ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот он.

Диди показала Мэри статью и фотографию, и Эдвард с трудом поднялся с кушетки, чтобы тоже взглянуть.

— Вот этот. — Диди коснулась лица мужчины. Мэри внимательно разглядывала фотографию.

— Это не Джек, — решил Эдвард минуты через две. — У этого мужика слишком большой нос.

— Носы с возрастом удлиняются, — ответила ему Диди. Эдвард снова поглядел. Он покачал головой, наполовину с разочарованием, наполовину с облегчением, что не нужно ехать дальше с Мэри Террор.

— Нет. Это не Джек.

Диди стала листать пластиковые страницы назад. Как в машине времени, замелькали даты в статьях. Она остановилась на фотографии молодого надменно улыбающегося Джека Гардинера в хипповских лохмотьях и с длинными белокурыми волосами, спадающими на плечи. Статья называлась «Глава Штормового Фронта — первый в списках преступников, разыскиваемых ФБР», и тут же была дата: 7 июля 1972 года.

— Тогда, — сказала Диди и открыла страницу с заметкой о клубе «Сьерра», — и теперь. Видите сходство?

Эдвард опять посмотрел на позднюю фотографию, потом вернулся к ранней. Мэри сидела неподвижно, держа ребенка, глаза ее были темны и бездонны.

— О'кей, он малость похож на Джека, — сказал Эдвард. — Может быть. Трудно сказать. — Он посмотрел повнимательнее. — Нет, по-моему, нет.

— Подержи Барабанщика. — Мэри передала ребенка Эдварду. Он взял ребенка, слегка поморщившись. Мэри взяла фотоальбом и принялась поочередно просматривать обе фотографии — то одну, то другую. Вдруг остановилась на какой-то статье посередине.

— Вот черт! — тихо сказала она. — Этот сукин сын выжил.

— Что? — Диди заглянула ей через плечо.

— Этот легавый сукин сын, которого я застрелила за домом в ту ночь. — Мэри похлопала по странице, где была заметка с заголовком «Агент ФБР выжил после нападения». В статье была фотография человека на носилках с кислородной маской на лице, его поднимали в машину «скорой помощи». — Ты его помнишь, Эдвард?

Эдвард взглянул:

— А, да. Я думал, ты его завалила.

— Я тоже думала. Как правило, пули в горло хватает. Диди почувствовала, как у нее кровь стынет в жилах.

— Пуля… в горло?

— Да. Я ему всадила две пули. Одну в морду, вторую в глотку. Я бы ему и мозги вышибла на фиг, но больше патронов не было. Эдвард, смотри-ка, его звали Эрл Ван Дайвер, тридцать четыре года, из Бриджуотера в Нью-Джерси. — Она рассмеялась тихим и жутким смехом. — Можешь себе представить: его дочку тоже зовут Мэри?

Диди читала статью из-за плеча Мэри. Она забыла, что вырезала эту заметку из филадельфийской газеты через несколько дней после перестрелки в Линдене. Она хранила все материалы по Штормовому Фронту, которые ей удавалось найти: собственная книга воспоминаний, как дорожная карта ада. Эрл Ван Дайвер. Выведен из критического состояния, говорилось в статье. Серьезные повреждения лица и гортани.

«Боже мой!» — подумала Диди.

— Я его помню, — сказала Мэри. — И спорить могу, что он меня тоже помнит.

Она вернулась к статье и фотографии в бюллетене «Сьерры». Мэри ожидала, что это будет легко, что она сразу узнает Джека, но на фотографии была только часть лица блондина. Она прочла имена мужчин из статьи: Дин Уокер, Ник Хадли, Кейт Кавано. Ни одно из этих имен ей ничего не говорило. Не вызвало никаких предчувствий. Сердце ее налилось свинцом. Барабанщик начинал свой мяукающий плач, и от этого звука у нее снова заболела голова.

— Ничего не могу сказать.

Диди взяла у нее альбом. Где же Лаура и Марк? Они ведь уже должны быть здесь! Живот Диди сводило в один сплошной узел.

— Пойдемте, я вам покажу, что я сделала. Потом скажете мне, что вы думаете.

В мастерской Диди включила верхний свет, и Мэри стала обходить глиняную голову, все еще стоявшую на гончарном круге. Диди положила рядом фотоальбом, открыв его на фотографии. Ребенок плакал все громче, и Эдвард делал все, что мог, чтобы его успокоить. Мэри остановилась, глядя в лицо Лорда Джека.

— Я сделала это по фотографии, — сказала Диди. Снова в ее голосе проскользнула нервная дрожь. — Он похож на Джека. Я знаю, он старше. Но мне кажется, это он.

Свинец раскололся и отпустил сердце Мэри. И оно превратилось в птицу, летящую к солнцу. Это был Джек. Старше, да. Но все еще красивый, все еще царственный. Она вынула из альбома статью с фотографией. Может ли такое быть? После всех этих лет? Может ли в самом деле Лорд Джек быть во Фристоуне в Калифорнии, где фотограф и поймал кусок его лица? Ей отчаянно хотелось в это верить.

Плач младенца стал пронзительным, требовательным. Эдвард укачивал его, но ребенок не переставал. Нервы Диди были готовы лопнуть.

— Дай его мне, — сказала она Эдварду, и он подчинился. Она тоже стала его качать, пока Мэри переводила взгляд с фотографии на глиняное лицо и обратно. Руки Диди ощущали тепло закутанного в белое одеяло ребенка, и от него шел запах молочной смеси и розового тельца.

— Ш-ш, ш-ш, — уговаривала его Диди. — Хороший мальчик, Дэвид хороший ма…

Слово вылетело, и его было не вернуть. Вылетело в воздух и прямо в уши Мэри Террор.

Хотя в мастерской было холодно, Диди почувствовала, как капли пота выступают на шее. Мэри еще раз обошла глиняную голову, складывая статью из бюллетеня в маленький квадратик. Сунула его в карман штанов. Когда она снова посмотрела на Диди, губы ее улыбались тонкой улыбкой, но глаза были угрожающими, как ружейные стволы.

— Моего ребенка зовут Барабанщик. Ты это знаешь. Почему ты назвала его Дэвидом?

Сказать было нечего. Мэри шагнула с острой как лезвие бритвы улыбкой.

— Диди? Отдай мне, пожалуйста, Барабанщика.

Стоя перед дверью мастерской, Лаура услышала хруст засохшего комка глины под ногой Мэри Террор. Ее сердце стучало, как гром, лицо свело от страха. В правой руке она держала автоматический пистолет со снятым предохранителем. Мелькнула мысль: «Теперь или никогда. Господи, помоги, мне!» Она шагнула в коридор света, выливавшийся из открытой двери и навела пистолет на тяжеловесную женщину, укравшую ее ребенка.

— Нет! — услышала свой скрипучий и незнакомый голос.

Мэри ее увидела. Ей понадобилось, может быть, четыре секунды, чтобы узнать это лицо. Мозг Мэри заработал, как у пойманной в ловушку крысы. Сумка и «магнум» остались в доме. «Кольт» лежит под водительским сиденьем фургона. Но у нее было еще оружие. Две руки.

Мэри протянула руку, локтем ухватила Беделию Морз за горло и резко повернулась, поставив Диди между собой и наведенным пистолетом Лауры. Другой рукой она крепко зажала ребенку нос и рот, перекрыв дыхание. Ребенок забился, пытаясь вдохнуть.

— Палец с курка! — скомандовала Мэри Террор. — Пистолет опусти.

Глава 6

СВЕТ ГЛАЗА РЕЖЕТ

Лаура этого не сделала. У нее дрожала рука, и пистолет в ней тоже дрожал. Лицо Дэвида наливалось кровью. Его ручки цеплялись за воздух.

— Он задохнется через несколько секунд. Потом я займусь тобой, а из тебя боец, как из говна пуля.

Лауру обуревала ярость. Большая рука женщины крепко сжимала рот и нос Дэвида. Лаура видела его широко раскрытые в смертном ужасе глаза. Диди не могла шевельнуться — ее собственное горло было перехвачено локтем Мэри.

Эдвард попытался сказать: «Эй, постойте, погодите», — но кому адресовалось это бормотание, было непонятно.

— Палец с курка, — повторила Мэри жутко спокойным голосом. — Опусти пистолет.

У Лауры не было выбора. Она подчинилась.

— Возьми пистолет, Эдвард. — Он медлил. — Эдвард'. — Голос Мэри ударил, как хлыст. — Возьми пистолет!

Он шагнул вперед, взялся за пистолет, и рука Лауры его выпустила. Их глаза встретились.

— Вы меня простите, — сказал он. — Я не знал…

— Заткнись, Эдвард. — Мэри убрала руку с лица ребенка, и он судорожно вдохнул широко раскрытым ртом, и вылетевший оттуда вопль почти начисто смел остатки здравого рассудка Лауры.

— Отдай мне пистолет, — сказала Мэри.

— Послушай! Нам не надо…

67
{"b":"18746","o":1}