ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдруг откуда-то с юга показался вертолет. Он шел примерно в пятидесяти футах от земли. Он пронесся над ней с громовым рокотом, который так напугал Гейл, что она машинально нажала на педаль тормоза.

Вертолет тут же начал разворачиваться и Гейл догадалась, что они увидели красный огонь стоп-сигналов. Спрятаться в этой плоской пустыне было некуда. Серия песчаных дюн, скалы красного камня. Вертолет снова прошел над ней. Песок, поднятый ветром, ослепил ее на несколько секунд. Когда Гейл протерла глаза, она увидела, что вертолет делает третий заход. Из брюха машины вылетел луч прожектора и начал медленно ощупывать песок.

Гейл принялась в отчаянии вести джип дикими зигзагами. Луч тронул джип, ушел в сторону, вернулся и остался, словно прибитый к машине. С высоты, перекрывая рев двигателей вертолета и джипа, она услышала усиленный голос пилота, обращавшегося к ней через динамики машины:

— Остановитесь! Вы нарушаете законы военного положения! Немедленно остановитесь!

Гейл повернула руль и джип выскочил из круга света. Если они ее задержат, то второго шанса уже не будет. Горячий слепящий свет снова нашел ее. Голос в небе стал более угрожающим:

— … законы военного положения! Если вы не остановитесь сейчас же, то вас остановят!

«Бог мой, — подумала Гейл. — Что они собираются делать? Стрелять? Наверное, предупреждающий сигнал? Или по покрышкам? Но наверняка не станут стрелять в меня, штатское лицо».

«Придется их спровацировать», — подумала она. Другого выхода не было. Ветер бил в лицо — роторы подняли целую бурю песка и пыли. Она услышала звонкую пулеметную очередь и поежилась. Примерно в пяти ярдах слева от нее полетели искры и фонтанчики пыли — это в песок и скалу попали пули. Она вдруг разозлилась и, когда новая очередь фонтанчиков легла прямо впереди, она сообразила, что вертолет пытается заставить ее повернуть. Она продолжала мчаться прямо вперед.

На гребне каменистой гряды джип вдруг бешено запрыгал. Руль вырвался из рук Гейл и она поняла, что лопнула покрышка. Джип полетел по склону вниз. Гейл отчаянно пыталась взять управление под контроль. Теперь она видела, почему они заставляли ее повернуть. По дну впадины, покрытой кактусами, шло заграждение из колючей проволоки — внешняя граница базы. Она повернула руль, испугавшись на миг, что изгородь под напряжением, но было уже поздно. Еще секунда и джип врезался в проволоку, повалив пару столбиков, и вырвался на свободу. Вертолет пытался зависнуть впереди, перекрывая путь. Гейл промчалась прямо под ним, оставив вертолет вертеться на месте, словно сердитое летающее насекомое. Насекомое не сдавалось — снова нашло ее и теперь уже не покидало несколько минут, пока не миновали большой плакат, на котором в отсвете прожектора вертолета она увидела надпись: «Собственность правительства США — Вход на территорию посторонним воспрещен!»

Вертолет спустился очень низко, прожектор жалил и жег лицо, глаза. Потом он медленно ушел в сторону, побежденный. Свет погас.

Гейл скорости не уменьшила. Примерно милю спустя левая передняя покрышка соскочила с диска колеса и голое колесо прочертило глубокую борозду в песке, прежде, чем джип остановился. Гейл выключила мотор и несколько минут сидела неподвижно в тишине, пока не уняла дрожь. Потом она принялась изучать карту. Следуя карте — и она надеялась, что правильно пользовалась компасом — примерно в двух милях проходило шоссе, которое вело к городку под названием Амбой. Гейл взяла карту, фонарик, воду, сверилась еще раз с компасом и отправилась в путь.

К тому времени, когда она достигла узкой черной ленты дороги, успел подняться довольно пронизывающий холодный ветер. Ноги у нее адски ныли, но она не останавливалась, чтобы дать им отдых. Вдали она несколько раз замечала вертолеты и ждала, что вот-вот за ней примчится целый грузовик солдат. Она шла на север, к точке на карте под названием Амбой, что бы это ни было. Что-то проползло через дорогу впереди и она, вздрогнув, поняла, что здесь водятся змеи. Теперь она внимательно смотрела себе под ноги. И поэтому удивилась, заметив свет фар на горизонте. Она начала махать руками, потом сообразила, что это может быть армейский грузовик или джип. Гейл быстро сошла с дороги и присела в канаве, футах в двадцати от полотна шоссе.

Свет фар стал ярче, показалась сама машина. Это был белый автофургон и, когда он миновал Гейл, она заметила знак в виде петушка и крупные буквы под ним — «Эн-би-си — Новости». Она тут же вскочила, закричала «Эй!», призывно замахала руками, но фургон пронесся мимо, даже не притормозив. Он направлялся на юг, что, впрочем, было противоположным для целей Гейл направлением.

«Ладно, — подумала она. — Все равно он не в ту сторону». Еще одна миля — и ноги ее стали напоминать растянувшиеся шаткие пружины, вокруг же просто кишели гремучие змеи. Есть ли в этом Богом забытом Амбое телефон — думала Гейл. Она уже давно не звонила своим родителям, но они, очевидно, должны были все еще жить в Санвилле, проводя время в наблюдениях за ростом трав. Брату Джеффу должно быть уже шестнадцать. Он, естественно, не вылазит с роликового катка, а старики держат свой магазинчик-аптеку на углу. Хотя у нее взгляды не всегда во всем сходились с родительскими, Гейл понимала, что ей нужно им позвонить, чтобы хотя бы сообщить, что она жива. Но, если они пригласят ее домой или захотят подвезти, она скажет «нет». Определенно.

Из-за спины стремительно надвинулся свет фар, вычертив тень Гейл на асфальте шоссе. Темно-голубой «бьюик» последней модели обогнал ее и затормозил ярдах в шестидесяти. Потом водитель дал задний ход, выглядывая в окошко.

— Подвезти? — спросил он.

— Конечно, — без колебаний сказала Гейл.

Он приглашающе помахал рукой, она забралась на соседнее сиденье, положив карту и флягу с водой на сиденье между собой и водителем. Мужчина тронул машину и Гейл начала потирать икры.

— Куда вы направляетесь?

— На восток. — сказал мужчина.

— Ага, я тоже. А как далеко на восток?

— Как смогу дальше.

— Прекрасно.

Гейл достала пачку «винстон», предложила мужчине сигарету, тот отрицательно покачал головой и Гейл ткнула пальцем кнопку зажигалки на приборной доске. — Мне повезло, что вы тоже в ту сторону. Иначе пришлось бы мне долго идти.

— Что вы здесь делаете? — спросил мужчина. — Одна, то есть.

— Я… гм, моя машина сломалась, я оставила ее в нескольких милях отсюда. Мне удалось выбраться из Лос-Анжелеса до начала землетрясения и больше всего я хочу оказаться сейчас подальше от этого города.

Кнопка зажигалки выскочила обратно и Гейл закурила свою сигарету. В свете ее огонька она рассматривала мужчину за рулем. У него были большие руки и плечи, одет он был в рубашку в темно-красную клетку, брюки на левом колене были порваны, виднелась свежая ссадина. Поцарапаны были также костяшки пальцев, а одно ухо было совершенно разорвано, словно побывало в зубах собаки. У него были очки с толстыми стеклами, скрепленные на переносице черной липкой изоляционной лентой, а глаза за толстыми стеклами были маленькие, водянистые и бегающие… испуганные. Казалось, он пытается следить за Гейл, не поворачивая головы. На подбородке у него был кровоподтек, на щеке глубокая царапина. Зеленый свет приборной доски освещал тонкогубое с большим подбородком лицо. Он производил собой впечатление упорства, решимости, целеустремленности и, когда Гейл посмотрела на спидометр, то увидела, что они делают восемьдесят миль в час. Мужчина, наконец, повернул голову, посмотрел на Гейл, потом снова на дорогу. Взгляд этот оставил у Гейл неприятное ощущение… словно ее запачкали противной слизью.

Она неловко заерзала на своем сиденье и выпустила облако дыма. В свете фар мелькнул зеленый указатель: «Амбой — 3 мили».

— Я могу выйти в Амбое, — сказала Гейл.

Он молчал. Его громадные ладони сжали руль и Гейл подумала, что стоит ему приложить на унцию больше усилий, и он совсем сломает баранку.

— Вы тоже были в Лос-Анжелесе? — спросила она.

137
{"b":"18753","o":1}