ЛитМир - Электронная Библиотека

В Файете она припарковала «Олдс» рядом с ломбардом и кредитной конторой. В витрине ломбарда были выставлены дешевые кольца с фальшивыми бриллиантами, приемники, пара электрогитар, тромбон и несколько наручных часов. Над входом висела вывеска: «ЗАЛОГИ И ССУДЫ ХЭПА» и «ВЫ ВСЕГДА СЧАСТЛИВЫ, КОГДА ИМЕЕТЕ ДЕЛО С ХЭПОМ». Она зашла в контору, где единственный потолочный вентилятор гонял туда-сюда тяжелый, пыльный воздух.

— Могу я видеть мистера Тиллмана? — спросила Рамона у плосколицей женщины, стоявшей за одним из прилавков.

— Хэп? — переспросила та. Один глаз женщины с ярко-крашенными волосами был стеклянным и смотрел в пустоту, в то время как другой быстро оценивающе скользнул по Рамоне. — Да, он сзади, в своем кабинете. Если вы хотите его увидеть, то при… — Рамона двинулась между прилавками, направляясь в служебное помещение конторы. — Эй! Леди! Туда нельзя!

Рамона вошла в узкий сырой коридор, расположенный за зеленой занавеской. Она постучала в дверь кабинета и не дожидаясь ответа вошла внутрь.

«Хэп» Тиллман, расположив свое толстое тело на стуле и положив ноги на стол, курил сигару «Свишер Свит» и рассматривал журнал «Стэг». Он вскочил, разъяренный тем, что кто-то без разрешения вторгся в его святилище, и уже собирался метать громы и молнии, но тут увидел Рамону Крикмор. За ее спиной просунулась голова рыжеволосой женщины.

— Хэп, я ей говорила, что сюда нельзя.

— Все в порядке, Дорис. Я знаю мисс Крикмор. Оставь нас.

— Я говорила ей, что сюда нельзя. — Женщина стрельнула в Рамону злым взглядом и закрыла дверь.

У Тиллмана было мясистое лицо с квадратной нижней челюстью, и он был одет в иссиня-черный костюм, который смешно констатировал с его серыми бровями.

— Так! Мисс Крикмор, какой сюрприз видеть вас здесь!

Тиллман стряхнул пепел и снова сунул сигарету в рот. Вокруг его стола стояла баррикада поставленных друг на друга коробок; в углу комнаты располагались черные шкафы, а на стене висел календарь с изображением женщины в бикини, сидевшей верхом на арбузе.

— Чем могу быть полезен сегодня?

— Я хочу знать, — ответила Рамона.

— Что? — спросил он. — Я правильно вас расслышал?

— Да, я хочу знать. Прямо сейчас.

— Тихо! — Тиллман прыгнул, выпустив клуб дыма как паровоз, промчался мимо Рамоны и рывком открыл дверь. Он выглянул в пустой коридор, а затем снова закрыл дверь и запер ее на ключ. — Эта сучка Дорис подслушивает под дверью, — объяснил он. — Я ловил ее дважды. Черт побери, леди, у вас ужасно плохая память. У нас с вами был договор. Знаете, что это означает? Договор означает, что мы имели взаимообязывающий контракт!

— Я думаю, что уже поняла, мистер Тиллман. Но я…

Я хотела бы быть уверенной. Это важно…

— Моя задница тоже важна! У нас был договор, к большей части содержимого которого у меня не лежала душа. Я потратил на это кучу нервов! — Он попытался посмотреть Рамоне в глаза, но не смог. Качая головой, он пыхнул сигарой и возвратился в свою крепость из ящиков и коробок. Его глаза блестели. — А, понимаю. Конечно. Это шантаж, так?

— Нет. Это совсем не…

Голова Тиллмана дернулась вперед.

— Лучше бы «не». Может быть, я увяз глубоко, но ты увязла еще глубже! Запомни это на тот случай, если попытаешься причинить мне неприятности!

— Мистер Тиллман, — терпеливо произнесла Рамона и подошла поближе к столу. — Я никогда бы не пришла спрашивать вас об этом, если это не было очень, очень важно. Я не собираюсь никого шантажировать. Я не хочу никаких неприятностей.

— Леди, вы подписали этот контракт…

— Да хоть десять контрактов! — закричала Рамона, и мужчина тут же мужчина вздрогнул и поднес палец к губам.

— Пожалуйста…

Пожалуйста, — попросил Тиллман. — Умерьте свой голос. Сядьте и успокойтесь, хорошо?

Он указал на стул, и Рамона неохотно села. Некоторое время Тиллман дымил сигарой, обдумывая сложившее положение.

— Черт возьми, леди! — Тиллман взял сигару в пепельницу, из которой как маленькие красные кузнечики запрыгали искры. — Это просто…

Это просто не этично! Я имею в виду, что здесь нужно все обдумать, и я хочу, чтобы вы…

— Я обдумала все, — прервала ее Рамона. — А теперь вы мне расскажете, или я позову полисмена?

— Не позовешь, — усмехнулся Тиллман. Он сел и какое-то время молча смотрел на Рамону. Затем он глубоко вздохнул и сказал:

— Я родился дураком, иначе бы не стал иметь дело с ненормальными женщинами!

Он выдвинул верхний ящик стола и просунул руку в образовавшуюся щель. Его пальцы искали кусок резинки; нащупав его, он выложил его на стол. К резинке был привязан маленький ключ. Тиллман взглянул на Рамону.

— Никогда больше не показывайся в моей конторе, — произнес мрачным тоном. — Вы поняли меня, леди?

Он встал со стула, подошел к висящей на стене ширпотребской репродукции в рамке, на которой был изображен порт, и приподнял ее. Под ней оказался вделанный в стену сейф с кодовым замком. Тиллман набрал код, встав так, чтобы Рамона не видела его манипуляций.

— Вы можете дурачить кого-нибудь еще, — сказал он, — но не меня, леди. Дудки! Вы и этот ваш парень — самые натуральные жулики! Притворяются, что разговаривают с духами! Большего идиотизма я никогда не слышал! — Он вытащил из сейфа маленький металлический ящичек и поставил его на стол. — Вас могут бояться кто угодно, но не я! Дудки!

Он открыл ящичек маленьким ключом и стал перебирать пронумерованные карточки. «Крикмор», прочитал он и вытащил одну из них. Она слегка пожелтела от времени. Читая ее, Тиллман не смог сдержать злой улыбки. Затем он передал карточку женщине.

— Вот!

Рамона взглянула на карточку и хмуро сжала губы.

— Ха! — засмеялся Тиллман. — Спорю, что это не нравится твоей индейской заднице, да?

Рамона положила карточку на стол и поднялась со стула.

— Я так и думала. Благодарю.

— Да, это просто тьфу, не так ли? — Тиллман убрал карточку в ящик и запер его. — Но вы знаете мой девиз: «Вы всегда счастливы, когда имеете дело с Хэпом!»

Рамона взглянула на его мерзкое ухмыляющееся лицо, и ей захотелось влепить ему пощечину. Но что это даст? Разве может это изменить положение вещей или направить его в правильное русло?

— Да, действительно маразм! — продолжал хихикать Тиллман. Он убрал ящичек в сейф и запер его, крутанув кодовый замок. — Извините, что не могу проводить вас до дверей, — саркастически произнес он, — дела…

Он повернулся к Рамоне, но она уже вышла. Тогда он открыл дверь и прокричал ей вслед:

— И НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ!

7. ПРИЗРАК-ШОУ

30

Неуклюжей походкой Сатана вошел в красный луч прожектора. Раздался хор криков и насмешек. Из-за дурно пахнущей маски раздался голос Билли:

— Не забудьте посоветовать своим друзьям посетить «Призрак Шоу» Доктора Чудо…

Или вами займусь я!

Он потряс своими пластиковыми вилами дюжине зрителей, сидевших рядом со сценой, и услышал приглушенное «тук!», когда Доктор Чудо проскользнул обратно в черный шкаф и запер дверь. От дымовых шашек, взорванных Чудо, в воздухе стоял туман. Под потолком шатра качались духи и скелеты из папье-маше и играла записанная на магнитофон жуткая органная музыка.

Билли с облегчением ушел за кулисы и снял маску Сатаны. Прошлым вечером кто-то бросил в него помидор. Он переключил работающий двигатель, который утянул все висящие фигуры за занавес, а затем включил свет. Доктор Чудо был «освобожден» из шкафа, замок которого был ложным и не закрывался, и на этом последнее ночное шоу было завершено.

Билли проверил все блоки и веревки, которые управляли куклами «Призрак-Шоу», а затем принялся выметать сигаретные окурки и пустые коробки из-под воздушной кукурузы. Доктор Чудо, как и каждую ночь по окончании представления, ушел за кулисы, чтобы разложить фигуры по своим коробочкам, похожим на маленькие гробики. Они проведут еще одну ночь на этой автомобильной стоянке торгового центра на юге Андалузии; примерно в это же время завтра карнавал будет на пути к другому маленькому городу.

49
{"b":"18749","o":1}