ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Там, в замке. Мы нашли Хозяина.

— Устами младенца, — прогудел бородатый грязнуля, — кровососов там было, как ос в гнезде!

— Теперь все кончилось? — спросила она Томми. Но мальчик не успел ответить.

В комнату вошла сестра Красного Креста и мощного сложения врач в белом халате.

— Вот это он, — сказала медсестра, показывая на бородатого спутника Томми. — На нем столько грязи, что можно заводить вошиную ферму. И он отказывается мыться. Я ему сказала, что в таком виде на территории санпункта он оставаться не может, доктор Уйткоум, но…

— Мыться? — переспросил бородач и беспомощно посмотрел на Томми.

— Ты же слышал, что сказала сестра. Боже, ну и воняет же от тебя, брат! — Доктор широкой ладонью хлопнул Крысси по спине. — Послушай, у нас проблем и без того хватает, и эпидемия нам ни к чему. Сам пойдешь или мне вызвать патруль?

— Мыться? — изумленно повторил Крысси.

— Точно. Со спецмылом. Пошли.

Рок настиг Крысси. Опустив плечи и что-то упрямо бормоча он двинулся к дверям. В дверях он остановился и обернулся к Томми.

— Сохраняй надежду, малыш, — сказал он бодро.

Когда врач снова схватил его за руку, он свирепо на него посмотрел, высвободился и исчез за дверью.

— Я хочу видеть мужа, — сказала наконец Джо доктору Оуэнс. — Сейчас.

— Хорошо. Он наверху. — Она кивнула в сторону лестницы, у входа на которую стоял стол, за которым сидела пара медсестер, перебиравших папки. Табличка на столе гласила: «Посторонним дальнейший проход воспрещается».

Когда Джо оглянулась, Томми смотрел ей вслед.

— Я подожду, — сказал он. — Я никуда уходить отсюда не буду.

Джо кивнула и последовала за доктором. Сердце ее тяжело и громко билось, когда она поднималась по ступенькам, а потом шла по коридору с бетонным полом и целой вереницей больших комнат с каждой стороны. Похоже, что раньше здесь проводились какие-то занятия, потому что в коридоре стояло много письменных столов, поставленных штабелями. Теперь здание стало импровизированным госпиталем. Сквозь открытые двери комнат Джо видела кровати в каждой комнате. Повсюду сновали медсестры, толкая перед собой тележки на колесиках, заполненные медикаментами и разным медицинским оборудованием.

— Он еще под действием наркоза, — предупредила доктор Оуэнс. — Наверное, он не сможет долго с вами разговаривать. Но один ваш вид очень ему поможет.

Она остановилась, рассматривая листок, приклеенный к стене рядом с одной из палат. На листке имелось шесть фамилий.

— Э. Палатазин, — прочла доктор Оуэнс. — Хорошо, что у вас такая фамилия, ее уж никак не забудешь…

Она замолчала и обернулась, увидев, что Джо без приглашения, сама, уже вошла в палату. Доктор Оуэнс не видела больше смысла задерживаться здесь и отправилась по своим делам. Дел сегодня предстояло много.

Джо стояла посреди палаты, переводя взгляд с койки на койку. В полумраке закрытых жалюзи она видела лишь незнакомые лица. Один человек был с гипсом на руке. Молодая женщина тихо стонала, не открывая глаз. Кажется, она спала. Внезапно ее ударила безумная мысль: «Вдруг Энди здесь нет? И вообще не было? Вдруг врач просто перепутал списки и фамилии. В неразберихе такое случается».

Потом она посмотрела на кровать, стоявшую в дальнем конце комнаты у окна, и робко сделала шаг вперед. «Нет, это не Энди. Не может быть, чтобы это он лежал под капельницей для переливания крови. Этот человек кажется гораздо старше, у него пепельное лицо».

Она сделала еще один шаг. Он был укрыт весь темно-синим одеялом, но она увидела пересечение бинтов как раз под горлом, под подбородком, и ладонью приглушила возглас. На соседней койке неловко завозился молодой темнокожий мужчина. Его рука и нога были в гипсе, висели на системе растяжек и грузов. Он открыл глаза, несколько секунд смотрел на Джо, потом снова закрыл глаза и тихо вздохнул.

Джо наклонилась над Энди и пальцем провела по его щеке. Лицо это, хотя и очень бледное, показалось Джо страшно красивым. Волосы Энди, казалось, еще более поседели, и теперь окружали лицо серебристым ореолом. Она сунула руку под одеяло и простыню, нашла запястье Энди, почувствовала, как бьется жилка пульса. Пульс был слабый, тонкий, как сама нить жизни. Но какая это чудесная вещь — жизнь. Какое чудо! Жизнь до боли коротка — но в краткости ее заключен вызов. Нужно самым лучшим образом распорядиться этим временем — для радости, работы, роста, развития, старения. И на это не способны Неумирающие. Этот дар им недоступен.

Пальцы Энди пошевелились. Она схватила его ладонь и не выпускала. Глаза медленно раскрылись. Несколько секунд он смотрел на потолок, потом с явным усилием повернул голову в ее сторону. Когда глаза его остановились на лице жены, он хрипло прошептал:

— Джо?

— Это я, я, — сказала Джо. — Я с тобой, Энди. Все теперь будет в полном порядке. Я жива. Гейл жива. И, слава Богу, ты тоже.

— Жива? — повторил он. — Нет, мне это все снится…

Она покачала головой, едва сдерживая кипящие в глазах слезы.

— Все на своем месте, Энди. Нас эвакуировали военные, еще до начала землетрясения. Томми рассказал, что случилось с тобой.

— Томми? Он где? — Палатазин несколько раз моргнул, так и не решив, спит он или все происходит наяву.

— Томми внизу. С ним все отлично.

Палатазин несколько секунд смотрел на нее, потом лицо его исказилось, словно разбили зеркало, в котором оно отражалось. Он взял ее ладонь в обе свои и прижал к губам.

— Боже мой, — прошептал он. — Ты жива. Жива…

— Все хорошо, — успокаивала его тихо Джо. Потом провела рукой по его лбу, волосам. — Все теперь будет великолепно. Вот увидишь.

Прошла почти минута, прежде чем он снова смог заговорить. Голос его был настолько тихим, что Джо догадалась — он старается удержаться в сознании.

— Вампиры, — сказал он, — больше их нет.

— Нет? Каким образом?

— Океан. Соленая вода. Она заполнила бассейн города… Кто-то удрал, но их должно быть совсем немного… Немного. Надеюсь, король погиб. Я не видел его больше с самого начала землетрясения.

Он вспомнил отца Сильверу и молодого человека, и женщину-вампира, которая нашла силы противостоять своему новому существу. И спасла таким образом его и Томми. Он будет молиться за всех за них, потому что они были храбры, и их действия во взаимном слиянии помогли остановить армию вампиров. Наверное, отец Сильвера выжил, но едва ли это было возможно. Палатазин был уверен, что священник умер в бою и что король вампиров был уничтожен или при разрушении замка, или в кипящем котле соленой воды. Если же нет… Палатазин обессилено закрыл глаза. Он не хотел пока думать о такой возможности. По крайней мере, пока что подобное раку распространение вампиров было остановлено.

— Что мы будем теперь делать? — спросила Джо.

Он открыл глаза.

— Будем жить дальше, — сказал он. — Найдем себе новое место, поселимся там. Все, что произошло, останется позади. Но мы не будем забывать. Они не думали, что мы окажемся настолько сильными. Но мы выдержали. И выдержим еще раз, если будет нужно. — Он помолчал немного, потом чуть улыбнулся. — Как ты думаешь, смогу я теперь найти место начальника полиции в небольшом городке? Где-нибудь далеко отсюда?

— Да, — тихо сказала она и улыбнулась в ответ. — Я уверена, что сможешь.

Палатазин кивнул.

— Я… некоторое время буду не такой, как всегда… И ты, Джо, должна понять и… помочь мне справиться с тем, что случилось…

— Я помогу.

— И Томми тоже, — сказал он. — Родители его погибли, и он до сих пор очень смутно помнит, что случилось с ним в ту ночь и каким образом он оказался у нас. Возможно… что это и хорошо. Пусть лучше вообще никогда не вспоминает, хотя я опасаюсь, что однажды он вспомнит. Мы оба должны ему помочь справиться с тем, что наступит.

— Да, — пообещала она.

Он сжал ее руку и поцеловал.

— Моя милая Джо, — прошептал он. — Надежная, как скала.

— Я тебя не оставлю, — сказала Джо. — Я буду спать внизу, если придется, но я буду рядом, пока ты снова не встанешь на ноги.

135
{"b":"18753","o":1}