ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
М**ак не ходит в одиночку
Шаг до трибунала
#INSTADRUG
Как избавиться от демона
Черновик
Запасной выход из комы
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Богатый папа, бедный папа
Любовь на троих. Очень личный дневник
A
A

— Викинг?

Имя вызвало какой-то слабый отклик в памяти, но только воспоминание соединялось с молодым парнем из «Ангелов Ада», с худощавым и гибким, носившим с собой пару зубоврачебных клещей, чтобы вытягивать своим жертвам зубы. Однако, Викинг в самом деле был рыжим и мог опустошить пару ящиков банок пива, пока ты сам едва справишься с половиной. И конечно он помнил встречу банд «Ангелов» и «Охотников за головами», потому что ему тогда было всего восемнадцать и он горел желанием вписать свое имя в анналы истории «Ангелов». Он лично отправил в ад двух «охотников» из своего люггера и выбил мозги еще одному. Все это происходило на пустой огромной стоянке в разгар ночи, свистели в воздухе мотоциклетные цепи, отблеск фонарей играл на лезвиях.

— Викинг? — снова повторил Кобра, и понял, что едва не убил товарища. Он снял палец с курка. — Боже! Викинг! Парень, у тебя что, должен ребенок родиться скоро.

— Да, старое доброе пивко меня немного расперло, да, — сказал Викинг, любовно похлопывая брюхо. — Эй, познакомься с моим другом. Это Дико Хансен. Дико, вот этот альбинос, сукин сын этакий, умеет ловить пули ртом и выстреливать через задницу! — Он смеялся громко и долго.

Кобра и Дико пожали друг другу руки до хруста костяшек.

— Иисус Христос, суперзвезда! — сказал Викинг. — Где ты пропадал все это время?

Кобра пожал плечами:

— А так, повсюду. Немного путешествовал.

— Пару месяцев назад я слышал, что ты ездишь с «Легионом Люцифера», и что ты попал в маленькую заварушку на Лос-Нью-Олинз шоссе.

— Нет. Кое-кто там в самом деле попал с моей помощью, но только не я. Поэтому я так долго и сидел в Мексике.

Старик за прилавком стойки был сейчас таким же белым, как Кобра. Он прижался к стене в углу, надеясь, что о нем позабыли.

— Отнеси-ка заказ этого парня к нам кабинку, — окликнул его Викинг, отчего старик вздрогнул. — Пошли, брат, мы давно не виделись, нам много о чем надо поговорить.

Кобра ел свою яичницу с ветчиной, слушал Викинга. Дико сидел рядом с Коброй, потому что Викинг занял всю противоположную сторону кабинки.

— Мы с Дико сейчас катаемся в банде «Смерть-машины», — сообщил Викинг между двумя мощными глотками пива. — Мне пришлось изменить внешность, видишь? Копы меня прижали. Очень много парней откололось от «Ангелов», образовало собственные банды или перешли в другие штаты. Вот дерьмо! «Ангелы» теперь уж не те, что были раньше. Стали они респектабельными, ты представляешь, Кобра? Носят специальные костюмы, делают пожертвования чертовым сиротам, ты это можешь понять, Кобра? Я не могу. С души воротит, когда видишь как ребята лижут теперь копам задницы, не понимаю.

Викинг наклонил бутылку и осушил ее, смачно чмокнув в конце губами.

— Старые деньки — вот это была жизнь! Верно? Сотня «Ангелов» на шоссе, мы занимали все это дерьмовое шоссе, и пусть кто-то посмел бы нас обогнать! Бог мой! А пиво, брага, и время летело — у-ух! А собрания «Ангелов» во Фриско — парень, волосы неделю стояли потом дыбом! Да, дерьмо теперь пошло. — Он откупорил новую бутылку и уставился на нее. — Значит, времена меняются, так? Все теперь не так, как было. Люди слишком интересуются наличными, чтобы представить себе, что это такое — мчаться под девяносто миль во главе банды, и сырой ветер бьет тебя в лицо, девяноста миль в час, как один в один. А территория? Теперь насчет территории всем наплевать. Ошметки чикано и каких-то негров-панков еще дерутся за цементные пятачки в Лос-Анжелесе, но никто больше уже не делит землю, как это делали мы.

Викинг снова приложился в бутылке пива, капли пены сверкали в густых волосах его курчавой бороды.

— Всем наплевать на все. Кроме «Смерть-машины», конечно. Вот тут у нас собралась приличная группа крепких братьев. Мы со стариной Дико только что вернулись из наезда на Сан-Диего. Нет, если бы ты только был там и видел морды этих остолопов, когда наши «Смерть-машины» промчались через лагерь, во все стороны полетели корзинки, столики и прочая гадость. Да, это было здо-о — орово! Верно, Дико?

— Точно.

— Ну, как ты, Кобра? Что расскажешь?

— Особенно рассказывать нечего, — сказал Кобра. — На некоторое время я присоединился к «Ночным мотоциклистам», в Вашингтоне, потом началась у меня дорожная лихорадка, и я ринулся дальше. Если прикинуть, то я ездил с десятком банд с тех пор, как ушел из «Ангелов».

Викинг наклонился, глаза его сверкали от пивного возбуждения.

— Слушай, — секретным шепотом сказал он. — Кого-то ты пришил в Нью-Олинз? Что там было?

— Пара «Диско-демонов» выпотрошила моего дружка. Я прикончил их, чтобы сделать приятное его душе на небесах.

— А как ты это сделал? Быстро или медленно?

Кобра усмехнулся:

— Первому я прострелил коленные чашечки. Потом локтевые суставы. И швырнул в могучую Маму-Миссисипи. Барахтался, подлец, долго, как лягушка, но почти сразу утонул. Второго я поймал в туалете бензоколонки. Заставил вылизать до блеска писуар, а потом… трах-бах!.. прямо сквозь старый мешок с дерьмом. Крови было… как болото. — Взор Кобры слегка затуманился. — Плохо только, что он работал на ФБР, собирал материал по какому-то грязному делу «Демонов». И пошла на меня охота! Еще повезло, что я выбрался в Мексику, верно?

— Точно. — Викинг откинулся на спинку стула и удовлетворительно рыгнул.

Кобра пил кофе, чувствуя, как горячая жидкость бурлит в желудке. Он чувствовал на себе взгляд Дико — как будто к щеке прилип лишай.

— Викинг, — сказал минуту спустя Кобра. — А в Лос-Анжелсе ничего такого интересного сейчас не происходит, нет? Что-нибудь серьезное, крупное? Может, кому-то срочно нужен парень из другой местности, который хорошо управляется с пистолетом?

Викинг взглянул на Дико, потом покачал головой:

— Ничего подобного не слышал. «Рыцари» и «Давители Сатаны» ведут в Ла-Хабаре небольшую войну, но она через пару дней лопнет. А что?

— Да чувство у меня такое появилось. Словно в Л.А. что-то должно вот-вот произойти.

Глаза Дико замерцали:

— А какое чувство? Странное такое, как будто внутри головы жужжит электричество?

— Да. Что-то в этом роде. Только оно постепенно все сильнее становится, а совсем недавно мне почудилось, что я слышу слова… парни, вы не знаете, есть тут такое здоровенное здание, вроде как на обрыве или горе с высокими башнями и цветными стеклами в окнах? Вроде собора или церкви?

Дико был удивлен:

— Гм… на обрыве? Над Лос-Анжелесом? Замок, может быть?

Викинг хрипло и отрывисто засмеялся:

— Чертов замок! Да, уж кто-кто, а старина Дико об этом замке все знает. Ты ведь про домик Кронстина толкуешь? Ведь как раз там Дико и его компания, набравшись под завязка ЛСД и мескалина, устроили небольшую вечеринку…

— Одиннадцать лет, — тихо сказал Дико. — Одиннадцать лет назад это было.

— Что было? — спросил Кобра. — О чем вы говорите?

— Хочешь туда пойти? — взгляд Дико снова помертвел.

— Может, это не то место, которое я ищу, — сказал Кобра. — Не знаю. Но хочу посмотреть. Это далеко отсюда?

— Вверх, в Голливудские Холмы. Но если хочешь, то доберемся еще до рассвета. Я слышал, кто-то туда переехал жить.

— Кто? — спросил Кобра. «И как тебе это нравится? — спросил он сам себя. — Замок, а не церковь».

Дико пожал плечами:

— Какой-то дерьмовый иностранец. С месяц назад была заметка в газете. Я ее вырезал.

— О'кей. Все равно делать больше нечего. Докурим эту сигарету до конца. — Кобра вдруг почувствовал желание поскорее отправиться в дорогу. «Неужели мой путь завершен? — подумал он. — Или он только начался?» Казалось, кровь вскипает в его венах.

— Вперед! — сказал Викинг и вытолкнул свой мощный корпус из тесной кабинки.

3

Из мертвой голубой тьмы над Голливудскими Холмами взошли три луны. Слева от Дико ехал Кобра, повторяя все извилины дороги почти со сверхъестественным чутьем. Они довольно быстро покрыли расстояние от закусочной Миллиз — хотя Викингу, который ехал на правом фланге на своем скрежещущем, как старая лошадь, мотоцикле, приходилось каждые несколько минут останавливаться и сливать избыток выпитого пива. Теперь они взбирались по невероятно крутой дороге, двигатели трещали и стреляли в ночной тишине холмов. Дико быстро повернул на более узкую боковую дорогу, вдоль которой выстроились сто высохших деревьев. Они продолжали карабкаться все выше и выше, и ветер, словно вихрь, закручивался вокруг.

29
{"b":"18753","o":1}