ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кобра носком ботинка пнул Палатазина в ребра, показал ствол маузера, чтобы он быстрее двигался.

— Ты еще не знаешь, что такое боль, — пообещал он, — и скоро узнаешь. Вот когда Хозяин выяснит, что вы здесь натворили… Нет, не хотел бы я быть на вашем месте, нет! — Он схватил Палатазина за плечо и рывком поставил на ноги. Палатазин покачнулся — от потери крови он вот-вот готов был потерять сознание. Перед глазами плавали светящиеся точки, они взрывались многоцветными миниатюрными сверхновыми звездами. Он еще чувствовал боль поцелуя вампира, но раны на горле затянулись. Он чувствовал запах собственной обуглившейся плоти.

— Мальчишку бери, — приказал Кобра.

Палатазин на дрожащих ногах подошел туда, где свернулся клубком на полу Томми. Зубы Томми громко стучали, глаза стали стеклянными, непроницаемыми. Палатазин решил, что у мальчика шок. Но тут Томми его узнал и позволил поднять себя с пола.

Кобра чувствовал ледяное острие голода, пронзившее его. Он чувствовал запах пролившейся крови Палатазина — восхитительный запах заставил его дрожать. Две потребности корчились у него внутри, нуждаясь в удовлетворении. Еще человеком он был наркоманом убийства, смерти, а теперь ему нужна была человеческая кровь, чтобы снять боль голода. Но он понимал, что Хозяину понадобятся эти двое, он захочет узнать, как пробрались они в замок и откуда пришли. Он надеялся, что Хозяин вознаградит его за самоконтроль, отдав этих двоих, когда допрос закончится.

— Наверх, — сказал Кобра. — Хозяин ждет.

18

Палатазина втолкнули в зал совета первым. Он остановился, пораженный ужасом и удивлением, когда увидел короля вампиров — юношу с зелеными глазами, как у кошки. Вулкан сидел за столом, глядя на человека, не выдавая ни своего изумления, ни своей тревоги. Палатазин услышал тихий вздох Томми, потом Кобра втолкнул в зал Соланж и затворил дверь.

— Нашел этих двоих в подвале, — сказал он. — Прошли мимо Таракана. Наверное, прикончили, потому что у мальчишки был обломок палки, с которой Таракан обычно кормил собак. У этого человека был рюкзак с осиновыми кольями и молоток…

Глаза Вулкана раскаленными гвоздями впились в лицо Палатазина.

Вес с бьющимся сердцем поднялся на ноги с пола.

— Соланж? — прошептал он.

Она испуганно посмотрела не него и отступила на шаг. Кобра обхватил ее рукой за талию. Она попыталась увернуться, отвернуться от Веса, но Кобра, смеясь, взял руками за шею сзади и заставил смотреть на человека.

— Вот твой любимый, малютка. Нравится? Видишь, как течет у него по жилочкам кровушка? Сотня маленьких вкусных ручейков. Это жизнь, малютка. Твоя жизнь теперь.

— Оставь ее! — крикнул Вес.

Он шагнул вперед, но принц Вулкан остановил его единственным взглядом. Команда раздалась в мозгу Веса, словно щелканье бича: «СЯДЬ!»

У него не было выбора, и он подчинился. Когда он сел, его охватила неуправляемая дрожь, слезы обожгли глаза. Он не мог смотреть больше на Соланж, потому что от прежней Соланж уже ничего не осталось.

Палатазин увидел, что отец Сильвера лежит на боку возле камина. Он не знал, как и зачем оказался здесь священник, но вид у старика был кошмарный… Он явно мог умереть в любую минуту. Как и все они, впрочем. Сильвера поднял голову и посмотрел на Палатазина. Но ни одной искры узнавания не вспыхнуло в его глазах. Он снова лег неподвижно, как раненая собака. Палатазин увидел на ноге вцепившийся в лодыжку капкан.

Теперь принц Вулкан, покинув свое место за столом, стремительно пересек зал и подошел к Палатазину, рассматривая шрамы на горле. Лицо его было маской оранжевого света камина и черной тени.

— Ты знаешь, кто мы, верно? Да, знаешь. Я вижу это в твоей голове. Ты знаешь… МЕНЯ? Откуда?

— Я знаю, что ты существуешь, — ответил Палатазин, стараясь, чтобы голос не дрожал. Он попал в перекрестие огненных взглядов Кобры и Вулкана, голова его шла кругом.

— Откуда?

— Я был еще ребенок… в венгерской деревне, Крайеке…

Лицо короля вампиров было словно скульптура, вырезанная из белого мрамора. Палатазин представил, какие древние секреты ночи таятся за этими зелеными кошачьими глазами, секреты из магического ящика Сатаны.

— Крайек, — повторил задумчиво вампир. — Да, помню эту деревушку. И ты, следовательно, один из тех, кому удалось бежать?

— Отцу моему не удалось, — тихо сказал Палатазин.

— Отцу? Как его имя?

— Эмиль Палатазин.

— Ага. И ты пришел уничтожить меня за то, что я дал твоему отцу дар вечной жизни? Наверное, это ему бы не понравилось, как ты считаешь?

— Где… где он сейчас?

Принц Вулкан усмехнулся и коснулся раны на горле Палатазина. Палатазин вздрогнул и отодвинулся.

— Что же, ты не знаешь, в чьем присутствии находишься?

Вулкан прошептал эти слова, голос его был словно холодный ночной ветер, шуршащий в шелковых шторах.

— Я король. Величайший король в истории этого мира. И более великого не было и не будет больше. Я могу остановить время. Я… знаю магию. Я покончу со Смертью. Твой отец теперь один из моих слуг в монастыре на горе Ягер. Он в надежных руках. Как и все они. Об этом позаботится графиня. Но время неумолимо, так неумолимо по отношению к людям. Сын того, кто больше не боится Смерти, приходит, чтобы уничтожить меня. — Он усмехнулся и, схватив Палатазина за воротник, подтащил к себе. — Этого не будет! — прошипел он. — Вы, люди, слишком медлительны, слабы и тупы! Вампиры победят!

Вулкан вдруг моргнул, отпустил Палатазина и отступил. Четверо. Их ровно четверо человек, как и предсказывал Владыка. Что-то древнее, похожее на страх, шевельнулось у него в груди.

«Нет! Это четверо беспомощных! Они не могут причинить вреда!»

— Но почему здесь? — спросил Палатазин. — Почему именно этот город?

— Почему? — прошипел Вулкан. Ему хотелось схватить этого человека за горло и встряхнуть так, чтобы голова отделилась от шеи. Но предупреждение Владыки звучало внутри Вулкана. Он был немного растерян и сбит с толку.

— Потому что это город молодых. И они поклоняются силе, одежде, машинам, своим детским мечтам! И эта юность даст мой армии вечную силу! Мне не нужны старики и младенцы. Что я с ними делать буду? Лучше, чем этой цитадели молодости, мне для начала не найти. Теперь мы будем вечны, ты понимаешь это? Никогда не состаримся, никогда, никогда!

— Дерьмо! — прошептал Вес. — Питер Пен.

— Что? — сказал Вулкан, упирая в него свой уничтожающий взгляд.

— Чертов е…й Питер Пен, — сказал Вес. — Хочешь отправить всех в полет в вампирическую сказочную страну. Заходи, продай душу и вперед! Вечная молодость. Так не будет, так не должно быть…

— Но так все равно будет, — спокойно сказал Вулкан. Он с угрозой шагнул к Весу.

— Смерть — это не враг, — сказал Вес. — Она приносит обновление, и все, что не умирает, постепенно начинает гнить. Или становится таким, как ВЫ.

— И таким скоро станешь ты, — прошептал вампир. — Если я, конечно, разрешу тебе.

Вес поднялся. Он посмотрел на Соланж, потом снова на принца Вулкана.

— Нет, — сказал он, — не думаю.

И в следующий миг он метнулся к столу, где лежал армейский кольт сорок пятого калибра, отобранный у лейтенанта Ратлиджа. В голове хлыстом ударила команда «СТОЙ!». И какая-то невообразимая сила бросила его прочь от стола, едва лишь пальцы сомкнулись на рукояти кольта. Он упал на пол и принц Вулкан бросился на него, как гигантская летучая мышь, весь — клыки и когти, сгусток ярости.

Вес перевернулся и выстрелил вверх.

Пуля пробила грудную клетку Вулкана и, ударившись о камень противоположной стены, рассыпала искры, напугав Соланж. Вес выстрелил еще раз. Послышался металлический звон, и в следующий миг принц Вулкан двумя руками схватил его за горло, яростно затряс. Вес выпустил пистолет, глаза его полезли из орбит. Треснула кость. Томми вцепился в руку Палатазина, пытаясь спрятаться от ужасного зрелища, которое в этот момент представляло лицо Веса.

127
{"b":"18753","o":1}