ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сильвера встал, тяжело дыша. Он толкнул Хуаниту себе за спину, встряхнул ее, пытаясь вырвать девочку из-под власти вампира.

— Держись за моей спиной, Хуанита! Быстрей!

Но девочка была оглушена и не понимала, чего от нее хотят.

Цицеро усмехнулся, из верхней и нижней челюстей выдвинулись клыки, словно у змеи.

— Не так-то просто теперь, старина Сильвера! Теперь ты на территории Цицеро! И будешь играть по моим правилам. — Вампир сделал шаг вперед, пальцы выпустили когти.

Сильвера отступил. Распятие свинцовым грузом оттягивало руку. Он поднял его и выставил перед собой, направив на вампира. Рука тряслась.

— Прочь! — приказал он. — Твой повелитель мертв, Цицеро! Он уничтожен!

Цицеро остановился, лицо его исказилось. Потом он откинул голову и захохотал:

— Прочь? Ха! Ты насмотрелся поганых фильмов, но на этот раз ты ошибся! Ха! — Глаза его горели. — Цицеро Клинтон не стыдится того, чем он стал! Я никогда не верил в эти религиозные помои, которыми вы кормите своих овечек — прихожан. Так что эта штука не причинит мне вреда теперь! И ты ошибся в главном. Хозяин жив! Он сейчас во мне, и я голоден, ужасно голоден!…

Он двинулся вперед, пальцы-когти судорожно скорчились, лицо исказилось жуткой усмешкой.

Сильвера схватил малютку Хуаниту и прижал ее к стене, сам встал между вампиром и девочкой. Он услышал, что она повторяет, словно старая пластинка: — Хочу к папе, домой, к папе, домой…

— Я разделаюсь с тобой потихонечку, святой отец, — сказал угрожающе Цицеро. — Тебе будет ооочень больно. — Он напрягся, колени согнулись, готовясь к прыжку.

Затем он метнулся к горлу священника.

Но Сильвера стоял крепко. Он размахнулся распятием, описав зловещую дугу, направленную в голову вампира. Цицеро слегка отдернул ее, но медная грань врезалась в шею монстра. Мертвая плоть пошла морщинами, пытаясь закрыть дымящуюся рану, но крови не было. Сильвера быстро шагнул вперед и ударил еще раз, целя в тоже место. Края разреза расширились. Цицеро отшатнулся, пытаясь закрыть рану руками. Силы быстро покидали Сильверу, он чувствовал, как все тяжелее поднимать распятие. Он сделал обманный выпад в глаза вампира, потом снова ударил в шею. Серая кожа лопнула, обнажив бело-желтые ткани. Еще один удар распятия — и голова Цицеро была почти отделена от туловища. Вампир покачнулся, попятился, руки его взметнулись от боли. Голова висела под прямым углом к телу. Лицо было искажено бешенством — клыки щелкала, пытаясь впиться в человеческую плоть.

Потом Цицеро завопил и бросился на Сильверу, пытаясь вырвать распятие из руки священника. Сильвера собрал остатки сил и размахнулся.

Голова Цицеро отделилась от тела и покатилась в угол. Безглавое тело продолжало двигаться вперед, пальцы-когти впились в пальто Сильверы. Сильвера чувствовал волнами исходивший от обезглавленного вампира холод. Он услышал собственный крик ужаса. Он дернулся в сторону всем телом, обезглавленный Цицеро мешком повалился на пол у ног священника.

В этот миг Хуанита вскрикнула и бросилась к отцу Сильвере. Он прижал ее к себе, чтобы она не смотрела на корчившийся на полу ужас. В другом углу комнаты продолжали, словно жуткие костаньеты, щелкать клыки отделенной от туловища головы. Тело у ног Сильверы извивалось, как издыхающая змея.

— Помоги нам Бог! — выдохнул Сильвера.

Конечности вампира продолжали шевелиться, они толкали обезглавленное тело в угол. Сильвера не хотел ждать, чтобы посмотреть, что получится, когда тело соединится с головой. Держа в руках обнявшую его за шею Хуаниту, он высоко поднял над головой распятие и всем весом своего тела опустил его острую верхушку на спину вампира. Затрещала кость позвоночника и дерево пола — Сильвера пробил крестом тело и вонзил распятие в пол. Вампир начал корчиться, ноги пытались двинуть тело вперед, но оно было крепко пригвозжено к полу.

Клыки захрустели друг о друга. Сильвера оставил распятие в ране, обнял Хуаниту обеими руками и бросился бежать прочь.

Уже на улице он сообразил, что теперь он и ребенок лишены защиты, но он был уверен, что если бы не оставил распятие в ране Цицеро, то тело вампира доползло бы до головы в углу и каким-то образом соединилось бы с ней. От одной мысли об их беззащитности желудок скорчился в болезненной судороге страха. Он бросился бежать изо всех сил. Казалось, со всех сторон их окружают движущиеся тени. Легкие его работали, как меха горна. Ему показалось, что их кто-то преследует, но обернувшись, он ничего не увидел.

Почти за полквартала до церкви он увидел лежащий посреди улицы труп мужчины. Он почти миновал его, когда рука трупа метнулась вперед, поймав его за лодыжку, едва не бросив священника на песок. Лежавший человек поднял покрытое красной воспаленной кожей лицо и прохрипел:

— Помогите мне…

Часть седьмая

ВТОРНИК, 31 ОКТЯБРЯ

ГОРОД — ПРИЗРАК

1

Томми Чандлер тревожно зашевелился. По длинным тихим коридорам школы пронесся эхом последний звонок. Он бросился бежать, стараясь не растерять книги. Оглянувшись, он увидел, что его кто-то преследует, чья-то тень-силуэт, и длинные руки преследователя качались, словно лапы орангутанга из «Убийства на улице Морг». Он услышал утробный ненавистный рев, катившийся за ним, как приливная волна. «Я сказал ведь тебе не попадаться мне на глаза, г…ед!… Сказал тебе… не попадаться!»

— Прочь! — крикнул Томми. Голос осекся. — Оставь меня в покое!

И он швырнул свои книги вдоль коридора, который вдруг начал менять форму, трансформируясь, словно декорация из «Тысячи пальцев доктора Т». Он решил собрать книги, но те ускользали от него, и он слышал за спиной надвигающееся «Бум, бум, бум!» солдатских башмаков Быка Тэтчера. Его накрыло тенью, словно крылом зимней метели, и он в ужасе оглянулся… на будильник рядом с кроватью. Он слышал, как звенит будильник, и протянул руку, чтобы выключить его. Но звон прекратился прежде, чем он успел дотронуться. Он услышал голос отца:

— Кто это? Почему вы молчите? Черт побери, Цинтия, кто-то по идиотски шутит, или…

Томми сел в кровати и нашарил запасные очки на кровати рядом с собой. Он надел очки и посмотрел на часы. Часы были заведены и поэтому продолжали идти, когда прекратилась подача электроэнергии. В десять вечера. Пять минут первого ночи. «Кто же это звонит в такой час?» — подумал Томми. За окном по — прежнему выл ветер, швыряя дробь песка горстями в стекло. Еще до того, как погас экран телевизора, специальный выпуск метеоновостей был посвящен обстановке в районе Лос-Анжелеса. Комментатор предупредил о вероятности повышения скорости ветра до тридцати пяти и даже пятидесяти миль в час. А потом погас свет и экран телевизора.

Снова зазвонил телефон. Томми услышал приглушенное проклятие отца, снявшего трубку.

В этот день Томми вернулся домой, с трудом преодолевая порывы горячего ветра с запада. Стоило лишь взглянуть на небо, и можно было сразу сказать, что надвигается ураган. На сколько хватало глаз, по небу неслись тучи. Он никогда еще не видел ничего подобного, даже в Денвере. Но даже чудовищный ураган был ничто в сравнении с событиями в школе. Ему, конечно, пришлось вернуться в камеру хранения, и когда он поспешно доставал книги, чтобы как можно скорее убраться восвояси, Марк Сутро сообщил ему, что Бык и его дружки сегодня в школу не явились, так что он был в полной безопасности. А теперь вообще наверное никаких занятий в школе не будет. Вот здорово! Теперь он сможет посмотреть серию из «Флэш Гордона» и «Триллер» в мексиканской трансляции — если только дадут свет.

Он встал с постели. Со стены свирепо сверкал очами Орлон Кронстин. Он был изображен на красочном плакате в одежде и гриме «Короля Вампиров». Он вышел в коридор и постучал в дверь комнаты родителей. Отец, худой, высокого роста, в очках с толстыми стеклами, совсем как у Томми — выглянул наружу:

— Почему ты не спишь, Томми?

— Проснулся вдруг. Услышал, как звонит телефон. — Он зевнул, приподнял очки и потер глаза. — А кто звонил?

97
{"b":"18753","o":1}