ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уловки, — произнес Билли и увидел в темноте Мелиссу Петтус. Внезапно потолок пробил огненный шар и похоронил его под пылающими обломками. Он почувствовал, что горит — почувствовал запах Майской Ночи — и закричал, стараясь выбраться из-под обломков. Он в панике побежал, его одежда загорелась.

Не добежав до двери, Билли наступил на скрытую обломками дыру в полу.

Проваливаясь, он успел ухватиться за зазубренный искореженный кусок металлической кровати, который глубоко врезался в его руку. Его тело наполовину провалилось в дыру, а ноги болтались в двадцати футах от груды обломков, усыпанных почерневшими гвоздями. Его одежда все еще горела, и Билли почувствовал, как начала тлеть его кожа.

— Иди ко мне, Билли, — шептала Мелисса. — Это больно, правда? Гореть — это больно.

— Нет! — крикнул Билли. Если он отпустит железку, то упадет и разобьется насмерть. Меняющий Облик хотел, чтобы он свалился в эту дыру. Паника, ужас, иллюзии и безумие — вот что было самым страшным оружием Меняющего Облик. — Твоя мать мертва, — сказало симпатичное личико Мелиссы. — Пришел ковбой и перерезал ей горло. Твой маленький домик — теперь куча углей. Билли, у тебя из руки течет кровь…

— Эй, есть там кто-нибудь? — раздался голос снизу.

— Отпусти же руку, иначе ты истечешь кровью! — поторопил Билли Меняющий Облик в образе Мелиссы.

Билли сконцентрировался на боли в руке. Его тело перестало гореть. Он перевел все свое внимание на то, чтобы выбраться из дыры. Его одежда не горела, не была даже опалена. Он устоял, сказал он себе, он может сопротивляться оружию Меняющего Облик. Образ Мелиссы начал таять, и на его месте снова появился вепрь. Билли выкарабкался из дыры и встал на четвереньках в луже. Что это существо говорило про его мать? Ложь, все ложь! Ему надо торопиться, подумал он, пока его не нашли пожарные.

Вокруг него на полу лежали обугленные кости. Поблизости валялась грудная клетка. В углу находилась страшная обугленная фигура с сохранившими клочьями одежды, ее почерневший череп склонился набок.

— Нет страха, — прошептал Билли. — Отбросьте боль, отбросьте… — Убирайся из темного места! — проревел Джимми Джед Фальконер с горящими праведной яростью глазами.

Что-то, мягкое как шелк, коснулось лица Билли. Бесформенная, бледная бело-голубая масса начала сочиться из стены и нерешительно тянуться к нему. Второй дух растянулся подобно паутине в углу, боязливо прижимаясь к стене.

— Ты недостаточно силен! — кричал Фальконер. — Ты не сможешь сделать это!

— Отбросьте боль, — шептал Билли, мысленно пытаясь приблизить их к ближе. Он крепко зажмурил глаза, сосредотачиваясь. Когда он открыл их, то увидел третьего духа, висящего неподалеку от него и принявшего человеческие очертания, пытаясь руками обнять Билли.

— Вы должны покинуть это место, — сказал Билли. — Вы не принадлежите ему.

Неожиданно он задрожал, когда сзади на него нахлынула волна холода. Она была мягкая, как бархат, и такая холодная, что пробирала до самых костей. Два придатка, которые должны быть руками, обняли Билли.

— Нет! — проревел Меняющий Облик, вновь превратившись в зверя.

Дух стал погружаться в Билли, который стиснул зубы, когда его стали заполнять воспоминания этого человека; сначала это была паника от распространяющегося огня и обрушившегося потолка, затем агония горящего тела. Потом в его сознании возникло видение карточного стола, рука, потянувшаяся за бутылкой «Ред Даггер», золотое ячменное поле, видневшееся из окна быстро несущегося автомобиля, разъяренный полисмен, машущий дубинкой. Воспоминания и эмоции летели сквозь него словно листья, сорванные с засыхающих деревьев.

Еще одна фигура подплыла ближе и ухватила Билли за руку.

Опять сквозь него прокатилась агония от ревущего пламени. Потом его словно укололи иглой. В дверях стояла тоненькая женщина, баюкавшая ребенка.

Билли затрепетал от мощи боли и эмоций, которые он принял. Он увидел дюжины белых фигур, двигавшихся по комнате, поднимавшихся из куч костей и углей. Они сочились сквозь стены, некоторые из них спешили к нему, другие, как испуганные дети, жались по углам.

— Отбросьте боль, — шептал Билли, когда фигуры цеплялись за него. — Нет боли, нет страха…

Картины чужих жизней мелькали в его сознании: поножовщина в какой-то аллее, бутылка, выпитая до последней капли.

— ПОСМОТРИ НА МЕНЯ, ПАРЕНЬ! — проревел Меняющий Облик и превратился в Фиттса, стоящего с питоном на шее. — Твоя мать мертва, твоя мать мертва! Пришел ковбой и отстриг ей голову!

Духи окружили Билли. Несмотря на то, что они были бесплотны, тяжесть оставляемых ими эмоций прижала Билли к полу, и он завалился набок посреди углей и воды. Он слышал рев Меняющего Облик: «Это еще не конец! Это еще не все, вот увидишь!», но закрыл свое сознание от насмешек и мысленно сосредоточился на притягивании к себе духов. Меняющий Облик исчез. Вместо него за спиной Билли, в углу, зашевелился обгорелый труп. Его мертвые, выгоревшие глазницы начали мерцать красным светом. Существо медленно-медленно задвигалось и поползло по направлению к парню. Рука скелета сомкнулась вокруг металлического обломка и подняла его, намериваясь ударить Билли сзади.

Обгоревшие кости треснули, и рука бессильно повисла. Когда Билли обернулся через плечо, он узнал на оживленном лице трупа горящие ненавистью красные глаза Меняющего Облик. Он неподвижно лежал, наблюдая за движущимся к нему трупом, рот которого открылся и издал хриплый шепот сгоревшими голосовыми связками. В следующий момент его голова отвалилась, а тело задрожало и снова осело в угли, когда Меняющий Облик оставил его.

— Боже милостивый! — закричал кто-то.

И еще один голос, неистово нарастающий:

— Давайте сюда свет!

Ошеломляющий поток света заполнил комнату. Некоторые призраки бросились в сторону от Билли, спасаясь от жесткой иллюминации, другие продолжали висеть над полом, пригвожденные к месту.

Пожарник с фонарем отпрянул назад, столкнувшись с телеоператором, который снимал документальный фильм о пожарах в отелях. Комната была полна странными белыми формами, некоторые из которых имели очертания человеческих фигур.

— Что за черт?.. — прошептал пожарник.

— Барри! — крикнула высокая женщина с рыжими волосами. — Снимай это!

Ее глаза были широко раскрыты и испуганы, и она боролась с желанием без оглядки бежать от того, что было в этой комнате. Оператор замешкался, изумленный, и женщина сама включила блок питания, висевший у него на боку. Она вынула из футляра видеокамеру, сняла пластиковую крышку и объектива и принялась снимать. Две мощных лампы, установленные в камере, высвечивали каждый уголок комнаты.

— Протравите еще кабель! Быстрее, черт возьми!

Она вошла в комнату, делая ее панораму от угла до угла.

— Ничего особенного здесь нет, — бормотал пожарник. — Ничего нет. Это только дым. Только… — он вылетел из комнаты.

Женщина переступила через лежащего на полу Билли, подергала кабель, чтобы убедиться, что он ни за что не зацепился, и принялась снимать белый силуэт с ногами и руками, который начал погружаться в стену.

56

Когда Кемми Фальконер увидела своего сына, то изумилась тому, как он постарел. Он вырос в симпатичного мужчину, но начал толстеть. Он сидел за столом около застекленного бассейна, который был частью дома Крипсина, трудясь над пластмассовой моделью самолета.

— Уэйн, — тихо позвал его Найлз, — твои гости здесь.

Уэйн без удивления посмотрел на пришедших, и Кемми увидела, что его глаза мертвы. Она выдвинула слабую улыбку и подошла ближе.

— Ты не хочешь поздороваться со своей мамой?

— Ты куришь, — ответил Уэйн. — Я чувствую запах от твоей одежды.

Он взглянул на рослого кудрявого мужчину, стоявшего в нескольких шагах позади Кемми, и нахмурился. Один из ее приятелей, подумал он. Он слышал, что у нее появилось много приятелей в Хьюстоне, куда она переехала после того, как Фонд Фальконера выплатил ей кондоминиум.

86
{"b":"18749","o":1}