ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

. – Можно мне взять свою собаку, ну, пожалуйста? – Пелвис был готов разрыдаться. – Ну, пожалуйста, можно мне ее взять?

– Я уже сказал – теперь это моя собака! – рявкнул Монти. Он поднял Мамми и встряхнул ее. – Пожарим ее с парой яиц, когда рассветет.

В одно мгновение Пелвис превратился в пустой мешок из потемневшей кожи, а в следующее – подпрыгнул, рванулся вперед, скрипнув зубами, и протянул свободную руку к горлу Монти.

Монти отдернул Мамми и ударил Пелвиса, быстро и сильно, прямо в зубы. Голова Пелвиса дернулась назад, колени его подогнулись, и, падая, он потащил за собой и Флинта. Митч рассмеялся дробным смешком, Мамми вновь зарычала, а Док сказал:

– Вставай, Элвис! – Он сгреб его за волосы, потянул вверх – и остался с париком в руке. – Вот дерьмо! Да этот прохвост распадается на части!

Пелвис стоял на коленях, наклонив голову; капли крови падали на доски пола. Дэн задохнулся от ярости. Но что он мог сделать? Он даже не знал, есть ли хоть что-то, что он может сделать. Флинт бросил короткий взгляд в сторону Дэна, который говорил: Вот, смотри, во что ты втянул нас, затем нагнулся к Пелвису и сказал:

– Поднимайся. Поднимайся, быстрее.

– Подними-ка его, охотник. – Док водрузил парик на лысую голову Пелвиса. – Пошли!

– Оставь его в покое! У него с головой не все в порядке, разве не видишь?

– Ты хочешь сказать, не все в порядке с зубами, – сказал Монти и рассмеялся.

Не имея возможности добраться до глотки этого мерзавца. Флинт больше ничего не мог сделать.

– Давай, вставай, – сказал он Пелвису. – Обопрись на меня.

Он едва не упал под тяжелой тушей Пелвиса, но в конце концов тот поднялся. На его лицо было страшно смотреть. Пальцы Клинта и рубашка Флинта были измазаны кровью.

– Выходим, – сказал Док, и Монти махнул им в сторону выломанной задней двери. Дэн смотрел, как они уходят; голова у него кружилась, перед глазами все плыло. Док вышел последним.

– Среди тех, кого ты убил, был хоть один коп? – спросил он от двери.

Не было никакого смысла объяснять, что он убил только одного человека, да и то случайно.

– Нет.

– В следующий раз постарайся шлепнуть копа. – Док вышел в темноту, насвистывая веселый мотивчик. Дэн остался один.

Глава 23

Череп и кости

Какой-то стук вырвал Арден из сна. Она выглянула в окно. Было еще темно. Что это за стук? Более громкий, более настойчивый, чем стук далеких насосов. Она не сразу сообразила, что это стучат в дверь.

– Арден! Открой! Это я!

Голос Дэна. Она встала… медленно, с усилием разгибая затекшие мышцы. Едва поднявшись на ноги, она чуть не упала и была вынуждена остановиться, чтобы унять головокружение.

– Подожди! – крикнула Арден. Дотащившись до двери, она с трудом отодвинула софу. Наконец замок был открыт, и Дэн вошел в домик.

Его лицо блестело от пота, глаза блуждали по сторонам.

– Что случилось? – спросила она. – Я думала, что охотники…

– Они ушли. Точнее, их увели.

– Увели? Куда? Кто?

– Не знаю. Четверо мужчин. Увезли их на лодке. Со времен Вьетнама не видел столько оружия.

– Что-о-о?

– Четверо мужчин. По-моему, они хотели пристрелить их прямо на месте, но потом они увидели руку Морто… Я хочу сказать, руку его брата.

– О чем ты говоришь?

Дэн сообразил, что его речь так же невнятна, как стук ставня во время грозы. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и прижал пальцы к вискам.

– Четверо мужчин ворвались в наш домик и увели их с собой. Куда – я не знаю, но их главарь сказал что-то о прогулке на лодке. Все они были вооружены. – Он начал было рассказывать ей о тайне Морто, но вовремя передумал. – Меня они отпустили. Сейчас половина шестого. Идем. Нужно рассказать кому-нибудь, что случилось!

– Подожди минутку, – сказала она. – Только одну минутку. – Арден зажмурилась, потом снова открыла глаза. Дэн заметил, что цвет ее родимого пятна изменился; теперь оно было синевато-пурпурным. – Охотники за наградой исчезли, верно?

– Верно.

– Тогда… Это значит, что ты свободен, разве не так? – Она провела рукой по волосам. Пальцы нащупали шишку в том месте, где она ударилась об автомобиль. – Они же хотели упрятать тебя в тюрьму. Так почему мы должны о них думать?

Вопрос был не в бровь, а в глаз. Дэн подумал – может, действительно, не стоит так волноваться? Забыть б существовании Морто и Эйсли? Он не знал, что ему делать. Скорее всего ничего. Но все-таки нужно хотя бы кому-то сказать об этом. У Барта в кафе есть радиотелефон. Значит, надо туда и идти.

Вслух Дэн сказал:

– Они всего лишь выполняли свою работу и старались, как могли. Я и так уже обвинен в двух убийствах и не хочу, чтобы их стало четыре. – Он повернулся к двери. – Я иду в кафе.

– Подожди, – сказала Арден. Он был прав, и ей стало стыдно. Пусть охотники за наградой хотели отнять у нее Дэна, но теперь все изменилось, и надо было подумать. – Дай мне еще минуту. – Она прошла в комнату, где спала, и убрала лошадок в розовый мешочек. Потом вернулась к Дэну, который так и стоял в дверях. Он видел, как она собирает лошадок, и вспомнил ее рассказы о ранчо.

В этот момент он постиг то, что составляло суть этой девушки. Она заключалась в том, чтобы нести ответственность, кого-то кормить, о ком-то заботиться, ухаживать за старыми лошадьми, присматривать за пьяными музыкантами, предлагать походную аптечку человеку, которого полиция разыскивает за убийство. Джои всегда говорил, что я упустила свое призвание, что мне надо было стать медсестрой.

И он понял, что эти лошадки напоминают ей о том времени, когда она заботилась о ком-то и была кому-то нужна. У него сжалось сердце, когда ему стало ясно, какой одинокой, должно быть, она чувствовала себя все эти годы и как отчаянно хотела найти свое место.

– Не смейся, – сказала Арден, завязывая мешочек.

– Я не смеюсь. Ты готова?

Она кивнула, и они вышли из домика. Во влажной духоте догорали последние ночные звезды, а на востоке небо уже светилось фиолетовым пламенем. Путь до кафе, по дощатым переходам, занял всего шесть или семь минут. За исключением шума генераторов и отдаленного грохота насосов, в Сан-Нести была абсолютная тишина. В бильярдной еще кто-то играл, но на мостках было пустынно. Окна кафе еще горели, и, войдя, Дэн увидел Барта, который отдраивал пол. Столы были сдвинуты к стенам стен. В глубине бара еще один человек мыл пивные кружки в горячей мыльной воде.

– Доброе утро, – сказал Барт, не прекращая своего занятия. – Если хотите позавтракать, идите в барак номер два. Там обслуживают с половины шестого. – Он выпрямился, опираясь на швабру, и пояснил своему компаньону:

– Они приехали с Сесилом. Клянусь, я ни разу не слышал такого…

– Четверо вооруженных мужчин ворвались в наш домик, – перебил его Дэн. – Минут двадцать назад.

Они увели с собой Морто и Эйсли.

Барт замер; его приятель выронил кружку, и он глухо булькнула в чан с мыльной водой.

– Их главарь называл себя Док. У него длинные волосы, собранные в хвост. Я в ваших делах не разбираюсь, но кому-то, наверное, следует об этом узнать.

Барт задумчиво пожевал свою неизменную сигару.

– Могу ли я задать вам один вопрос, мистер? Какого черта ты суешь нос в это дело? – Он поднял руку, предотвращая дальнейшие расспросы. – Хватит, забудьте об этом. Я не хочу ничего слышать.

– Я думал, вы позвоните по радиотелефону. В полицию, я имею в виду.

– Ага! – Барт переглянулся со своим напарником. – Он говорит, в полицию, Джесс! Да, он явно не здешний, верно?

– Должно быть, из Нью-Йорка, – буркнул Джесс и вернулся к грязной посуде.

– К нам время от времени заезжал пограничник из Периш. – Барт вновь склонился над шваброй. – Его лодку однажды нашли у Лейк Тамбор. Пустую, Его даже не стали искать.

– Да, он подался на юг, – сказал Джесс. Дэн резко повернулся к нему:

– Что?

– Подался на юг. Так говорят каджены, если кто помирает.

67
{"b":"18748","o":1}