ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдруг он заметил, что на его правой ладони что-то лежит. Билли пригляделся, и его сердце забилось часто-часто.

Это был кусочек угля, покрытый шеллаком, чтобы нельзя было порезать руки об острые кромки.

Он встал и похромал к выходу. Там не было никаких следов, кроме его кровавых отпечатков. Нещадная жара снова загнала его в тень, где он сел и крепко сжал уголек в кулаке. Был ли он с ним все это время? Нет, нет; он остался за две тысячи миль, в Чикаго. Ведь так? Огонь в голове мешал ему точно припомнить. Он положил кусочек угля в карман и стал ждать захода солнца.

В темно-синих сумерках Билли осторожно спустился туда, где лежали трупы Уэйна и Крипсина. До Билли доносились порывы ветра от крыльев разлетающихся в разные стороны стервятников. Они уже оприходовали большую часть Крипсина. И поработали над спиной и ногами Уэйна, но пока не тронули его лицо. Он снял с Уэйна туфли и засунул в них свои распухшие ступни. Он немного посидел рядом с Уэйном, а затем начал обкладывать труп камнями, чтобы сохранить его от стервятников.

Он начал идти в западном направлении, оглянувшись лишь однажды, чтобы взглянуть на тело своего брата. Его брат ушел, и не было никакой нужды оплакивать его путь на другую сторону. Если бы он знал больше об Уэйне, они непременно смогли бы научиться понимать друг друга. Они могли бы стать друзьями, а не юношами, идущими каждой своей дорогой, по отдельности ищущих ответ на вопрос о том, что такое их силы, которые повлияли на их жизни.

Билли отвернулся от трупа своего брата и двинулся вперед.

Он перемежал ходьбу с отдыхом всю долгую холодную ночь. Его ноги снова начали кровоточить, а сломанная рука раздулась вдвое, но он продолжал идти. Незадолго до рассвета, когда он совсем выбился из сил и спотыкался на каждом шагу, поднявшись на маленький холм, он оказался рядом с лачугой скваттера. Постройка почти полностью разрушилась, но внутри на полу валялся грязный матрас; на столе стояли тарелки с позеленевшей едой, которая теперь меньше всего напоминала еду. Однако рядом с тарелками стояли также кофейные чашки, внутри одной из которых, когда Билли взял ее в руки, что-то тихонько заколыхалось. Он нетерпеливо вылил несколько капель себе на ладонь; вода была болотно-зеленой и кишащей бактериями. Билли взял одну из тарелок, почистил ее о песок и поставил на стол. Он оторвал квадратик от своей брючины, разложил его на тарелке, а потом осторожно процедил через него воду, чтобы задержать наиболее крупные части зеленой растительности. То, что осталось на дне тарелки — едва ли три глотка, солоноватых, неприятных на вкус — немедленно было переправлено в рот. Влажным куском брючины он обтер себе лицо, а затем проспал несколько часов на грязном матрасе.

Когда он проснулся, то в лачугу сквозь дыры в сгнивших стенах проникали мечи солнечных лучей. Его била лихорадка, и он был очень слаб. Изувеченная рука тянула к земле так, будто была из свинца. Из раны сочилась желтая жидкость. Он попытался не думать о боли и сконцентрировался на мыслях о Бонни. Он собирался показать ей Готорн, посмотреть Ламезу и хотел узнать про нее все-все, с самого ее рождения. Билли мысленно вспомнил ее лицо, и оно возникло перед у него глазами словно фотография. Он должен к ней вернуться.

Он вышел из кабины и остановился словно пораженный громом.

В трех или четырех милях от себя он увидел облепленное коричневыми холмами большое озеро. Оно было окружено мотелями и ресторанами с большими вывесками, которые должны быть видны с автострады, проходящей не далее, чем в полумиле от лачуги. По дороге двигались автомобили и песчаные багги, а на озере Билли разглядел красный катер, тянущий за собой человека на водных лыжах. Вдоль улиц какого-то курортного города, выстроенного на берегу высохшего потока, росли пальмы, махавшие Билли листьями. Вся картина колыхалась в мареве. Билли замер, ожидая, что все это неожиданно исчезнет.

Он направился в сторону миража. На автостраде багги резко вывернули в сторону, сигналя клаксоном, чтобы избежать столкновения с Билли. Он медленно шел к середине дороги, объезжаемый автомобилями, мотоциклами и багги. Некоторые машины везли на себе катера, и из окон махали руками дети. Озеро в лучах солнца блестело словно расплавленное золото.

Билли остановился на середине шоссе и начал хохотать. Он не мог остановиться даже тогда, когда у него заломило челюсти, и он чуть не упал на шоссе от слабости. Он продолжал смеяться и тогда, когда рядом с ним затормозил мотоцикл офицера мексиканской полиции, и тот начал что-то кричать.

13. ДОМ

64

При помощи водительских прав Бонни они арендовали в аэропорту Бирмингема маленький «Гремлин» и под серым позднедекабрьским небом проделали на нем двухчасовое путешествие до Файета. Южная зима уже началась, волна холодного ветра с дождем кружила коричневые листья. Два дня назад было Рождество.

Он проехали мимо большого плаката, пробитого пулями 22 калибра. «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ФАЙЕТ — ДОМ МАЛЕНЬКОГО УЭЙНА ФАЛЬКОНЕРА, ВЕЛИЧАЙШЕГО ЕВАНГЕЛИСТА ЮГА!» Билли заметил, что вторая строка надписи выцвела. Ее не будут обновлять. Домом для тела Уэйна стало тщательно ухоженное кладбище по соседству с владениями Фальконеров. Он был похоронен рядом со своим отцом, и на его могиле всегда были живые цветы.

— Я никогда не видела столько холмов, — сказала Бонни. Она заметила, как Билли вздрогнул будто от старой раны, когда они проезжали мимо плаката. — В Ламезе все плоско, как блин. Долго нам еще?

— Мы будем там через несколько минут. Они сразу же за Файетом. Вокруг глаз Билли все еще были заметны темные круги, и ему нужно было набрать еще фунтов пять шесть, чтобы его лицо округлилось. Он смог начать ходить без костылей только на прошлой неделе. Еще раньше были несколько недель, выпавших из его жизни, когда он то приходил в себя, то впадал в беспамятство, борясь с обширной инфекцией. Его зашитая челюсть зажила быстро, как и рука, одетая в толстый гипс. Доктор Хиллберн все время была рядом с ним: врачи не могли понять, почему он не погиб в пустыне. Повреждения, полученные им при аварии самолета, сами по себе были достаточно серьезными, а заражение, которое он получил из-за рваной раны на запястье, должно было покончить с ним на все сто процентов.

Доктор Хиллберн ничего не сказала, когда Билли рассказал ей, что он умирал, но его прислали обратно с той стороны. А люди правы, сказал Билли, там так прекрасно. Однако, если доктор Хиллберн не возражает, он еще некоторое время побродит на этом свете.

Доктор Хиллберн улыбнулась и сказала, что ни капельки не возражает.

Позже Билли спросил ее о матери. Доктор Хиллберн подтвердила то, что он уже знал; Рамона Крикмор погибла при пожаре, возникшем по неустановленной причине. Лачуга полностью сгорела.

Бонни оставалась с ним днями и ночами, помогая в его страданиях. Теперь, когда он был в безопасности и его тело излечилось, разноречивые эмоции относительно Уэйна и потери матери хлынули из него горькими слезами. Когда он плакал, Бонни баюкала его голову. Некоторое время ему снились кошмары о падении самолета. В них Меняющий Облик в распухшем теле Крипсина крался за ним и Уэйном по горящей пустыне. Они закончились, как только его тело и сознание вылечились, однако когда они с Бонни ступили на борт самолета в Чикаго, чтобы совершить свадебное путешествие, которое было подарком сотрудников и пациентов института Хиллберн, он покрылся холодным потом. Самым трудном было пристегнуть ремень, и когда «Боинг-747» рейсом до Атланты пошел на взлет, он закрыл глаза и крепко вцепился в руку Бонни. Однако когда они поднялись в воздух, все его страхи пропали, и он даже смог несколько минут смотреть в иллюминатор. Полет на самолете был гораздо более быстр и удобен, чем поездка на автобусе или поезде, других альтернативах Билли, а он хотел попасть в Готорн как можно быстрее.

Он рассказывал Бонни фрагменты того, что произошло с ним в Мексике, но она знала, что ему ужасно тяжело говорить об этом. Она не хотела заставлять его; когда он захочет сам все рассказать, она будет внимательным слушателем.

99
{"b":"18749","o":1}