ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

15

Крысси вытянул перед собой руку с фонариком. Его слабый свет бросал золотые заплаты освещенных стен на плотную ткань темноты. Туннель продолжал вести вверх, как и все предыдущие две мили. Дно было липким и скользким.

Ноги и спина Палатазина невыносимо ныли, и несколько раз ему приходилось останавливаться, отдыхать, прислонившись к стене, отчего их продвижение катастрофически задерживалось. На лице выступили капельки пота, и ему приходилось бороться не только с усталостью, но и с клаустрофобией, и постоянным кошмарным ощущением, что за ними кто-то следит, позволяя им пока двигаться без помех, словно кот, играющий с преследуемой мышью. Он чувствовал за своей спиной ХОЛОД — и несколько раз, когда чувство становилось невыносимым, он доставал из кармана спички и баллон аэрозоля, зажигал импровизированный факел и направлял назад. Он не видел вампиров, но слышал сердитое шипение, шуршание — всегда за пределами освещенного круга. Пламя не давало им приблизиться. Пока.

Они несколько раз проходили под колодцами люков, и Палатазин поднимался, чтобы выглянуть и определить, где они находятся, пытаясь вспомнить, видел ли он окрестности во время первой попытки добраться до замка на машине. Ураган заметно сбавил силу, и несмотря на бьющие в лицо ветер и песок, видимость стала лучше. В сумерках он различал темные силуэты коттеджей, расположившихся на склоне холма. Нужно было продолжать подъем. Палатазин опасался, что они совершенно пропустят поворот. Вдруг они уже его пропустили? Он не был уверен, что это не так.

По спине его опять пробежала неприятная волна дрожи. Он чиркнул спичкой. В красноватом мерцании огонька спички он увидел мертвые, словно черные дыры от пуль, глаза — до них было с десяток футов. Вампиры — их было трое, по меньшей мере — тут же умчались за границу темноты, предчувствуя появление языка пламени из баллона. Палатазин достал баллон из рюкзака, нажал кнопку, направив струю на спичку. Пламя рванулось вперед красно-голубым языком. Вампиры поспешно отступили в тень. Палатазин слышал их сердитое шипение и проклятия.

Они продолжали подъем под прикрытием Палатазина. Когда пламя начало трещать и меркнуть, они увидели, как ближе подкрадываются к ним вампиры с хищными и отвратительными лицами, оставаясь на самой границе света. Их было трое — двое парней и девушка, и глаза их зло отсвечивали серебром и кровью.

— Опусти эту штуку, старичок, — прошептал один из них. Палатазин слышал голос совершенно ясно, но губы вампира, кажется, оставались совершенно неподвижными.

— Давай-давай, — прошептала девушка-вампир, холодно усмехнувшись. — Отпусти огонь, будь умницей…

— Нет! — крикнул Палатазин. Видение его, казалось, стало туманным, темнота начала наползать со всех сторон, грозя поглотить их.

— Они говорят внутри вашей головы! — резко предупредил Томми. — Не слушайте их!

— Пожалуйста, — сказала девушка-вампир и облизнула губы черным юрким языком. — Очень вас прошу.

Другой вампир попытался выбить баллон, и Палатазин чуть не выпустил кнопку. Металл баллончика стал горячим, и он знал, что лака осталось на минуту, не больше.

Внезапно Крысси остановился.

— Эй, слышите? — спросил он хриплым от напряжения голосом.

Палатазин попытался прислушаться, не обращая внимания на голоса, звучавшие в голове. Три вампира обнаглели, то и дело прыгая вперед и пытаясь выбить баллончик из руки Палатазина.

— Слышу! — воскликнул Томми. — Наверху собаки лают!

Палатазин попытался сосредоточиться, отбросив в сторону голоса вампиров, и немедленно услышал лай — призрачный хор завываний, доносившийся откуда-то сверху.

— Нужно найти дорогу наверх! — крикнул он, и потом услышал голос девушки-вампира;

— Нет! Зачем это вам? Ты ведь хочешь бросить баллон и остаться внизу, с нами. Правда?

Пламя зашипело, дало осечку раз, потом второй. Теперь весь туннель, казалось, был наполнен вонью горящего аэрозоля и адским дымом. Один из вампиров бросился на Палатазина, тот направил пламя прямо ему в глаза. Существо пронзительно завопило и отскочило назад.

Крысси нашел лестницу и начал подниматься. Когда он отодвинул в сторону люк, даже малейшего намека на свет, просочившийся вниз, было достаточно, чтобы заставить вампиров отступить. Они стояли тесной группой, шипя, словно гремучие змеи, и Палатазин слышал серебристый голосок в мозгу, повторявший;

— Вы нужны нам, останьтесь. Пожалуйста…

И на миг ему захотелось остаться.

— Наверх! — крикнул он, чувствуя, как вихрем врывается в колодец ветер снаружи, обдувая лицо. Пламя баллона погасло. Томми как раз поднимался по лестнице к ждавшему наверху Крысси. Когда Палатазин сам начал карабкаться, один из парней-вампиров бросился вперед и схватил за лодыжку, стараясь стащить вниз. Палатазин дрыгнул ногой, освободился, увидел пару жутких клыков, которые едва не вонзились в ногу. Потом вампир вскрикнул, испытывая боль даже от недолгого нахождения в тусклом свете из люка, и бросился прочь. Когда Палатазин достиг конца колодца и начал протискиваться в отверстие люка, он услышал далекий слабый шепот;

— Не уходи… не уходи… не уходи…

Вокруг бушевал ураган, и откуда-то справа он слышал лай и завывание собак. Трое людей двинулись вперед. Ветер каждую секунду грозил бросить их на землю. Через минуту Палатазин увидел два домика, которые показались ему знакомыми, хотя в этом он не был уверен. Потом из сумрака выступили знакомые засохшие деревья, и он понял, что эта узкая дорога змеится вверх по Аутпост-драйв.

— Осталось мало! — крикнул он Крысси, прикрывая лицо локтем. — Но обратно в дыру я не полезу. Замок на самом верху этой горы.

— Парень, эти кровососы внизу меня до смерти напугали, — сказал Крысси. — Нам в самом деле лучше обратно не соваться. Сечешь?

Палатазин кивнул. Он обернулся к Томми;

— С тобой все нормально?

— Порядок, — ответил мальчик, держа ладони чашкой перед лицом, прикрывая рот и нос. Он покачнулся, едва не упав — настолько силен был порыв ветра.

— Тогда вперед, наверх!

Палатазин пошел первым, замыкал цепочку Крысси. Взяв друг друга за руки, они с трудом поднимались вверх по дороге. Ветер был яростным, и Томми пару раз падал. Его едва не уносило, и Палатазин с Крысси едва успевали прийти ему на помощь. Они прошли мимо какой-то машины военного типа, вроде джипа, но побольше размером. Она приткнулась к дереву на краю дороги, очевидно, произошла авария. В нескольких десятках метров они обнаружили трупы нескольких собак, уже наполовину невидимых под покровом нанесенного песка. Теперь со всех сторон раздавался вой ветра, приносивший лай и завывания, и Палатазин чувствовал, что сверху за ними следят. Подняв голову, он увидел несколько собак, присевших за камнями скалы над дорогой, это их вой доносил ветер. Несколько раз собаки выпрыгивали из темноты, грозно щелкая зубами, потом так же стремительно исчезали. Одна из них, овчарка-колли, прыгнула на Крысси, схватила за ногу, повалила и тут же умчалась прочь. Палатазин знал, что через несколько секунд перед ними будет сам замок. И он был уверен, что часть вампиров — если не все — уже проснулись. И очень скоро весь замок, как и город внизу, будет кишить вампирами. Рюкзак, полный осиновых кольев показался необыкновенно тяжелым, и по спине пробежали колючие ледяные мурашки. Он надеялся, что некоторых вампиров еще успеет застать внутри гробов, особенно короля. Но, рассуждая логически, он должен быть среди первых проснувшихся. И все же на их стороне был фактор внезапности, и это было немаловажно. «В армии это называется» посылаем вас на верную смерть «, — подумал Палатазин. — Добраться в замок — это не самое сложное. Вернуться целыми и невредимыми — вот в чем задача». Но он все это знал заранее и принимал риск как должное, так же, он был уверен, как понимал и принимал его отец. Ему было жаль Томми.

Когда впереди поднялась мрачная громада замка, Палатазин остановился и прошептал;

— Боже, помоги нам!

121
{"b":"18753","o":1}