ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заплыв домой
Призрак
Земля лишних. Горизонт событий
Адмирал Джоул и Красная королева
Крушение пирса (сборник)
Дама с жвачкой
Ведьма по наследству
Закон торговца
Свинья для пиратов
A
A

«Но так было не всегда, — подумал Вес. — Черт меня побери, не всегда». В своем воображении он нарисовал картину. Вот господь Бог. Пожилой, в белом плаще фасона «лондонский туман», на шее — золотистый шарф, чтобы не было холодно на большой высоте, да конечно, он немного — и весьма подозрительно — напоминал самого Веса. Он вполне мог разговаривать, как старый еврей — продавец пылесосов в хозяйственном магазине. «Если у меня полно дел, я не могу заниматься всеми и каждым в отдельности! Кто я такой, по-твоему? Санта-Клаус? Вот в Нью-Йорке одни парень хочет, чтобы все обошлось с маленьким обманом налоговой инспекции. Леди из Чикаго молится день и ночь, чтобы я вернул домой потерявшуюся собачку, а ее уже успел задавить автобус. Паренек из Дел-Муанс требует помочь пройти тест по истории, или ему крышка. Один парень в Пальм-Спринг хочет, чтобы жена не узнала, что у него три любовницы… Всем что-нибудь нужно от меня! И это только в Соединенных Штатах. А ты, Вес? И почему ты больше не выигрываешь за» Черным Джеком?» ГЕВУЛТ, ну и неразбериха у вас там, внизу! Я только в ладоши хлопаю! Ладно-ладно, может, если я тебе помогу, ты перестанешь донимать меня, и тогда я займусь делами поважнее. Ладно, парень, вперед! Ну что, теперь ты счастлив? Ну, так наслаждайся, пока есть время».

Да, господь Бог явно ему улыбнулся. Сегодня после полудня он выиграл по тотализатору две тысячи зеленых — Алабама против ЮСК, и премьера его нового шоу «Чистое везенье» очень неплохо смотрелась в семь тридцать по каналу компании «Эн-Би-Си». По крайней мере, все присутствующие смеялись в надлежащих местах и похлопали, когда все кончилось. И тогда вечеринка началась уже по-настоящему.

Где-то гремели «Карз», и со своего кресла Вес видел, что несколько человек, белея задами, плавают в бассейне. Он громко засмеялся, его жизнерадостное лицо уроженца среднезападных штатов излучало веселье. Он был среднего роста, с густыми рыжевато-каштановыми волосами, с густыми бровями, которые, казалось, так же, как волосы, завиваются, высоко посаженными над светло-голубыми глазами, если только те не были до красноты накачаны наркотиками. В этом случае в его глазах проявлялось что-то мальчишеское. У него был вид дружелюбный, здоровый, какой-то невинный, «надежный, безопасный» как отметил один из деятелей «Эн-Би-Си». Именно этот вид привлекал к нему молоденьких девчонок и одновременно заверял Папу с Мамой, что с дочками все будет нормально, что он парень очень приличный, и волноваться нет причин. Как сказал другой «мозг» из той же телекомпании — «всеамериканский комедиант».

Кто-то подтолкнул его под локоть, и пепел сигареты, кружась упал на ковер.

Вес поднял голову и улыбнулся, но не мог разобрать, кто именно перед ним стоял. На секунду ему подумалось, что это его отец, потому что у мужчины была серебристая седина. Но, конечно, это не мог быть его отец — он уже давно дома, в Небраске, и крепко спит в этот час.

— Так вот ты где, Вес! — сказал мужчина. — Я за тобой охочусь по всем комнатам! Я не успел посмотреть шоу, но слышал, что ты был просто потрясающим.

Чья-то рука нашла руку Веса и сжала ее.

— Парень, на этом шоу написано «суперкласс», я тебе говорю. Рад снова тебя видеть.

— Ты кто? — спросил Вес, продолжая улыбаться. Мысли его были сосредоточены на этих дураках в бассейне, которые отмораживали себе мозги, потому что не догадались включить обогрев.

Лицо у мужчины словно раскололось поперек — он улыбнулся:

— Рад снова повидать тебя, Вес. Вечеринка просто великолепная.

И он исчез, проглоченный толпой, которая отекала кресло, в котором курил Вес.

«Я не знаю этого парня. Как? Боже! Откуда здесь столько людей?» Он посмотрел назад, во все стороны, и не смог обнаружить хотя бы одно знакомое лицо. «Кто они такие все? Что за черт?! Все они друзья или друзья друзей? Или друзья чьих-то чертовых друзей?!»

В следующее мгновение над ним уже возвышались пара молодых женщин; одна была в фиолетовом платье, груди ее так и норовили выпрыгнуть из низкого выреза. Он смотрел на ее груди, все еще жизнерадостно улыбаясь, пока обе девушки что-то щебетали насчет его новой удачи в «Чистом везении», и что им еще никогда не приходилось бывать на такой прекрасной вечеринке, никогда, даже у Хофа. «Что за дьявол, кто эти девицы?» Одна — он не был уверен, какая именно — положила ему на колено руку и сунула в карман его голубой ковбойки от Ральфа Рорена белую карточку. Он знал, что на ней ее имя и телефон, напечатанные элегантным черным шрифтом. Теперь такие визитные карточки все носили — это необходимая часть гардероба.

Он успел заметить, как она подарила ему сверхъяркую улыбку, потом волна гостей снова сомкнулась. Из колонок гремела группа под названием «1994», и ведущий вокал Карен Лоренс заставлял стекла в окнах дрожать. «Боже, ну и труба!» — расслабленно подумал Вес. Он посмотрел вниз, на сигарету, и сказал сам себе: «Вес, ты поймал свой шанс. Ты прорвался. Бог… на… твоей стороне..».

— Вес? — позвал кто-то, беря его за плечо. Он поднял глаза и увидел своего менеджера Джимми Крайна, стоявшего рядом с креслом. На широком лице Джимми играла улыбка, темные глаза сияли, как маленькие черные пуговицы. С ним были двое мужчин постарше. Одного Вес узнал — это был ответственный редактор из компании грамзаписи «Ариста рекорд».

Вес попытался встать, но Джимми заставил его остаться в кресле.

— Сиди-сиди, — сказал Джимми со своим сочным бруклинским акцентом. — Ты ведь знаком с Харво Чаппилом, нет? И с Максом Беквертом? Им понравилось шоу, Вес. Всем чертовки понравилось твое шоу, Вес. Всем чертовски понравилось твое шоу!

— Фантастика! Три сезона по самой меньшей мере, — сказал с улыбкой Макс.

Вес кивнул:

— Надеюсь. Парни, вам нужно выпить что-нибудь, чтобы расслабиться, а?

— В понедельник мы собираемся подписать контракт с Аристой, — сказал Джимми, глаза которого блестели все ярче и ярче. На нем была гавайка — дикая смесь пурпурного, оранжевого, которая, казалось, светилась в полумраке дымной гостиной.

— Как тебе?

— Отлично, просто отлично!

— Еще бы! — Джимми повернулся, улыбнувшись представителям записывающей фирмы. — Мы поведем переговоры с компанией «Уорнер» и «Эй-Эм» тоже. Ты ведь знаешь Майка Стила из «Эй-Эм», Вес? Он поговаривает о шести нулях только за одну пластинку с выбором вариантов.

Макс пожал плечами:

— Записи комедий — это в наши дни рискованное дело, — сказал он, оглядывая комнату, чтобы определить, кто присутствует среди гостей. — Сейчас прибыли дают только Стив Мартин и Робер Виллиамс. Иногда Ричард Приор, если его материал нравится деткам. В наши времена слишком легко сесть с комедией в лужу.

— Лужа? Кто тут говорит о каких-то лужах? Я говорю о том, что ВСЕМ нравится, от фермера Джона до панка! Вес — вот кто покрывает все эти слои!

— Посмотрим, Джимми. Подождем до показателей по «Чистому везению», договорились? Поглядим, какова популярность.

— Да-да, гм… Вес, а где Соланж?

— Не знаю, — сказал Вес. — Она была здесь всего пару минут назад.

— А «чаши гостеприимства» скоро высохнут. Нужно попросить наполнить их. Я этим займусь, ладно?

Вес улыбнулся и кивнул:

— Конечно, все, что угодно. «Чистое везенье» было ничего, а?

— Ничего? Это был конец света! Через три недели шоу будет вести расписание!

Вес протянул руку и поймал Джимми за руку, когда тот и люди из «Аристы» собрались уже отойти.

— Мне можешь мозги не вворачивать. Скажи, шоу смотрелось неплохо? — тихо спросил Вес.

— Звездно, — сказал Джимми. Он коротко улыбнулся и исчез.

«Бог на моей стороне, — подумал Вес, снова расслабившись. Потом он вспомнил: Соланж! Где она?

Он поднялся на нетвердых ногах, перед ним сразу образовалось свободное пространство. Кто-то похлопал его по спине, что-то говорил, но он не слышал.

Он искал Соланж. Последние остатки его сигареты превратились в пепел и упали на пол.

Минуту спустя он нашел ее. Соланж сидела с группой гостей на длинном низком коричневом диване в центре комнаты. Она пила белое вино из хрустальной чаши, тонкие смуглые пальцы чутко обхватили ножку. На низком столике перед ней горели три свечи в медных подсвечниках, бросая янтарные и золотистые отблески на смуглую кожу, блестя в черных лучах ее чуть удлиненных миндалевидных глаз. Огромная ваза с сухими цветами была отодвинута в сторону, чтобы освободить место для доски Оуйа. Глотая вино, Соланж смотрела на белый планшет. Взгляд ее одно и то же время был отсутствующим и напряженным. Вокруг сидело несколько человек, глядя, то на прекрасно вылепленное скульптурное восточно-африканское лицо Соланж, то на белую доску.

24
{"b":"18753","o":1}