ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Держи руку!

Таракан тут же бросился на Веса, сорвал пиджак, швырнул по ветру — тот подхватил пиджак, махавший рукавами, словно странная птица — и унес за обрыв.

— Вот так, — тихо и с удовольствием сказал Кобра. — Забери пистолет.

Таракан вытащил кольт из-за ремня Веса. Теперь исчезла вся надежда, даже на самоубийство.

Потом Кобра сорвал маску с Сильверы, наклонился, всматриваясь в лицо священника, проведя вдоль линии подбородка Сильверы концом ствола маузера. Сильвера застонал, придя в себя после шока. Вес все это время надеялся, что священник умер — для его же блага. Пистолет у Сильверы тоже забрали. Кобра отыскал нож, выпустил лезвие, посвистел, разглядывая, потом отыскал в кармане священника флакон со святой водой.

— Это что за дерьмо? — спросил Кобра Веса. Тот промолчал.

Кобра несколько секунд смотрел на прозрачную жидкость, губы его растянулись в медленной усмешке.

— А она не нравится мне! — сказал он вдруг. — Жжет мне руку. Совсем не нравится.

Он вдруг закричал, не то от ярости, не то от боли, и швырнул флакон куда-то в темноту. Весу показалось, что он услышал звон разбившегося стекла. В следующую секунду Кобра уже скалился в лицо Весу, приставив маузер к горлу.

— Думали провести старину Кобру, а? Что?! Вы люди, вы не в силах навредить нам. Это мы можем… вам навредить!

Когда Вес промолчал, Кобра сделал шаг назад, неуверенно почему-то поморгал, потом посмотрел на ладонь, державшую флакон. Очевидно, понял Вес, вода обожгла ему руку даже сквозь стекло и перчатку.

— Неси этого! — приказал Кобра, показывая маузером на Сильверу. Потом кивнул Весу. — Двигай!

Через ворота они вошли в замок. Вес помогал идти Сильвере, который не мог наступить на раненную ногу. Он вздрогнул, услышав, как со скрежетом задвинул Таракан засов ворот. Над ними возвышалась громада замка, некая Лысая Гора, где праздновали победу всяческие ужасы. Они поднялись на широкие ступени, подошли к массивной двери парадного входа. Лестница была украшена отвратительными химерами в позах роденовского Мыслителя, установленными на верхушках каменных постаментов. Кобра толкнул дверь, и двое пленников вошли. Дверь за ними затворилась, два засова со щелчком стали на место.

Они шагали вдоль длинного холодного коридора, и со всех сторон Вес замечал шуршание движущихся теней, мерцание красных огоньков глаз, жадно глядящих из дверных проемов, шепот и приглушенный смех. Иногда из темноты высовывались руки, хватали проходящих людей за одежду — среди вампиров было много девушек: белых, черных, чикано, с печальными и голодными глазами уличных женщин, чья потребность была теперь гораздо более жуткого свойства.

Кобра заставил их подняться по длинной, винтом изгибающейся лестнице. На верхней площадке на Веса кто-то бросился из темноты, но Кобра тут же рявкнул:

— Их ждет Хозяин!

И существо тут же поспешило скрыться в той норе, откуда и возникло. Еще одна фигура — красивая блондинка в черном платье — вышла из какой-то двери и взяла Веса за руку. Она чарующе улыбнулась, тронула пальцы клыками и тут же исчезла в темноте.

— Сюда, — сказал Таракан.

Они ждали почти час, охраняемые Коброй и Тараканом, пока вновь не открылась дверь в зал. Когда в оранжевом свете камина появилась фигура в черном — лицо, словно вырезанное из белого мрамора, странное, в своем роде ангельское, Вес понял, что именно тот, кого пришли сюда искать он и Сильвера, стоит перед ними. Ангел Тьмы. Хозяин. Но.. всего лишь юноша, едва семнадцати лет. Глаза вампира вспыхивали, словно осколки изумруда, рот издевательски искривился, как бы в усмешке. Вес услышал, как затаил дыхание стоявший рядом Сильвера. Вампир несколько мгновений молча смотрел на пленных, потом перевел взгляд на Таракана.

— Пойди на балкон и позови собак. Накорми и запри на ночь.

Таракан взял металлический ультразвуковой свисток, специально для собак, из заднего кармана и вышел из зала. Вес заметил, как потупился и опустил покорные плечи Таракан, едва в зале появился мальчик-вампир. Даже Кобра слегка наклонил голову. «Его Величество, — подумал Вес. — Мы в присутствии его вампирического величества. Высшая власть».

Принц Вулкан взял со стола пистолет сорок пятого калибра, тот, что был у Веса, осмотрел оружие и положил на место.

— Чего бы только не дал мой папа за подобное оружие, — тихо сказал он. — А! Теперь я понимаю… ммм… гром и молния, которых боялись собаки, не так ли? Вот вам теоретический вопрос — если бы у Александра Великого было такое оружие, сколько бы ему понадобилось времени, чтобы завоевать мир? Хотя с другой стороны, он сам был источником грома. Гром его непобедимой наступающей армии, не так ли?

Вампир сел в кресло, забросив ногу за ногу, словно мальчик.

— Когда враги Александра Великого слышали этот звук, они понимали, что все кончено. О, они сражались, естественно. Но сражались как попавшие в западню псы, без плана и цели. Они мчались на все четыре стороны, но все равно не могли убежать. — Он улыбнулся, глаза его сверкали.

— Вот-вот мир услышит гром принца Вулкана. Он прокатится на восток через весь континент, а потом… они будут спасаться бегством, но им не удастся спастись. Этот город — мой Вавилон. И грохот падения этого Вавилона заставит весь мир дрожать в страхе. Тогда они все узнают, что король вампиров идет в поход войной со всей своей армией ночи, которую не в силах остановить эта планета.

Он сел обратно в кресло, глядя на Веса и Сильверу попеременно, потом взгляд его мрачно уперся в белый воротник священника.

— Ты! — крикнул он. — Тебя как зовут?

Сильвера ничего не ответил.

Кобра шагнул к нему и наступил каблуком на капкан, цепко державший в пасти ногу Сильверы. Священник вскрикнул, лицо покрылось крупными каплями испарины, пот струйкой побежал вниз.

— Достаточно, — сказал Вулкан, и Кобра послушно отступил.

— Хозяин, у него была какая-то бутылка, — сказал Кобра. — Она… обожгла мне пальцы… сквозь стекло и перчатку.

— А где теперь эта бутылка?

— Я выбросил ее с обрыва.

Вулкан кивнул:

— Прекрасно. Итак, у нас есть теперь святоша. То есть, священник. Обещаю, что ты не первым присоединишься к нашим рядам. И не последним — это я тоже обещаю. — Он вдруг захихикал тонким детским смехом и захлопал в ладоши. — Тысячи и тысячи ваших собратьев, там внизу, сейчас превращаются в солдат моей армии. Падают! Как они падают, направо и налево! Все люди умирают, рождаются вампиры!

Взгляд его потемнел, как надвигающаяся грозовая туча. И Вес вдруг с изумлением обнаружил, что он видит на противоположной стене тень кресла, отбрасываемую светом камина, но тени мальчика, сидевшего в кресле, на стене не было.

— Как вы обнаружили, что я здесь? — спросил он Веса. — и сколько еще людей знает, что я здесь?

— Не имею понятия, — сказал Вес. — Я сюда пришел в поисках другого…

— Вы пришли убить меня! — сказал Вулкан. — Зачем же еще тащил священник с собой святую воду?

— Я ищу женщину, которую увез вот он, — сказал Вес и головой кивнул в сторону Кобры.

— Женщину? Какую женщину?

— Черную суку, — объяснил Кобра.

— Понимаю, — сказал Вулкан. Он внимательно посмотрел на Веса, ухмыльнулся. — Человеческое качество — верность, не так ли? Это она. Глупая забота одного человека о судьбе другого? Одного представителя низшего вида о другом?

Он уставился на Веса, глаза светились, и Вес почувствовал, что словно два сверла буравят лоб, медленно пронизывая череп, глубоко прощупывая мозг. Сквозь него прошла волна дрожи — он почувствовал себя совершенно беспомощным, каким-то грязным, словно над ним совершили гнусное насилие. Он не мог заставить себя посмотреть в сторону, отвести взгляд от принца Вулкана, пока вампир сам не освободил его волю.

— Любовь? — сказал Вампир. — Да, любовь. — Он просмаковал звучание слова на кончике своего черного раздвоенного языка. — Ваша концепция этого чувства сильно отличается от моей. Она здесь, Кобра?

— Внизу. Еще спит.

124
{"b":"18753","o":1}