. Свет, без ведома человеков, был куда более мощным оружием, чем непрочная курковая бабахалка.

— А что значит «творения Кусаки»? — спросил Рик у девчушки. Его уличные интонации исчезли. — Кусака это был или нет?

— И да… и нет, — ответила она. — Оно было сотворено и управлялось Кусакой, но сам Кусака остается под землей.

— Ты хочешь сказать, что Кусака построил эту штуку и сделал ее похожей на миссис Стелленберг? — спросил Коди.

— Да. То, что вы видели — живой механизм. Кусака будет строить то, что потребуется.

— Потребуется? На кой? — Рик щелкнул предохранителем и сунул револьвер за ремень.

81
{"b":"18745","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Злые обезьяны
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
История матери
Фантомная память
World of Warcraft. Последний Страж
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Жесткий тайм-менеджмент. Возьмите свою жизнь под контроль
Ее худший кошмар
Дама сердца