ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он продолжал шагать, не поднимая головы, чтобы не встречаться ни с кем глазами. Все явно посходили с ума. Все разваливалось на куски. Он едва не натолкнулся на тощего подростка в футболке с надписью «Могильщик — кто ты?» Надпись была сделана красным пастельным мелком, Подросток выругался и, шаркая ногами, пошел дальше. Глаза у него были совсем остекляневшими от таблеток. Рико поспешил дальше, золотые цепочки у него на шее весело позванивали одна о другую. В следующий миг он почувствовал, что за ним наблюдают, и поднял голову. На углу стояли две девушки. Одна в мятом фиолетовом платье, вторая — в розовом жилете и грязных джинсах. Они смотрели на него горящими голодными глазами, лица их приобрели какое-то хищное выражение, кожа была бледна, как пепел давно погасшего костра. Рико содрогнулся и понял, что не может отвести глаз. Девушка в фиолетовом платье улыбнулась и жестом поманила его. Он был уже почти рядом, когда возле пары девушек затормозил голубой «порше» с двумя парнями и водитель спросил: «Не желаете ли прокатиться, крошки!» и девицы без колебаний забрались в машину. Машина с ревом пронеслась мимо. Рико почувствовал холодные горошины пота на лбу и шее. И он зашагал дальше, еще быстрее.

Казалось, что бесконечный праздник бульвара продолжался слишком долго и теперь уже не поддавался контролю. Что-то ужасное, невыразимое явилось на этот праздник, потому что здесь дверь для этого ужасного была открыта и все были словно одурманены каким-то наркотиком, чтобы охранять вход. Рико содрогнулся — рядом с ним прошел кто-то, и от этого существа повеяло холодом, как из ледника. Рико боялся поднять голову и посмотреть, кто же это был. Он продолжал идти вперед сквозь разряды музыки — группа «Чаепитие с безумным шляпником» исполняла новый «хит». Он опять столкнулся с кем-то — пожилой мужчина в белой рубашке. Рико снова ощутил пронизавшие волны холода. Чуть приподняв взгляд, он увидел коричневые пятна на рубашке человека. Тогда Рико оттолкнул двух оказавшихся у него на пути мальчишек и бросился бежать. За спиной раздался леденящий вопль, перешедший в раскат безумного хохота.

Ему показалось, что он слышит отзвук топота ног по бетону, преследующих его. Казалось, он находится в центре темного урагана воплей и криков, перекрывавших грохот электрической музыки. В рукав ему вцепилась рука девушки. Он выдернул рукав, материя треснула, он едва не споткнулся, и только через два квартала осмелился перейти на шаг и посмотреть через плечо назад. Его никто не преследовал, улица была совершенно пустынна. Только в холодном неоне бульвара двигались фигуры людей.

«Что со мной происходит? — подумал он. — Я схожу с ума или нет?» Он прошел еще один квартал, потом остановился у двери, втиснутой между Храмом Всевидящего Ока и фотографической студией «Разукрасим настоящую живую обнаженную!» Он поднялся по тускло освещенной лестнице и оказался в не менее тускло освещенном холле. Его квартира была третьей справа — ему повезло, он нашел квартиру с видом на Закатный бульвар. Он зажег свет и запер за собой дверь. Квартира была однокомнатная с небольшой кухней, с потрескавшимся потолком — сквозь щели иногда сочились капли бурой влаги. Рядом с дверью на стене висело большое зеркало, и сейчас Рико остановился напротив, чтобы посмотреть на себя — действительно ли у него вид ненормального? Глаза у него немного покраснели от дыма дискотеки, но в остальном он выглядел нормально. Он пересек комнату, расшатавшиеся половицы поскрипывали под его весом, выглянул в маленькое окно, выходившее на бульвар. По тротуару кто-то бежал. Вот один из бегущих — женщина — упала. Мужчина остановился, подал руку, они побежали дальше, исчезнув за поворотом. Несколько секунд спустя банда ухмыляющихся подростков пробежала в том же направлении. Где-то завизжали покрышки автомашины. Где-то завыла тоскливо сирена.

В дверь Рико постучали.

Он стремительно обернулся, сердце его подпрыгнуло в страхе. Он довольно долго стоял на месте, глядя на дверь. Через секунду тот, кто стучал, принялся теребить дверную ручку.

— Уходите! — крикнул он и тут же подумал: «Боже мой! Но как они узнали, что я здесь?»

Стук повторился. Потом послышался тревожный шепот:

— Рико! Открой… Это я.

— Кто?..

— Мерида! Это я, Рико! Скорей! Впусти меня!

Он перевел дыхание, чувствуя, как кружится голова. «Боже мой! Мерида!» Он подошел к двери, открыл замок, распахнул ее. В тоже мгновение она прыгнула в объятия, спрятав лицо у него на груди.

— Мерида, — пробормотал он. — Откуда… Где ты была? Я так волновался… Я везде искал тебя.

— Ничего не говори, прошу тебя, — прошептала она. — Просто держи меня крепче! Крепче!

Он прижал ее к себе, чувствуя холод губ на щеке. Он чувствовал, что вот-вот заплачет; только теперь он осознал, как любит ее. Она дрожала и была такая… холодная. Желудок вдруг скрутила спазма.

— Да ты ледяная! — сказал он. — Где ты была? Бог мой, я так рад тебя видеть!

— Ничего не говори, — сказала она, прижимаясь к нему. — Просто люби меня… согрей меня…

И в этот момент Рико случайно взглянул в зеркало напротив.

Он обнимал пустое платье, смятое и сморщенное в тех местах, где оно могло быть сморщено движениями женского тела. Но он понял теперь, и понимание это едва не заставило его закричать — то, что он обнимал сейчас, не было больше человеческим существом.

Она подняла голову, в темных глазах плавали щупальца серебряного и багрового пламени.

— Согрей же меня, милый, — прошептала она. Рот раскрылся, выдвинулись клыки, словно у гремучей змеи.

— Неееееет! — завопил он, оттолкнув ее, делая шаг назад. Споткнувшись, он упал, ударившись головой о край стола. Сквозь багровый туман боли он видел, как бесшумно приближается она к нему, будто облако дыма.

— Рикооооо, — прошептала она. Глаза пылали жаждой. — Я вернулась к тебе. Я вернулась…

— Убирайся! — выдохнул он, пытаясь подняться на ноги. Ноги не слушались, мозг был сжат между полюсами льда и пламени.

— … к тебе… — сказала Мерида. — Теперь мы сможем быть вместе всегда!

— Нет! НЕТ! — Голос его прервался, глаза, казалось, вот-вот выпрыгнут из орбит. Где-то внутри он почувствовал первый приступ безумного хохота.

— ДА! — сказал вампир. — Навсегда, навсегда!

Она протянула к Рико руки, глаза сверкали, как неон Закатного бульвара. Он вскрикнул, выбросил вперед руки, чтобы защитить себя, дать себе еще несколько дополнительных секунд жизни. Мерида схватила его за правую руку, усмехнулась и погрузила клыки в вену на запястье.

Его пронизала молния боли, он услышал, как жадно глотает она истекающую из него жизнь. Он хотел ударить другой рукой, но она перехватила ее, прижав к полу с необыкновенной силой. Клыки погрузились глубже, ни одна капля крови не пропадала.

Глаза ее закатились от удовольствия. Рико почувствовал, как летит куда — то в темноту, где было очень холодно и ужасно… ужасно… холодно…

Когда она насытилась, то отпустила его руку и та безвольно упала на пол. Стоя на четвереньках, она слизнула несколько кровавых капель, которые пропустила. Потом она прижала к груди голову Рико, покачивая его, словно ребенка.

— Вот теперь, — прошептала она, — мы всегда будем вместе, всегда… Мы будем вечно молоды, вечно будем любить друг друга. Спи, мой драгоценный, спи…

Потом он стащила с дивана простыни, разложила их на полу, положила на простыни спящего черным сном Рико и завернула.

«Теперь, — подумала она, — ты будешь спокойно спать, пока тебя не разбудит голос Хозяина».

Она знала, что проснувшись, он будет страдать от голода, жажды, и возможно, будет слишком слаб, чтобы охотиться самостоятельно. Ей нужно будет помочь ему. Любовь ее не знала границ. Она оттащила запеленатого Рико в кладовую, закрыла парой картонных ящиков, потом затворила дверь. Теперь солнце, этот ненавистный жгучий глаз, вызывающий боль одним прикосновением своих лучей, не проникнет к нему.

Хозяин будет доволен работой.

Она покинула комнату и помчалась по бульвару, чтобы присоединиться к другим охотникам. Она научилась довольно хорошо чувствовать запах живой крови.

73
{"b":"18753","o":1}