ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он собрался спрятать револьвер, но услышал медленное царапанье.

Парнишка напрягся, помертвел и стал, как копанный. Звук повторился (металл по бетону, подумал Коди), но откуда он доносится, точно сказать нельзя было. С Третьей улицы? Или сзади, со Второй? Плюхнувшись в пыль, Коди по-пластунски пополз обратно в прогалину между домами, где улегся, пытаясь засечь источник звука. Но дымка сыграла с ним злую шутку: царапанье раздавалось сначала впереди, потом донеслось из-за спины. Сказать с уверенностью, приближалось оно или удалялось, Коди не мог, и от неизвестности внутри все переворачивалось. Судя по звуку, это загадочное существо только училось ходить и волочило ноги. Плохо было другое: создавалось впечатление, что оно весило немало.

Коди уловил в темноте какое-то движение: по Второй улице мимо его укрытия, покачиваясь, кто-то прошел. На этот раз никакая не стиральная машина, чтоб ее. Здоровенный живой сукин сын, и прошел он, взвихрив туман, с таким шумом, словно царапал бритвами по доске. За ним остался след из веретен пыли. Потом это неизвестно что решительно двинулось дальше, неумолимо шагая в сторону церкви.

Коди дал ему еще секунд десять форы, потом живо прополз обратно, оседлал мотоцикл и завел мотор; тот взревел в узком пространстве, как реактивный самолет. Коди полным ходом помчался к Третьей улице, увидел флаги свисающего с веревки белья и пригнулся как раз вовремя, чтобы уберечь голову. Взвизгнув покрышками, он свернул налево, на Третью, и пулей мчался на восток до самой Республиканской дороги и дальше, снова к пересечению с Первой улицей, откуда к мосту сворачивали машины. Еще раз свернув влево, Коди ловко увернулся от набитого людьми пикапа и, лавируя среди беженцев, добрался до крыльца церкви.

В церкви Мендоса вел по проходу Палому Хурадо. Отправлено было уже около сотни людей, набитые машины тут же отъезжали, но оставались еще только две легковушки и пикап Мендосы, и было ясно, что многим придется идти пешком.

— Прихвати-ка мою бабушку, — сказал ему Рик, огляделся и увидел еще дюжину пожилых людей, которым было не добраться до общежития на своих двоих. «Камаро» по-прежнему стоял на Второй улице, у дома, а времени идти за ним не было. — А ты иди с ними, — сказал он Миранде и махнул в сторону Мендосы.

Она уже ухватила суть происходящего.

— Там осталось мало места, я не влезу.

— Место найдешь! Иди!

— А ты?

— Я разберусь. Давай, займись Паломой!

Она уже собралась пойти за Мендосой и бабушкой к двери, и тут по проходу к ним подошел Коди Локетт. Он быстро взглянул на нее (лицо было серым от пыли, только вокруг глаз, там, где его прикрывали очки, осталось чистое место), потом сосредоточил внимание на Рике. Девушка увидела, что важничать и петушиться Коди перестал.

— Оно идет сюда, — сказал Коди. — Я засек его на Второй улице. Много не скажу, но штука огромадная.

Рик увидел, как Мендоса выводит Палому за дверь во главе цепочки из нескольких человек. Через каких-нибудь две минуты пикап Мендосы заполнится.

— Я сказал, иди! — рявкнул он на Миранду.

— Я остаюсь с вами, — сообщила она.

— Черта с два! Давай-давай! — Он схватил сестру за руку, а она так же упрямо вырвала ее.

— Опять расприказывался, — сказал Коди.

— Заткнись! — Рик огляделся, пытаясь найти себе в помощь кого-нибудь из Гремучек — но все уже уехали. Отец Ла Прадо выводил на улицу последних три с лишним десятка людей. Поодаль затрубил клаксон, все громче, и Рик понял, что это значит: увидев что-то, Диего с Пекином мчались обратно. Он протолкался за дверь, на крыльцо, Коди с Мирандой — за ним.

«Импала» притормозила у тротуара. В нее немедленно набился народ. Кое-кто решил бежать и теперь держал курс на север, к берегу реки. Рик оказался на улице в тот самый момент, когда Пекин выбрался из машины.

— Мы чего-то видели, мужик! — Пекин трясущейся рукой указал на запад. — Вон там! До него ярдов тридцать или сорок!

— На что оно было похоже? — спросил Коди.

Пекин потряс головой.

— Не знаю, мужик. Мы, как увидели, что чего-то шевелится, сразу ноги в руки и к вам! Оно идет сюда!

— Рик, я готов ехать! — Мендоса сидел за рулем своего грузовика, рядом с ним в кабине сидели Палома и его жена. Еще восемь человек загрузились в кузов. — Давай свою сестру!

Не успел Рик и рта раскрыть, как Миранда заявила:

— Поеду, когда ты поедешь,

Рик быстро вгляделся в дымку на западе, потом снова перевел взгляд на Мендосу. Время отсчитывало секунды, тварь приближалась.

— Езжайте! — сказал он. — Я сам привезу Миранду! — Мендоса кивнул, махнул рукой и поехал к мосту. Машина Диего была так забита, что просела до самой мостовой и задевала за нее. Последняя машина тоже была перегружена. Более восьмидесяти человек шли на север пешком. Диего пустил «импалу» задним ходом, и машина помчалась задом наперед, высекая выхлопной трубой искры.

— Сволочь, подожди меня! — закричал Пекин, бегом догоняя их.

— Эй, Хурадо, — спокойно сказал Коди, — думаю, что к нам пришли.

Туман завихрился, предвещая появление твари. Они услышали скрежет металла по бетону. Последняя машина, в которой сидело не то семь, не то восемь человек и еще двое висели на подножках, стрельнула выхлопом и умчалась прочь.

Появившись из дыма, в струящийся из окон церкви свет свечей, шатаясь, вошла какая-то фигура.

49. НОВАЯ ИГРУШКА КУСАКИ

Рик расхохотался. Он ничего не мог с собой поделать. Такая спешка с эвакуацией… а из темноты появилась лошадь. Широкоплечий мускулистый паломино — лошадь, будь она проклята! Еще один неуклюжий шаг вперед, и конь остановился, пошатываясь, словно ему в кормушку подбавили виски.

— Пьяная коняга! — сказал Рик. — Мы наложили в штаны со страху перед пьяной конягой! — Должно быть, сбежала у кого-то с фермы или ранчо, подумал он. Конечно, из той дыры в мостовой вылезло что-то другое. По крайней мере теперь им с Мирандой было на чем переехать на тот берег. Конь просто стоял и смотрел на них. Подумав, что лошадь, наверное, в шоке, Рик вытянул руку и двинулся к ней. — Ну, ну, мальчик. Не вол…

— Не надо! — Коди схватил его за руку. Рик остановился в неполных десяти футах от лошади.

Лошадь раздула ноздри и потянулась вперед. На напрягшейся шее проступили шнуры мышц, а из пасти раздался звук, в котором смешались пронзительное ржание и свист паровоза.

Рик увидел то же, что Коди — вместо копыт у лошади были серебряные когтистые лапы, как у ящерицы, — и прирос к месту.

Существо переводило глубоко посаженные глаза с Коди на Рика и обратно. Потом оно разинуло пасть с рядами заблестевших в слабом свете иголок и под хруст ломающихся и перестраивающихся костей принялось удлинять спинной хребет.

Коди шагнул назад и наткнулся на Миранду, которая вцепилась ему в плечо. Последняя дюжина появившихся из церкви людей увидела из-за ее спины стоявшую на улице тварь и кинулась врассыпную. Однако тот, кто вышел последним, остановился в дверях, держась так прямо, словно в спине у него был стальной стержень. Набрав полную грудь воздуха, он целеустремленно двинулся по ступенькам вниз.

Тело твари продолжало удлиняться. Под мелко подергивающейся плотью вспухали плотные грубые узлы мышц. Через золотистую шкуру проступил темный пигмент. Кости черепа с громким треском лопнули, и голова начала менять форму.

Рик отступил к бровке тротуара. Сердце у него бешено колотилось, но бежать он не мог. Еще не мог. То, что рождалось у него на глазах, удерживало, не отпускало, как галлюцинация или захватывающий горячечный сон. Голова лошади уплощалась, нижняя челюсть вышла из суставов и выдвинулась вперед, из уголков рта закапала густая, тягучая серая слюна. Спина прогнулась, туловище сгорбилось, и под звуки раздираемой плоти от основания позвоночника размотался толстый, членистый черный хвост. Он оканчивался черным шаром, похожим на те, какими рушат старые дома. Из шара появилось скопление опасных металлических шипов.

98
{"b":"18745","o":1}