ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Принц, совершенно определенно.

— Из страны, которая даже не знает о его существовании? Думаю, что не слишком отклонюсь от сути нашей беседы, если спрошу, где он берет деньги, а?

— Фамильные деньги, — сказал Фалько. — Сейчас он занимается распродажей некоторых предметов из своей большой и очень ценной коллекции произведений искусства.

— Понимаю.

Пейдж провела ногтем по выпуклым буквам на визитной карточке. Она припомнила, что сказал ей венгерский работник, когда она в последний раз звонила за океан. «Мисс ла Санд, мы нашли упоминание о принце Вулкане в истории Венгрии. Оно датировано 1342 годом, но едва ли это тот джентльмен, которого вы ищете. Этот принц Вулкан был последним представителем длинной линии претендентов на престол северных провинций. Когда ему было семнадцать, карета сорвалась с горной дороги, и предполагается, что волки съели его тело. Что касается того, кто выдает себя за представителя венгерской королевской крови, то это совсем другая личность. Нам бы очень не хотелось, чтобы имя нашего государства оказалось вовлеченным в какие-то… могу ли я сказать, отвратительные махинации».

— Для человека королевских вкусов, — сказала Пейдж, — ваш принц Вулкан не слишком заботится об условиях своего существования, не так ли?

— Замок его полностью устраивает, — ответил Фалько, раздавив окурок своей сигареты в стоявшей рядом с ним пепельнице. — Сейчас он живет примерно так, как жил в Венгрии. Ему не требуются удобства и предметы роскоши современного мира. Он никогда не пользовался телефоном и не собирается впредь. А для освещения всегда найдутся свечи, правильно?

— И для обогрева он использует камин?

— Правильно.

— Мне приходилось продавать собственность и сдавать ее в аренду самым разным людям, но я могу сказать, что принц Вулкан — весьма уникальная личность. — Она затянулась сигаретой и выпустила струю дыма к потолку. — Замок я купила за гроши. Люди из корпорации Хилтона подумывали переделать его в отель, но по разным причинам планы не были осуществлены…

— Замок построен на неустойчивой скале, — тихо добавил Фалько. — Принц Вулкан упоминал несколько раз, что иногда чувствует вибрацию стен.

— О, в самом деле? — Щеки Пейдж слегка покраснели. Она, естественно уже знала этот факт от экспертов Хилтона. — Во всяком случае, он простоял сорок лет, и я уверена, что он простоит еще сорок. По меньшей мере. — Она откашлялась, чувствую, что старик не сводит с нее взгляда. — Но принц Вулкан не включился в местную коммерцию, не так ли?

— Нет.

— Тогда зачем вам нужны были эти склады? Конечно, это не мое дело. Пока платится рента, меня не касается то, зачем и почему используется снятая у меня в ренту собственность, но…

Фалько кивнул:

— Я понимаю ваше любопытство, так же, как и принц Вулкан. И потому предлагаю вам принять его приглашение. Все будет вам объяснено.

— Я еще никогда не встречала принца, — задумчиво сказала Пейдж. — Пару шейхов и рок-звезд — да, но не принца. Или экс-принца, чтобы быть точным. Сколько ему лет?

— Он достаточно стар, чтобы быть мудрым, и достаточно молод, чтобы не потерять честолюбия.

— Интересно. Значит, в восемь часов? — Она снова взяла карточку, посмотрела на нее, потом посмотрела на подпись на чеке.

— На завтрашний вечер у меня уже назначена встреча, но думаю, мне удастся перенести ее ради такого случая. В самом деле, почему бы и нет, черт возьми? Я еще никогда не ужинала в старом, полном сквозняков, замке. Передайте, что я буду польщена возможностью пообедать с принцем Вулканом.

— Очень хорошо. — Фалько поднялся и неуверенно направился к двери. Взявшись рукой за ручку двери, он вдруг замер на несколько секунд.

— Что-то еще? — спросила Пейдж.

Казалось, позвоночник Фалько превратился в дерево. Он очень медленно повернулся лицом к ней. Глаза его запали так глубоко, что на его утомленном морщинистом лице они казались всего лишь маленькими черными кругами где-то в глубине мозга.

— До сих пор я говорил от имени принца Вулкана, — устало и тихо сказал он. — А теперь я буду говорить от своего имени, и да поможет мне Бог! Откажитесь от приглашения, мисс ла Санд. Не отменяйте своей уже назначенной встречи. Не приезжайте туда, в замок.

— Что? — Пейдж неуверенно улыбнулась. — Я ведь сказала, что приеду. И не нужно поворачивать лезвие таинственности.

— Я имел в виду то, что сказал. — Он сделал паузу, глядя прямо на Пейдж с таким напряжением, что по ее спине пробежала холодная дрожь.

— Итак, какой же ответ должен я передать принцу?

— Я… я приду, наверное.

Фалько кивнул:

— Я передам. До свидания, мисс ла Санд.

— Гм… до свидания.

И в следующий момент Фалько уже исчез за дверью.

«Ради Бога, что все это могло означать?» — спросила она себя. Она взяла со стола чек. «Надеюсь, что это верный чек», — мрачно подумала она и всмотрелась в подпись, стараясь по почерку представить человека. Линии были тонкие, элегантные, и внизу имелся затейливый завиток, напоминавший ей подписи на старых пожелтевших документах. «Наверное, писал стальным или даже гусиным пером, — подумала она. — Принц не станет пользоваться биком. Наверняка он высокого роста, тонкий, как рапира. Ему уже под пятьдесят. Список бывших жен длиннее Вилширского бульвара. Вот почему он, наверное, переехал в Штаты — чтобы скрыться от уплаты алиментов».

Она решила во время перерыва на завтрак заехать к Бонсит-Теллеру и посмотреть, что нового появилось на его демонстрационных витринах.

Селектор крякнул:

— Пришел мистер Дохани, мисс ла Санд.

— Спасибо, Кэрол. Впусти его. — Она сложила чек и мечтательно улыбаясь, убрала его в ящик стола.

5

Красный, как кровь, «крайслер-империал» с прикрепленным к радиоантенне щегольским «лисьим хвостом», плавно затормозил на углу Махадо-стрит, в восточном районе Лос-Анжелеса в трех кварталах от жилых домов Сантоса Дос Террос. Из машины выбрался молодой чернокожий мужчина в светло-голубом костюме и солнцезащитных очках. Сначала он осторожно посмотрел в обе стороны, потом развязной походкой подошел к некрашеной деревянной скамье, стоящей в трех футах от него. Он присел, потому что приехал сюда немного раньше нужного срока, только что закончив сделку на бульваре Виттиер.

Через узкие щели между мрачными кирпичными зданиями были переброшены веревки, на которых висело разноцветное тряпье. Иногда в окнах кто-то появлялся — женщина в дешевом ярком платье, мужчина в грязной рубашке, хилый ребенок, пустыми глазами глядя на окружающий мир. Из других окон доносились звуки работающих приемников, стук кастрюль и сковородок, плач ребенка, истерические крики ссорящихся.

Было едва за полдень, и солнце безжалостно изливало свой жар на сухие плоскости серых улиц. Казалось, весь мир здесь балансирует на грани вспышки, готовый в следующую секунду вспыхнуть, превратившись в костер. Чернокожий мужчина, лоб которого покрывали бусинки пота, повернул голову и посмотрел в сторону обшарпанного бара, украшенного белыми изображениями нот. Не удивительно, что называлось это заведение «Эль Мюзика Сентро». На углу Махадо находился магазин продуктов, приземистое здание с плоской крышей. Худая собака вынюхивала что-нибудь съедобное среди контейнеров с мусором. Собака злобно посмотрела на чернокожего в голубом костюме, потом умчалась вдоль грязной боковой улочки.

Да, эта округа вполне созрела для приема тех «грез», что продавал чернокожий мужчина по имени Цицеро.

Когда он снова повернул голову влево, то увидел, что к нему приближается пара: мужчина и женщина, держась за руки, как испуганные дети. Мужчина — шагающий скелет с глубокими впадинами вокруг глаз — был одет в коричневые брюки и рубашку с зелено-коричневым цветочным узором. Женщина была бы привлекательнее, если бы не шрамы сальных прыщей на ее щеках и не дикое выражение глаз. Волосы у нее были грязны и как-то вяло спускались до самых плеч. На ней было короткое ярко-голубое платье, едва прикрывавшее раздувшийся живот. Их общий возраст едва ли сильно превышал сорок лет, но на лицах их отпечаталась древняя отчаянная тоска.

45
{"b":"18753","o":1}