ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Работавшие в срочной операционной согласились — все, что происходит — «муй мистериозо», очень загадочно.

Поэтому ни один из них не заговорил, когда доктор Мариам Дельгадо, чьи глаза припухли после недолгого сна, вошла в кабину лифта, словно не замечая тех, кто собрался в служебной дежурной комнате операционной. Светящиеся цифры над дверью лифта обозначили путь кабины — наверх, до последнего, десятого этажа.

Доктор Дельгадо минут двадцать назад получила телефонное сообщение от миссис Браунинг, старшей сестры изолятора. Голос у женщины был крайне озадаченный:

— Доктор Дельгадо, в нескольких показаниях у пациентов произошли изменения. Мы регистрируем усиление мозговой деятельности.

Дельгадо снились перед этим те жуткие глаза, смотревшие на нее сквозь прозрачные бескровные веки, словно у спящих рептилий. Казалось, они окружают ее, кружатся бешеным кругом, словно лампы вышедшего из-под контроля карнавала. Когда она проснулась, то обнаружила, что вся дрожит, и никак не могла унять эту дрожь.

Двери лифта раздвинулись — она была на десятом этаже. Мозг Дельгадо все еще не мог избавиться от воспоминания о кошмарном сне, а так же о сверхоживленной дискуссии, в которой она участвовала вчера с доктором Штейнером и доктором Рамесом, директором госпиталя. Теории создавались с головокружительной быстротой. Диагнозы формулировались так же стремительно, как и отбрасывались. Вокруг кружили репортеры, но агент госпиталя по массовой информации держал их на расстоянии — пока, по крайней мере. Что было облегчением для доктора Дельгадо, потому что ей требовалось время выяснить, с чем же в действительности имеют они дело в данном случае. Вирус? Какое-то вещество, загрязнившее воду в трубах? Какая-то составляющая в краске на стенах? Что-то в воздухе? Одна санитарка обнаружила несколько колотых ран на трех пострадавших, но они были в разных местах. Двое были ранены в горло, третий в изгиб локтя. Остальные имели кровоподтеки, порезы — или на затылке, или в задней части шеи, сразу под линией волос. Медсестра сделала довольно разумное предположение — укус змеи. Но пока что ни на одну из сывороток-противоядий ни одна из жертв не показала положительной реакции.

Доктор Дельгадо была на полпути от лифта к двери изолятора. На белой двери имелась предупредительная надпись — «Вход только с белым значком». Первое, что она увидела — разбросанные по полу в проходе папки с историями болезни. Голубая кофейная чашка упала со стола и разбилась. На самом столе бумаги были залиты кофе, стаканчик для карандашей перевернулся, высыпав содержимое на мокрый стол. «Черт побери! — подумала она. — Что здесь происходит? Как эти ночные дуры дежурные могут быть такими неряхами?» Она позвонила в небольшой колокольчик, лежавший на столе, но на ее звонок никто не ответил.

— Поразительно! — сказала она с возмущением и двинулась дальше к белой двери изолятора, который состоял из нескольких просторных комнат, разделенных центральным коридором. Сквозь большие зеркальные окна в стенах коридора Дельгадо могла прекрасно наблюдать за тем, что происходит в палатах. Жертвы таинственной болезни лежали рядами на койках, подсоединенные к капельницам и пластиковым мешкам с кровью, а также к массе энцефалографов, которые доктор Дельгадо и ее подчиненные всеми правдами и неправдами добыли во всем госпитале. Она наблюдала за прыжками зеленых кривых и с удовлетворением отметила, что мозговая активность необычных пациентов успела почти вдвое усилиться за прошедшее время. Неужели они начали, наконец, реагировать на вливание крови? Возможно ли, что они начали выходить из своего странного коматозного состояния? Она подошла к двери с надписью «Изолятор 1» и взяла зеленую хирургическую маску в целлофановом пакете с подноса из нержавеющей стали. Она завязала маску, потом вошла в палату.

В комнате тихо гудело электричество, пощелкивали мониторы ЭЭГ. Доктор Дельгадо останавливалась у каждой кровати по очереди, наблюдая за нарастающей пульсацией элекрических фосфоресцирующих кривых на экранах мониторов, хотя по-прежнему не могла обнаружить пульса у пациентов. Глаза, похожие на несформировавшиеся глаза эмбрионов, смотрели, казалось, прямо на нее, сквозь прозрачные молочно-туманные пленки закрытых век.

Потом она увидела, что пять кроватей у дальней стены палаты пустовали.

Она поспешно с участившим удары сердцем подошла к пустым койкам. Она увидела мешанину спутавшихся сорванных со своих мест трубок и проводов, сорванных с кожей черепа, выдернутых из вен. Тут же лежало несколько досуха опустошенных пластиковых мешочков из-под консервированной крови.

— Мадре Диос! — прошептала она и была поражена звуком собственного голоса, он испугал ее. — Что здесь происходит?

Ответом ей было усиление треска мониторов ЭЭГ. Словно хор сверчков сошел с ума, наращивая силу треска, переходящего в отвратительный шум. Она стремительно развернулась — ей показалось, что краем глаза она заметила какое-то движение за своей спиной. Но тела на покрытых белыми простынями койках оставались неподвижными. Треск энцефалографов казался теперь звуком оживленной беседы, происходящей между мертвыми-живыми телами. Треск был ужасающе громок, как будто полумертвые-полуживые люди кричали друг на друга. Доктор Дельгадо прижала к ушам ладони и поспешила к двери. Она почти достигла двери, когда одно из тел — это была средних лет женщина-чикано с колышущимся животом и глазами, как у гремучей змеи, — села на кровати, срывая с головы контакты датчиков ЭЭГ, вытащив иглу капельницы из вены в изгибе локтя. Женщина протянула руку и поймала доктора за подол халата, потащив к себе. Дельгадо вскрикнула. На другой койке потянулось и село на постели еще одно мертвенно белое тело. Мужчина с седыми висками стащил с крючка капельницы мешок с кровью и жадно прокусил пластик, разбрызгивая кровь. Когда невероятное существо потащило доктора к койке, она совсем близко увидела бледные губы раскрывшегося рта, увидела в темной пещере ротовой полости тускло мерцающие влажные клыки. От потрясения она едва не потеряла сознание, но поняла, что если сейчас позволит себе потерять сознание, то уже никогда не придет в себя.

Она вырвалась на свободу — один рукав халата остался в цепких пальцах мертвящего ужаса на койке, и бросилась бежать к двери. Существа, вскочившие с коек, бросились за ней. Белые больничные пижамы развевались на бегу.

Доктор Дельгадо добежала до двери, и в этот момент костеподобные пальцы ухватили ее за плечо. Она вскрикнула, попыталась вырваться, чувствуя, как лопается кожа. Она захлопнула за собой дверь, но одно из жутких существ прыгнуло прямо сквозь стекло окна и приземлилось на пол коридора вместе с водопадом серебристых осколков. За первым ужасом последовал второй. Они помчались вслед за бежавшей по коридору женщиной. Но прежде, чем она успела добежать до двери, ведущей в изолятор, дорогу ей заступила ухмыляющаяся девушка, по лицу которой ползли вниз капли крови. Глаза ее были черны, как само зло. Слева от доктора Дельгадо имелась закрытая дверь с надписью «кладовая». Она вбежала в темную комнату, прислонилась всем телом к двери, навалившись на нее изо всех сил — один из вампиров, да, ВАМПИРОВ! — ударил в дверь с противоположной стороны, пытаясь пробиться во внутрь. Дверь начала подаваться. Дельгадо захныкала от ужаса, из последних сил прижимаясь плечом к двери. Но она знала, что еще секунда — и они ворвутся сюда. Она протянула руку, нащупала выключатель — комнату залил свет. И первое, что увидела она, был труп миссис Браунинг — если только это в самом деле был труп — лежавший на полу у самых ног Дельгадо. Лицо Браунинг было желто-белым. Над ее головой имелся вделанный в стену прямоугольник металла с рукояткой. Сердце доктора Дельгадо подпрыгнуло. Это был транспортер-труба, в который в прачечную спускали тюки с бельем. Прачечная располагалась в подвале. Она сотни раз до этого открывала люк, пользуясь трубопроводом, и теперь она молилась, чтобы труба оказалась достаточно широкой для нее. Она должна протиснуться.

63
{"b":"18753","o":1}