ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боже мой! Я и не подозревал, что их… столько!

— И это лишь их часть. Их в десять раз больше, я уверен.

Сильвера положил пистолет на пол кабины, потом сжал пальцы, пытаясь унять дрожь ладоней. Страх наполнял его, словно он был старым треснувшим кувшином и начал протекать. Внезапно он понял, что не может больше определить, где находиться солнце. Небо казалось совершенно однородным, одного грязно-коричневого цвета с полосами серого и желтого.

— Который час? — спросил он.

Вес бросил взгляд на часы, поблагодарив фирму «ролекс» за их водонепроницаемый ударостойкий корпус.

— Почти три. — Он снял часы и положил их на приборную панель, чтобы они оба могли видеть время.

— Нужно спешить, — тихо сказал Сильвера. Но голос внутри него кричал: «Слишком поздно! Скоро настанет ночь и все будет кончено! Слишком поздно!»

Башни небоскребов Лос-Анжелеса высились со всех сторон в мрачном желтом свете, словно надгробия на кладбище великанов. Потом их не стало видно-все затмили полотнища серо-желтого песка. «Дворники» ветрового стекла стонали и скрежетали. Двигатель «краба» судорожно втягивал воздух сквозь забитые песком фильтры. Темнота, казалось, наползала на них со всех сторон. Где-то возле белой плоскости Першинг-сквера, теперь покрытой полосами нанесенного песка, перед джипом пролетела целая стая шаров перекати-поле. Бог знает, откуда они тут взялись. Вес пытался преодолеть одну за другой блокированные дюнами и брошенными автомобилями улицы. Каждый раз ему приходилось осторожно возвращаться по собственным следам. Указатель на цыферблате топлива начал угрожающе опускаться, стрелка на термометре подошла к крайней черте.

«Скоро Лос-Анжелес превратится в город призрак, разорванный и пережеванный челюстями Мохавской пустыни, „ — продумал Вес. Да. Сверкающий город Коандук, разоренный, разрушенный. Город снов и мечтаний, величественный дворец наслаждений, павший перед армиями пустыни и Зла, разрушивших его. Зло всегда здесь обитало. То там, то здесь. То Душитель Холмов, то Таракан, то Массон-убийца — словно части жуткого рецепта, готового для приготовления отвратительного варева, которое сейчас вариться в колдовском котле, в который превратился город Юности. Гуляш из змеиных голов и человеческой крови. И когда надвинется ночь, зазвонит призывающий к пиршеству колокол. И ЗЛО сквозь тысячи своих сиплых глоток запоет: «Праздник! Праздник насыщения! Стол накрыт, банкет нас ждет, мы страшно голодны..“.

Вес понимал, что им нечего теперь противопоставить вампирам. Немного воды во флаконе, пистолеты и пружинный нож. Какая польза от пуль и ножа? Вес рассчитывал на определенное воздействие распятия, но теперь и распятия у них не было. У него, правда, был маленький шарик-амулет, который сделала Соланж. Он помог ему во время столкновения с мотоциклистами. Но что будет со священником? У него вообще нет никакой защиты.

Он отбрасывал в сторону мрачные мысли, но они упорно возвращались, как стервятники. Но сейчас у него не было ни времени, ни сил, чтобы с ними разделаться. Один взгляд на топливный указатель сказал ему, что обратного пути у них нет и уже давно. Теперь оставалось одно — двигаться дальше. Двигаться дальше, пока они не окажутся в последнем тупике. Весли Ричер, это твой последний спектакль, и ты должен играть так, как никогда еще не играл. Ладони его покрылись холодной испариной, как в тот первый вечер, когда он вышел на сцену Комедийной Мастерской. Но теперь сцена была куда важнее, чем та, первая… И расплатой за промах будет смерть, если не хуже…

«Да, смерть — это еще совсем неплохо будет, — подумал Вес. — Альтернатива — превратиться в одного из этих существ, которые спали в гробах на складе». Он уже принял решение, как избежать этого — ствол пистолета в рот, быстрое нажатие на спуск. И — Баааахх! Прыжок с ночного поезда. Пешком домой, сквозь жуткий дождь. Самоубийство.

Он надеялся, что ему удастся вместе с собой убить и Соланж.

11

Голова у Томми болела, и Палатазину пришлось остановиться, чтобы перевести дух. Он присел в темноте рядом с мальчиком, а Крысси тем временем, забрав фонарь, пошел вперед, на разведку. Несколько секунд спустя свет фонаря стал приближаться — сначала желтая точка, потом расширяющийся луч. Крысси присел рядом с Палатазином.

— Мы почти под Голливудским бульваром. Как дела, маленький брат?

— Все в порядке, — сказал Томми.

— А сколько еще до Аутпост-драйв? — спросил Палатазин.

— Немного. Потом придется ползти вверх. И помните, что я могу протиснуться в такие места, куда не пролезть. Ну как, парни, готовы?

— Готовы, — сказал Томми и поднялся.

С того момента, когда они пересекли под землей Де-Лонгавеню, вода под ногами постоянно прибывала. Теперь это был уже не крохотный журчащий ручеек, а мощный мутный поток. Туннель, который, как объяснил Крысси, шел под Закатным бульваром, был просторным, с высоким потолком, и к изумлению Палатазина, луч фонаря время от времени высвечивал надписи на стене. Под ногами грязный поток медленно обтекал кучи коричневой отвратительной грязи. Они подошли к месту, где в двух разных направлениях уходили новые туннели. Крысси на секунду остановился, поводя лучом фонарика слева-направо и обратно. Потом выбрал правый туннель. Потолок здесь оказался куда ниже, и теперь идти приходилось, согнувшись в три погибели. Ноги хлюпали в жиже, запахи, несмотря на уже выработавшуюся привычку, были едва переносимы. Крысси бодро хлюпал по грязи, словно ловец форели.

— Еще немного! — крикнул он через плечо. — Вот только пройдем… Эй, берегись, брат!

Крысси направил луч фонарика назад, туда, где шел Томми. Вдоль трубы, бегущей по стене на уровне головы мальчика, кралось несколько здоровенных крыс. Они явно собирались оборонять свое гнездо, которое устроили в трещине трубы, там где соединялись две ее секции. Три большие крысы запищали и бросились в укрытие. Оттуда они с вызовом сверкали розовыми точками глаз.

— Иногда они прыгают прямо в лицо, — сказал Крысси, когда они прошли крысиное гнездо. — Такая зараза… Если уж вцепится, то попробуй стряхнуть! Однажды, сожрав пару «желтых», я пришел в себя и обнаружил, что два серых паразита намереваются устроить жилище у меня в бороде.

Вдруг Крысси остановился и втянул носом воздух:

— Это оно. Большой туннель под Голливудом.

Узкий туннель кончился, и они снова оказались в просторном. Вода на дне была глубиной в фут — глубже, чем в остальных. Крысси уверенно зашагал вперед, громко хлюпая, направив луч к дальней стене. Показался целый ряд круглых отверстий туннелей поменьше, каждый вливал в большой туннель свою порцию грязной воды.

— Ну-ка, посмотрим, — сказал Крысси, задумчиво жмурясь. Луч фонарика перебегал с одного туннеля на другой. — Вот этот, — сказал он, наконец, показывая фонариком на центральное отверстие. — Да, точно.

— А вы точно знаете? — хрипло сказал Томми. Все эти туннели напоминали ему фильм «Они», в котором гигантские муравьи поселились под Лос-Анжелесом.

— Знаю, само собой, — ответил Крысси и постучал по голове. — Карта у меня прямо здесь, всегда с собой. Иногда, правда, я слегка путаюсь, есть такое дело. — Он вдруг захихикал, глаза светились голубым и электрическими лампочками — явное воздействие всех проглоченных капсул и пилюль.

— Пошли, — раздраженно сказал Палатазин. — Нам нужно спешить.

Крысси пожал плечами и двинулся вперед. Томми сделал три шага и почувствовал под ногой что-то отвратительно мягкое. Он вскрикнул, прыгнул вперед и натолкнулся на Палатазина.

— Что такое? — раздраженно спросил Палатазин.

Крысси обернулся и посветил фонариком. Человеческий труп плыл медленно в грязном потоке. На нем сидели крысы, вырывая зубами кусочки мяса. Палатазин взял Томми за плечо и силой повел дальше. Они пересекли главный туннель и, прибавив шагу, вошли в канал, указанный Крысси.

Этот туннель поворачивал вправо и постепенно становился более узким.

Палатазин, который шагал, сильно согнувшись, испытывая неприятное жжение в горле и легких, вдруг заметил, что свет фонарика Крысси стал заметно слабее. Теперь он был тускло-желтым. Он слышал писк и шуршание крыс за спиной — животные, потревоженные появлением непрошенных гостей, смыкались за их спинами. Палатазин боялся, что Томми может не выдержать долго. Но Томми сделал выбор, как настоящий мужчина, и обратного пути все равно не было. Множество новых туннелей, некоторые просто дыры в бетонной стене. Журчание и звон капель. Они поднялись и подошли к лестнице из металлических колец. Крысси направил свет на крышку люка — до нее было футов двенадцать.

115
{"b":"18753","o":1}