ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Немного погодя он поднял руки, откинул крышку гроба и вылез наружу, покинув теплое ложе защищающей родной венгерской почвы. Он стоял на первом этаже подвала, с его разветвленной системой коридоров, комнат, заполненных старой мебелью, ящиками, пачками старых газет и журналов, связанных истлевшим шпагатом.

В одном из ящиков Конрад когда-то обнаружил пожелтевшие глянцевые листы плакатов и афиш, рекламирующих фильмы Орлона Кронстина. Человек в гриме вампира нависал над ничего не подозревавшей в своем сне блондинкой. Все это крайне забавляло Вулкана. Лицо вампира на фотографии было тупым, летаргическим, абсолютно не голодным. Однажды, прогуливаясь по южной окраине Чикаго вместе со стариной Фалько — бедный предатель Фалько! Все-таки он был славный малый! — они остановились перед мигающей неоновой рекламой : «Дамен Сут Театр» — ниже — «Двойная программа ужасов. Проклятие вампира и Графиня Дракула». Естественно, они зашли просмотреть эти старые ленты, до безобразия стершиеся. Было довольно весело. Раньше он уже смотрел фильмы, в Лондоне, но те были немые, а теперь на экране не только разговаривали, но и изображение было цветным. Вулкан, действуя больше из внезапного побуждения, чем реальной необходимости, пересек балкон и сел на свободное место позади мужчины, который громко храпел открытым ртом. Вулкан легко мог заглянуть под покров лысеющей головы и как в раскрытой книге прочесть все сны — мечтания всей жизни этого человека. У него была жена по имени Сесили, двое детей — Майк и Лайза, двухкомнатная квартира со старинными швейцарскими часами с кукушкой на стене, кипы бумаг и счетов на столе под желтым светом настольной лампы, дружки, сгрудившиеся вокруг стола в задымленной темной таверне, стакан пива на салфетке с надписью «Мак-Дуглас». Этот человек больше всего хотел бы всегда быть молодым, свободным от забот, мчаться по проспекту в красном спортивном авто с лисьем хвостом на антенне. За какие-то двенадцать минут — промежуток между укусом и высасыванием нужной порции крови — принц Вулкан полностью изменил жизнь этого человека по имени Коркоран. Теперь он был одним из нескольких сотен вампиров Чикаго, ждавших триумфального возвращения Хозяина с Запада.

Пора было сзывать собак обратно в замок, на ночь. Принц сконцентрировал волю, нащупывая контакт с самым большим зверем, который стал вожаком, организатором своры. Глаза Вулкана закатились, он напрягся, но почему-то не мог нащупать вожака. Словно дуновение холодного ветра, как призрачная ментальная тень, покинул он стены замка, направляя свой внутренний огненный ищущий глаз в потоки бури. Но он больше нигде не чувствовал присутствия вожака — связь между ними была надежно, но необъяснимо, прервана. Теперь он ощущал присутствие других собак, их боль, смятение, тупую ярость. Он поискал среди них, ощупывая примитивные сознания животных. Собаки полностью вышли из-под контроля. Они были сильно напуганы чем-то. Вулкан прочел их смутные впечатления о громе, огне, обжигающей, дробящей кости боли. Он тут же вернулся обратно в свое тело, в замок. Глаза заняли нормальное положение в проемах глазниц, зрачки сузились в привычные щели. Что-то случилось с вожаком стаи. Очевидно, пес мертв. Но что или кто его убил?

Он поспешил вдоль коридора, мимо комнат, где Кобра и остальные лейтенанты начали просыпаться. Взобравшись по длинной спиральной каменной лестнице, которая вела к толстой, в три дюйма толщиной, дубовой двери. За дверью находился первый, основной, этаж замка. Рядом с дверью, у основания другой каменной лестницы, стоял мотоцикл Кобры — почти вся черная краска была с него содрана песком урагана.

— Таракан! — крикнул Вулкан, и голос громом проревел по коридорам замка, по комнатам и альковам. — Таракан!

Он поспешил наверх, стуча подошвами по каменным плитам. На втором этаже коридоры свистели завихрениями ветра, проникающего в замок сквозь щели и трещины. Здесь имелось множество комнат без окон, в которых тоже хранились гробы со спавшими вампирами, и уже довольно многие их хозяева бродили из комнаты в комнату, как безмолвные призраки. При приближении Вулкана они быстро покидали его путь, уступали почтительно дорогу. Какая-то красивая женщина — блондинка в запятнанном кровью черном платье бросилась к принцу, чтобы поцеловать руку, но он сердито на нее зашипел и вырвал ладонь. Сейчас он был занят более срочными делами.

— Таракан! — снова крикнул он в гневе, и в следующую секунду увидел яркую точку света впереди. Свет приближался.

— Я же тебя звал! — сказал Вулкан; глаза его светились. — Где ты был?

— Я слышал, Хозяин, но я… разводил огонь в камине в зале. Теперь зал готов, Хозяин.

Вулкан заглянул в мозг этого человека — это было несложно, сознание Таракана было до смешного детским, до смешного податливым. Он увидел, чем занимался Таракан минуту назад. Разведя огонь в зале и приготовив карты, Таракан был загипнотизирован вращением спиральной колонны песка в золотой чаше. Он забыл обо всем остальном, как ребенок, зачарованный новой восхитительной игрушкой. Принц поспешил покинуть сознание Таракана, память которого кипела темными силуэтами, воспоминаниями о женщине, черты лица которой почему-то постоянно менялись, тело которой полетело вниз, сквозь лестничный пролет и осталось лежать в самом низу, словно кукла со сломанной шеей. Целые стаи и рои крыс и тараканов дергались в смертной агонии.

— Что-то случилось с собаками! — недовольно сказал Вулкан, потом вспомнил слова Владыки: «Четверо придут, чтобы уничтожить тебя!» — Возможно, кто-то проскользнул в замок.

Таракан был изумлен;

— Кто? В замок… мимо собак…

— Пойдем!

Он прошел мимо оцепеневшего Таракана узкой каменной лестнице, заканчивающейся у дубовой двери с двойным засовом. Отперев засовы, он шагнул на широкий балкон, находившийся примерно в пятидесяти футах над землей. Он подошел к каменному парапету, всмотрелся в темноту — он ясно слышал далекое беспорядочное завывание сторожевой стаи. Да. Теперь он был уверен. Первая линия обороны замка пробита. Но как насчет второй линии? Наклонившись, он посмотрел вниз.

Сначала он не увидел ничего необычного. Главные ворота были закрыты, в укрепленном дворе замка никого не было видно. Но потом он заметил слабое движение сразу за воротами, по ту сторону стены, и увидел двух людей — на них были какие-то маски с подключенными к ним баллонами, видимо, дыхательные аппараты — и один из них попал в ловушку. Его левая лодыжка была в пасти капкана. Второй пытался помочь ему выбраться, оттащить раненного от ворот к укрытию — нескольким высохшим деревьям в десяти ярдах от ворот. Там характер местности, деревья и темнота могли дать им какое-то убежище.

Вулкан усмехнулся. Когда он убедился, что первая линия обороны пройдена, что кому-то удалось пробиться сквозь бурю и свору охраняющих замок псов, его наполнило беспокойство и какое-то жуткое изумление. «ЧЕТВЕРО», — так сказал Владыка. «ОНИ ВЫНОСЛИВЫ. ОНИ ВЫДЕРЖАТ». Но владыка ошибся. Их всего лишь двое, и оба уже не опасны ему, принцу вампиров, Конраду Вулкану. Один лежит на земле, а второй, похоже, вот-вот сам свалится. Их всего лишь двое, и оба они забрались сюда, в горы, чтобы встретить собственную смерть. Владыка ошибался.

— Ошибался! — крикнул Вулкан. — Чего мне опасаться? Тебя? — И он холодно рассмеялся, длинные клыки выдвинулись из гнезд в челюстях. Смех — холодный, жестокий, хриплый — внезапно прекратился. Глаза Вулкана сузились. Он смотрел, как человек в кислородной маске пытается тащить своего раненого или уже мертвого товарища.

— Спустись и найди мне Кобру, — приказал Вулкан Таракану. — Вместе с ним приведите вот тех двоих — если они еще способны передвигаться — если нет, принесите их в зал совета. И запомни — они нужны мне нетронутыми. Пока. Объясни это Кобре как следует.

Таракан с готовностью кивнул и поспешил прочь, исчезнув за дверью.

Принц Вулкан подался вперед, опираясь о парапет, с большим интересом рассматривая две фигурки внизу. Как эти двое умудрились его вычислить? Как они догадались, что он скрывается именно здесь, в замке Кронстина? А другие люди — они знают, где спрятался Вулкан? Если да, то убежище не настолько безопасно, как ему казалось. Предупреждение Владыки эхом отдалось в голове, но он отмахнулся от неприятной мысли. Небольшое развлечение — как раз это ему сейчас необходимо, чтобы отвлечься от мрачного воспоминания о разговоре с Владыкой. Да! Развлечение! Игры, охота, что-нибудь вроде фехтовального турнира — драка медведя с кабаном, сражение псов с крысами, которые так любил его папа-Ястреб. Если эти двое выдержали переход в горы, добрались до самых стен замка, если они в самом деле были так выносливы, то наверняка выдержат еще немного, чтобы доставить небольшое удовольствие королю вампиров и его придворным. Наверняка!

120
{"b":"18753","o":1}