ЛитМир - Электронная Библиотека

Билли вспомнил, как его орел вонзил клюв прямо в змеиную голову, как победил ее в его сне.

— Орел из дыма? — спросил он. — А змея из огня?

Глаза Уэйна широко раскрылись, а голова склонилась набок.

— Откуда ты знаешь?

— То, что я говорил в самолете насчет твоей матери, — объяснил Билли, — была правда. Ты должен мне верить. Еще есть время набраться сил; еще есть время дать орлу победить.

По подбородку Уэйна стекал пот, образуя темную лужицу на земле.

— Я всегда хотел летать. Но почему-то…

Всегда заканчивал ползаньем. Если бы я больше знал о ней. И о тебе тоже. Тогда, может быть, все сложилось бы иначе. А теперь — уходи. Оставь меня одного.

Но Билли, не обращая внимания на его слова, смотрел на завесу черного дым над тем местом, где лежали обломки «Челленджера». Он увидел приближающуюся фигуру, которая была примерно в сотне ярдов от них. Распухшее тело, шатаясь, двигалось в их сторону, бешено перебирая ногами.

Уэйн оглянулся через плечо, пытаясь сфокусировать взгляд на приближающейся фигуре.

— Крипсин, — хрипло произнес он. — Он еще не умер…

Тело двигалось так, будто его дергали за веревочки. При каждом шаге голова моталась из стороны в сторону, словно у человека была сломана шея. Его ботинки поднимали клубы пыли. Из-за сломанного плеча левая рука качалась, словно маятник.

Нет, подумал Билли, это не Крипсин. Это что-то, одевшееся в плоть Крипсина, что-то, пытающееся схватить их прежде, чем они достигнут подножия гор.

— Подождите меня, ребята! — ревело существо резким голосом, едва не разрывающим мертвые голосовые связки Крипсина. — У меня есть для вас подарочек! Смотрите, как блестит! — Существо заревело и описало кулаком широкую дугу. Билли увидел, как солнце блеснуло на каком-то металлическом объекте. — Уэйн! Билли! Подождите меня сейчас же! Я иду!

Меняющий Облик, понял Билли. Только теперь он не играет в игры, не меняет маски, чтобы, смутить его и Уэйна. Он одел человеческую плоть и мускулы; он выследил их, задыхаясь от веселья. И в этом обличье ему не нужны никакие телепатические штучки. Он просто разорвет их на куски.

— Поднимайся, Уэйн. Быстро.

Уэйн поднялся на ноги, скривившись от боли. Затем он и Билли двинулись вперед, стараясь сохранить расстояние между ними и существом.

— ВАМ НЕ УБЕЖАТЬ! — ревело оно. — ЗДЕСЬ НЕГДЕ СПРЯТАТЬСЯ!

Оно тоже попыталось перейти на бег, но у тела Крипсина заплелись ноги, и Меняющий Облик шлепнулся на землю. Плюясь от злости, он поднялся на ноги и двинулся дальше.

Жара быстро снижала скорость Билли и Уэйна. Бегемот, подкрадывающийся к ним сзади, сохранял постоянную скорость.

— УЭЙН! — закричал Меняющий Облик. — Он хочет одурачить тебя! Он демон! Сын Сатаны! Он пытается запутать тебе мозги! Ты слышишь меня? Я жив!

— Нет, — прошептал Уэйн, — ты мертв…

Ты мертв…

Ты…

Голос изменился, став женским.

— Уэйн! Я жду тебя в озере! Хочешь поплавать? Не убегай, Уэйн! Подожди меня! — А затем громогласно: — Я УБЬЮ ТЕБЯ, МАЛЕНЬКИЙ СУЧОНОК!

— Не слушай! — сказал Билли.

— Билли! — позвало существо. — Ты знаешь, кому хочешь помочь? Он приказал им убить твою мать, Билли. Знаешь, как это было сделано? Они перерезали ей горло. Перерезали прямо до позвоночника. А затем подожгли твой маленький домик в Готорне, и от него остались одни угли! Он хотел и тебя убить! О, он мечтал убить тебя! НУ ЖЕ, СПРОСИ ЕГО!

— Не оглядывайся, — сказал Билли Уэйну; его голос дрожал от противоречивых эмоций.

Они достигли подножия гор и стали карабкаться вверх. Подъем становился все каменистее и круче. За их спинами вопил и кричал Меняющий Облик, с кровожадной улыбкой размахивая своим ужасным оружием. Они карабкались по камням с острыми краями, напряженное от боли дыхание свистело у них между зубами. По мере того, как их силы иссякали, они двигались все медленнее и медленнее, а Меняющий Облик не снижал скорости. Черная, ужасная боль пронзила Билли, когда он ударился поврежденной рукой о скалу, и он стиснул зубы, чтобы не закричать. Спустя некоторое время они стали двигаться не быстрее улитки, оставляя за собой пятна пота и кровавые отпечатки ступней Билли. Пещера была прямо над ними, менее чем в пятнадцати футах пути через нагромождение обломков и камней. Уэйн оглянулся и увидел, что существо ухмыляется не далее тридцати футов от них и продолжает карабкаться. Он узнал оружие, которое было одето на его правой руке. — Испускаете дух, ребята? — крикнул ходячий труп, показав искалеченные зубы.

Билли протянул руку, чтобы схватиться за край следующего уступа. Его ноги заскользили по камням, и он чуть не сорвался, но Уэйн подтолкнул его снизу. Он вскарабкался на карниз примерно в шесть футов шириной и оказался под палящими лучами солнца. В двенадцати футах выше находилась большая пещера, но его силы иссякали. Он лежал, задыхаясь от боли, пока Уэйн забирался к нему.

Уэйн попробовал протащить Билли остаток пути, но он тоже был настолько слаб, что смог пройти только несколько футов. В его глаза попал едкий пот, ослепив на несколько секунд. Когда он протер их, то увидел мертвое лицо Крипсина, показавшееся над карнизом. Уэйн отпустил Билли и пнул существо ногой. В шее трупа что-то хрустнуло, и из носа потекла водянистая кровь, но он продолжал лезть на карниз. Уэйн попытался пнуть его еще раз, но рука Меняющего Облик заблокировала удар. Его оружие вонзилось в колено Уэйна, прорезав его до кости. Уэйн упал на свой поврежденный бок, скорчился от боли и замер. Из его колена хлестала кровь.

— Два очень гадких мальчика, — прошептал Меняющий Облик, поднимаясь на ноги Крипсина. — Они должны быть наказаны.

Билли от страха не мог сдвинуться с места, и у него не было сил, чтобы отползти в сторону. Меняющий Облик поймал их. Его Неисповедимый Путь — и Уэйна тоже — должен закончиться здесь, на опаленных каменных плитах в сотне футов над мексиканской пустыней.

— Ты больше не сможешь красть пищу с моего стола, щенок, — Меняющий Облик двинулся вперед. Окровавленная голова Крипсина болталась из стороны в сторону в такт его шагам. — Я собираюсь приятно провести с вами время. Я хочу наслаждаться этим. Ты помнишь, что я тебе говорил давным-давно? В коптильне этой суки? Я сказал, что увижу тебя снова. О, так все и случилось, да? Маленький мальчик скоро увидит, на что похожа смерть с другой стороны; и я сделаю так, что ты будешь долго-долго кричать… — он усмехнулся, готовый попировать на новых страданиях, уже питаясь страхом Билли, который делал его сильнее. От него разило ужасом и злом, которые он вытянул из погибших в самолете мужчин.

Меняющий Облик схватил Билли за волосы и оттянул его голову назад, глядя в глаза юноше.

— Сначала скальп, — прошептал он, поднимая свою руку. — Скальп индейца.

Неожиданно Уэйн схватил сзади труп за подбородок и свернул ему голову набок.

Зазубренные кости с треском рвущейся одежды вылезли из шеи. Огромная, похожая на футбольный мяч голова откинулась назад, и солнечный свет ослепил глаза Меняющего Облик. Голова, отломанная от позвоночника, повисла, как мешок плоти; Меняющий Облик не мог видеть. Он повернулся к Уэйну, слепо размахивая кастетом с лезвиями. Уэйн клонился от первого удара, но обратное движение руки располосовало ему щеку, и он отшатнулся к краю карниза. Меняющий Облик заплясал от ярости, разрезая кулаком пустой воздух, становясь к Уэйну все ближе и ближе. Наконец Крипсин нащупал его, и они сцепились. Рука Уэйна вцепилась в правое запястье трупа, из последних сил стараясь сдержать бритвы. Они балансировали на краю карниза. Меняющий Облик не мог смотреть вперед, его голова болталась за плечами.

Уэйн ослабил свою хватку. Бритвы блеснули, и распухшая рука погрузилась в живот Уэйна.

Уэйн поперхнулся, чувствуя, как тепло растекается по его ногам. В глазах его все померкло, но голова оставалась ясной, и в первый раз в жизни он понял, что ему нужно делать. Меняющий Облик издавал посредством горла Крипсина торжествующие гортанные звуки. Его рука повернулась, погружая лезвия еще глубже в живот Уэйна.

97
{"b":"18749","o":1}