ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они вернулись в Вермильон; Флинт позвонил в телефонную службу Смотса, и дежурный оператор передал ему, что свет был по-прежнему зеленый. Это означало, что, по сведениям Смотса, Ламберта пока не арестовали. Флинт нашел место для наблюдательного пункта, и вот с четырех утра они сидели там, по очереди несли дежурство, спали или закусывали глазированными пончиками, печеньем и другими припасами, которые захватил с собой Эйсли. На заправке за Лафейеттом Флинт купил пластиковую бутылку воды, а Пелвис – упаковку из шести банок Юуу-Хуу.

– Клянусь, – заметил он, допивая последнюю банку, – это удивительнейшая вещь на свете.

Флинт хранил молчание; он уже изучил все методы Эйсли втягивать его в бессмысленный разговор.

– Клянусь, это так, – сделал еще одну попытку Пелвис. – Я имею в виду того маленького парня у вас внутри, мистер Морто. Знаете, однажды я был на шоу уродов и видел там быка с двумя головами, но по сравнению с вами эта все ерунда.

Флинт стиснул зубы.

– Именно так. – С хлюпающим звуком Пелвис всосал в себя остатки Юуу-Хуу. – Люди платили бы бешеные деньги, чтобы только на это взглянуть. Ей-богу, платили бы. Я бы, например, точно заплатил. Я имею в виду, если бы уже не увидел бесплатно. Так можно сколотить состояние. Вам надо бы отказаться от профессии охотника за наградами и пойти в шоу-бизнес. Я расскажу вам все, что для этого нужно…

– Заткни… свой… рот, – прошептал Флинт и сразу пожалел об этом, потому что Эйсли все-таки добился своего. Пелвис сунул руку на дно сумки, извлек три последних печенья и проглотил их одно за другим. Потом вытер рот тыльной стороной ладони.

– Я говорю серьезно. Вы никогда об этом не думали? Кроме шуток. Вы можете стать знаменитым.

Флинт открыл глаза и уставился на потную рожу Пелвиса.

– Чтобы ты знал, – жестко сказал он. – Я вырос на ярмарке. Я по горло сыт шоу-бизнесом, и закончим на эту тему, понятно?

– Вы работали на ярмарке? Вы хотите сказать – участвовали в шоу уродов?

Флинт поднял ладонь к лицу и прижал большой и указательный пальцы к вискам.

– О, Боже мой, что мне сделать, чтобы избавиться от него?

– Мне интересно, нет, честно. Я до сих пор не встречал ни одного настоящего урода.

– Не смей говорить это слово.

– Какое слово?

– Урод! – рявкнул Флинт; Мамми проснулась и зарычала. – Не смей его произносить!

– А почему? Разве в нем есть что-то обидное? – Пел-вис выглядел искренне озадаченным. – Мне кажется, на свете есть и более плохие слова, как по-твоему?

– Эйсли, ты меня убиваешь, понятно это тебе? – Флинт постарался улыбнуться, но в глазах у него горела ярость. – За всю свою жизнь я еще не встречал человека… до такой степени тупого.

– Тупого, – повторил Пелвис. Он глубокомысленно кивнул. – Что ты подразумеваешь под этим? Только точно.

– Дурак! Тупица! Что еще, по-твоему, я должен под этим подразумевать? – Улыбка Флинта растаяла. – Черт возьми, да что такое с тобой? Уж не сидел ли ты в тюрьме особого режима последние пять или шесть лет? Разве ты не можешь закрыть рот и подержать его в таком положении две минуты?

– Могу, – раздраженно ответил Пелвис. – Всякий может, если его заставят.

– Вот и держи! Две минуты тишины! Пелвис крепко сжал губы и уставился прямо перед собой. Мамми тявкнула и опять устроилась спать.

– По каким часам будем отмечать время? – спросил Пелвис.

– По моим! Я буду следить по своим часам! Начинай прямо сейчас!

Пелвис хмыкнул и начал рыться в сумке, но там уже ничего не осталось, кроме оберток. Он перевернул последнюю банку Юуу-Хуу, пытаясь вылить на с каплю или две, а затем смял банку кулаком.

– Все-таки глупо, по-моему!

– Чего это ты начал! – проскрипел Флинт. – Осталось еще пятнадцать секунд!

– Я говорю не с вами! Может человек высказать то, что приходит ему на ум? Клянусь, мистер Морто, вы пытаетесь изо всех сил казаться жестоким!

– Я не хочу больше слушать тебя, Эйсли! – сказал Флинт. – Я хочу, чтобы ты застегнул свою пасть! Ты со своей проклятой псиной один раз уже испортил дело, и я не хочу, чтобы это повторилось!

– Не надо сваливать все на нас с Мамми! Мы ничего не испортили!

Флинт обеими руками вцепился в руль; на его щеках появились красные пятна. Рука Клинта поднялась и, схватив воздух перед собой, вновь опустилась.

– Просто посиди тихо и не приставай ко мне. Можешь ты это сделать?

– Конечно, могу. Ведь я не какой-нибудь тупица.

– Хорошо. – Флинт опять прикрыл глаза и откинул голову на сиденье.

Прошло, быть может, секунд десять, и Пелвис произнес:

– Мистер Морто?

Флинт с шипением повернулся к нему.

– Кто-то едет, – сказал Пелвис.

Флинт взглянул сквозь деревья на дорогу. Автомобиль… Одиннадцатый за сегодняшний день… Он приближался со стороны Вермильона. Но это был не микроавтобус, а, грузовик, размером с вагон. Когда грузовик приблизился. Флинт различил синюю надпись на его боку: “Бриск Процессинг Ко”. А ниже было выведено: “Батон-Руж”. Грузовик прогрохотал мимо и скрылся за поворотом.

– Не думаю, что Ламберт приедет, – сказал Пел-вис. – Он бы уже давно был здесь, если бы собрался сюда.

– Мы будем ждать. Я уже говорил тебе, что из этого, в основном, состоит наша работа, разве не так?

– Так точно, – согласился Пелвис, – но как вы узнаете, поймали его или еще нет? Мы можем сидеть здесь сколько угодно, но если его арестовали, то он никогда не приедет.

Флинт взглянул на часы. Было почти без двадцати четыре. Эйсли прав – самое время еще раз позвонить Смотсу. Но Флинту не хотелось опять ехать в Вермильон и проезжать мост, где был риск попасться Ламберту на глаза. Гораздо легче взять Ламберта в домике, где этот убийца будет считать себя в безопасности , – чем гнаться за ним по шоссе. Флинт взглянул в том направлении, куда укатил грузовик. Должна же быть хоть какая-то цивилизация там, ближе к югу. Он развернул карту дорог Луизианы – он всегда возил с собой не меньше дюжины разных карт – и отыскал точку с надписью “Вермильон”. Около четырех или пяти миль к югу была еще одна точка, называемая Чандалак, а потом шоссе 57 упиралось в Ла-Пирр и там заканчивалось. Дальше шли сплошные болота, до самого Мексиканского залива.

Грузовик, несомненно, ехал в какой-то пункт, и там должен быть телефон. Флинт запустил двигатель и вывел “кадиллак” из-под прикрытия ив.

Он пропустил мимо ушей вопрос Пелвиса “Куда мы едем?” и повернул направо. Солнце горело на длинном черном капоте его машины, как шаровая молния.

Теперь они могли лучше рассмотреть окрестности. По обеим сторонам дороги лежала плоская болотистая местность, изрезанная извилистыми протоками с густой темной водой, между которыми торчали дубы и заросли пальметто. На горячем асфальте извивалась длинная змея, которую несколько минут назад раздавил проехавший грузовик. Флинт тоже направил “кадиллак” на нее, а когда взглянул в боковое зеркало, увидел двух крупных птиц – вероятно, стервятников, – которые опустились на раздавленную змею и начали рвать ее на куски клювами.

Флинт не верил в предзнаменования. И все же надеялся, что эта картина не является одним из них.

Они проехали всего две-три мили, когда с правой стороны дороги редкий лес кончился и солнце заблестело на голубой поверхности канала, выходящего из болота. У самого берега возвышалось белое здание с железной крышей и надписью: ВЕРМИЛЬОН / ПРИСТАНЬ / МАГАЗИН. Рядом тянулся причал, у которого стояло несколько небольших катеров, а еще один, покрупнее, как раз швартовался. Недалеко от причала стоял и грузовик “Бриск Процессинг Компани”; борта у него были открыты. Рядом с грузовиком Флинт увидел то, к чему он стремился: телефонную будку.

Он въехал на стоянку, сплошь усыпанную устричными раковинами, застегнул рубашку и, пожав плечами, влез в свой просторный пиджак.

– Оставайся здесь, – проинструктировал Флинт Пелвиса, выходя из машины. – Я скоро вернусь.

Он сделал лишь три шага по направлению к будке, как услышал, что хлопнула дверца и, обернувшись, увидел Эй ели с Мамми, дремавшей у него на руках.

38
{"b":"18748","o":1}