ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы взлетали, как утки…
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
SuperBetter (Суперлучше)
Верховная Мать Змей
Вишня во льду
Город. Сборник рассказов и повестей
Девочка-дракон с шоколадным сердцем

— Нет страха, — бормотал Билли, — пожалуйста, позвольте мне сделать это, я не хочу умирать, дайте мне выйти, нет страха, нет боли… Чудо склонился над ним.

— Все хорошо. Все закончилось… Боже мой!

Мальчика исказила какая-то невидимая боль, заставив его трепетать, замерзать. Он стонал и всхлипывал, его голова дергалась взад-вперед. Чудо оглянулся и увидел, как женщина склонилась над своим рыдающим мужем.

Она вцепилась в него, качая как ребенка.

— Это случилось, — говорила она сквозь слезы, текущие по ее лицу. — О всемогущий Боже, мы избавились от этого монстра! Мы наконец избавились от него!

Чудо подумал, что та малость, которая осталась от «Спрута», не годится даже для свалки. Он поежился, вдруг осознав ту силу, которой обладал Билли; он не понимал ее, но она заставляла его кровь стынуть в жилах.

Неожиданно Билли вздохнул и открыл глаза, словно выныривая из кошмара. Его глаза, налитые кровью, стали рубиново-красными.

— Они ушли? — прошептал он. — Я сделал это?

— Я…

Думаю, что да, — ответил Чудо. Он видел фигуры, появившееся из темноты. Чудо сжал руку Билли. Она была такая холодная, какой, по мнению Чудо, может быть только у покойника. Для него с Билли Крикмором ярмарка закончилась.

41

Они прибыли в Мобиль в сумерках следующего дня в кабине грузовика с оборудованием. Поскольку Билли был не в состоянии управлять машиной, «Фольксваген» пришлось оставить в Бирмингеме. Позже Чудо наймет кого-нибудь перегнать его.

Мальчик болен, мысленно повторял Чудо всю долгую дорогу. Билли попеременно трясся то от холода, то от лихорадки; большую часть дороги он проспал, но издаваемые им стоны и дрожь говорили о виденных им во сне кошмарах, которые находились за гранью представления Чудо. У Чудо было намерение посадить Билли в автобус и отправить его в Готорн, но тот отказался, говоря, что обещал съездить в Мобиль, и что с ним будет все в порядке, когда он немного отдохнет. Бледность Билли перешла в серо-коричневый цвет, он свернулся под зеленым армейским одеялом на сиденье с мокрым от пота лицом. Внутри него шипели эмоции, а ужас пробирал его до самых костей.

Они ехали по плоскому пляжу Мобиля, и маленькие волны с грязно-зеленой пеной наползали на голый коричневый берег. Чудо оглянулся и увидел, что Билли проснулся.

— Ну, что, чувствуешь себя лучше?

— Да. Лучше.

— Когда мы остановимся, тебе надо поесть, чтобы восстановить силы.

Билли покачал головой.

— Мне кажется, я не смогу усвоить пищу.

— Я не жду от тебя помощи в этих условиях. Во всяком случае, после того, что произошло. Ты слишком болен и слаб.

— Со мной все будет в порядке.

Билли задрожал и поплотнее завернулся в грубое одеяло, несмотря на то, что воздух Мексиканского залива был плотен и душен. Он смотрел в окно на перекатывающиеся волны, пораженный видом огромного количества воды; солнце садилось в серые облака, заливая пляж жемчужным сиянием.

— Мне надо было посадить тебя в автобус и отправить домой, — сказал Чудо. — Ты знаешь, я…

Не понимаю, что произошло прошлой ночью и, может быть, не хочу понять, но…

Мне кажется, что ты очень необычный юноша. И та способность, которой ты обладаешь, накладывает на тебя очень необычные обязанности.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что ты со своей…

Силой, даром, способностью — называй это как хочешь — должен помочь тем парапсихологам, о которых я тебе рассказывал. Если ты обладаешь способностью обращаться с умершими — «класть мертвых на покой», кажется так ты это называешь — то тебе надо работать с учеными, а не путешествовать с грошовым карнавалом или прозябать в городишке размером с почтовую марку. Билли, у тебя есть, что им предложить; возможно, ответ на огромное количество загадок…

Или, может быть, начало новых. Скажи…

Это каждый раз на тебя так действует?

— Это со мной только второй раз. Тогда тоже было плохо, но в этот раз просто…

Агония. Это все равно, что запереть внутри себя страшный крик и не мочь найти голоса, чтобы дать ему вырваться. Я чувствую себя так, словно горю, но одновременно мне и холодно. В мою голову попало слишком много всякого, и я не могу…

Нормально думать. Он вздохнул, издав звук, более похожий на стон, и, закрыв глаза, уронил голову на сиденье, но снова быстро открыл их, потому что в его мозгу пронеслось странное видение — последнее, что видели люди, погибшие в гондоле: вращающееся небо и сияющие огни, пальцы, вцепившиеся в сетку защитного колпака, мир, превращающийся с ужасающей скоростью в мешанину цветов.

Доктор Чудо проехал по длинному мосту и свернул в квартал стареньких деревянных домов. Большинство из них представляли собой двухэтажные строения, которые своим видом рассказывали о беспощадной руке времени и ветровой эрозии. Чудо остановил грузовик около большого дома с верандой и окнами, закрытыми ставнями. Белая краска местами облезла, оголив бесцветное серое дерево. Они еще немного посидели в грузовике в опускающихся сумерках.

— Ты не должен так делать.

— Я знаю. По тому, как я себя чувствую, я не знаю, выдержу ли я еще раз.

— То, что ты сделал, стоило этой боли? Билли обдумал вопрос, а затем кивнул.

— Да. Стоило.

— И в следующий раз ты снова сделаешь это?

— Я не знаю. Я стараюсь…

Думать, что достаточно силен, но я боюсь. А я знаю, что когда боюсь, то становлюсь слабее. — Он устало взглянул на Чудо. — Я не хочу быть таким, какой я есть. Я никогда не просил об этом. О, Боже, как мне хотелось хоть на немного забыть о духах, черной ауре и Смерти!.. Я хочу быть таким, как все другие.

— Все другие тоже боятся, — тихо сказал Чудо. — Но разве ты не понимаешь, что ты, возможно, единственный из людей, кто не должен бояться, потому что ты обладаешь способностью заглянуть сквозь Смерть на другую сторону жизни? Ты знаешь, что уход в землю — это не конец жизни; и если ты сможешь помочь другим людям осознать это, то тем самым…

Твоя жизнь перевернет весь устоявшийся порядок вещей! Бог мой, что за перспектива у тебя! Если бы у меня хватило силы духа, я бы постарался уговорить тебя совершить со мной турне по стране, демонстрируя общение с миром духов! Мы бы стали либо миллионерами, либо бродячими нищими!

Билли мрачно улыбнулся.

— Однако, — продолжал Чудо, — твое будущее лежит далеко от карнавалов, Билли. Подумай про институт парапсихологии в Чикаго, о котором я тебе рассказывал. Ладно?

— Ладно, — ответил Билли. — Я подумаю.

— Хорошо. Ну, ты готов? Мы оставим оборудование пока в грузовике.

Они вышли из машины, и Билли двинулся вслед за Доктором Чудо по заросшей тропинке. У него едва хватило сил взойти по ступеням на веранду.

Бедная внутренняя обстановка дома была покрыта толстым слоем пыли, хотя комнаты были большими и когда-то, по-видимому, выглядели великолепно. В передней повсюду громоздились ящики и коробки; свернутый и покрытый паутиной ковер стоял в углу рядом с шаткой бледно-зеленой софой с проваленными пружинами и кофейным столиком, заваленным газетами и журналами. По обе стороны от полного углей камина стояли книжные полки. Календарь, свешивающийся с гвоздя, застыл на апреле 1968 года.

— Извини за беспорядок, — сказал Чудо. Он оставил дверь открытой, чтобы проветрить помещение. — Я забил окна после того, как прошлым летом мне побили стекла. Это дешевле, чем вставлять новые. Слава Богу, что электричество еще работает.

— У вас есть телефон?

Билли хотел позвонить в госпиталь в Бирмингем еще раз, чтобы справиться о здоровье Санты Талли. Ранним утром, когда он звонил туда вторично, дежурная сестра сказала, что Санта все еще находится в критическом состоянии, и что сразу после того, как она была доставлена скорой помощью, ей была введена вакцина, привезенная из Флориды.

— Нет, к сожалению, нет. Мне некому звонить. Присаживайся, пожалуйста.

Он зачерпнул с софы газеты и сбросил их на пол.

66
{"b":"18749","o":1}