ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Белокурый красавец из далекой страны
Войти в «Поток»
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Предложение, от которого не отказываются…
Завоевание Тирлинга
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Неприкаянные души
Клад тверских бунтарей
Узнай меня

– Какой-то мусор или дохлая рыба, по-моему.

– Пожалуй, ты прав.

Сколько Склар Хаст ни приподымался на скамье, с риском перевернуть лодку, ему так и не удалось ничего разглядеть.

– Вымерли они там все, что ли?

Вскоре первый коракл ткнулся носом в плот, и парень, стоявший на носу, прыгнул на берег, на всякий случай выставив перед собой копье. За ним высыпали остальные, наскоро пришвартовав коракл. Вскоре один из молодежи отыскал источник странного запаха. В нескольких местах на плоту дымились большие кучи мусора. Повсюду под ногами попадались обугленные пятна.

– Как-то все… неряшливо, – сказал кто-то. – Интересно, кто здесь живет?

– Похоже, никого. С виду плот совершенно необитаем.

– Тогда откуда костры?

– Эй! – крикнул Склар Хаст. – Выходи, не бойся! Мы пришли с добрыми намерениями.

В ответ – тишина.

– Может, они прячутся под плотом? – пробормотал стоявший рядом Роджер Келсо.

Солнце уже покинуло небосклон, сумерки окончательно сгустились над плотом.

– Смотрите! – Юноша, бегавший на дальний конец плота, держал в вытянутой руке нитку с бусами. Они тихо звенели.

– Металл! – ахнул кто-то. Мэрия Рохан пригляделась к бусам:

– Судя по цвету – медь или бронза.

Склар Хаст еще несколько раз позвал, но хозяин бус так и не появился.

– Наверное, здесь живут дикари, – сказал Фирал Бервик. – Ходят нагишом и поэтому стесняются приезжих. Кроме бус, им и одеть-то нечего.

Немногие поддержали его шутку. Покинутый плот производил жутковатое впечатление, тем более что приближалась ночь.

Неожиданно из зарослей раздался дикий вопль, полный ненависти и страха, и одновременно на путешественников посыпался град заостренных палок.

– Похоже, мы незваные гости, – констатировал Склар Хаст. – Давайте назад по кораклам.

Они охотно покинули негостеприимный плот, оттолкнувшись веслами. Лодки устремились в ночь. Когда они плыли вдоль линии плотов, с берега до них донесся еще один крик, на этот раз исполненный торжества. Склар Хаст попробовал было приблизиться к берегу в другом месте, но на коракл тотчас же обрушился дождь легких камышовых дротиков. Лодки предусмотрительно отплыли подальше, держась вне досягаемости метательного оружия.

– Я где-то читал, – задумчиво сказал Роджер Келсо, – о дикарях из Второго и Третьего Рода.

– И что о них было написано? – рассеянно спросил Склар Хаст, тревожно оглядываясь на враждебные плоты.

– Их прокляли за нарушение традиций и изгнали с Плотов. Они стали варварами.

– Неужели это – наше будущее? – скривилась Мэрил Рохан, плывшая в лодке вместе с ними. – Кучи мусора, паленый плот… Брр!

Она поежилась, плотнее заворачиваясь в плащ от наступающей вечерней сырости.

– Ничего себе дикари! – возразил Склар Хаст. -У них есть медь, которой нет даже у нас!

– Это еще ничего не значит. Может, они ее где-нибудь украли.

– Но может быть и так, – настаивал Склар Хаст, – что они владеют секретом ее изготовления.

– Интересно, – откликнулся Рубал Галлахер, – из чего можно изготовить медь?

На этот вопрос никто не знал ответа, и в лодке наступило молчание.

– Да уж, – наконец произнес Склар Хаст. – Еще неизвестно, кто здесь дикари – мы или они.

– Во всяком случае, – возмутилась Мэрил Рохан, – мы до такого состояния плоты не запускали. – В ней вдруг заговорила хозяйка, гордящаяся наведенным в доме порядком.

Ветер стих, как только на небе появились созвездия, и снова флотилия двинулась к востоку, оставляя негостеприимные воды за собой. Гребцы работали безостановочно, поочередно сменяя друг друга, пока вместе с первым проблеском зари не ощутили порыв попутного ветра. Были подняты паруса, и люди наконец смогли передохнуть.

Второй день был похож на предыдущий. Не считая короткого дождя, за время которого успели наполнить кувшины питьевой водой, ничего нового не произошло. Кидалы забрасывали сети, вытаскивая рыбу и съедобных моллюсков, и несмотря на то, что припасы еще оставались, возможность добывать пищу в дороге воодушевляла.

Утром третьего дня они заметили небольшого крагена. Он пришел с севера, всплыл на некотором расстоянии от флотилии, некоторое время скользил по поверхности воды, словно желая испугать путешественников, и затем снова погрузился в глубину.

Вскоре Кидалы, наблюдая в свой прозрачный короб, заметили под водой его крупную колышащуюся тень, удаляющуюся в южном направлении.

На исходе четвертого дня впереди опять показалась длинная линия плотов. В лодках послышались восклицания. Склар Хаст поднялся и дал сигнал сойтись для совещания. Вскоре вся флотилия собралась вместе, образовав на воде гигантский шевелящийся ковер.

– Царь-Краген может плыть в три раза быстрее нас, – начал Склар Хаст. – Поэтому остановка может стать фатальной.

Мне кажется, что нам не следует оставаться здесь, а надо плыть дальше, по крайней мере до тех пор, пока мы не найдем еще одну цепь плотов.

Послышались разочарованные возгласы: эти плоты, покрытые пышной растительностью, выглядели так привлекательно, и никому не хотелось опять оказаться в утлой лодке посреди океана.

Фирал Бервик встал на сторону Склара Хаста, а с ним и большая часть Гильдмастеров и Старейшин каст. Наконец, после долгих споров, флотилия двинулась вперед, минуя плоты.

Настал шестой день, когда на горизонте показалась новая линия плотов, в которых все уже видели свой новый дом.

Они причалили к самому большому из плавучих островов. Вечером за ужином состоялся совет.

– У нас есть две первоочередные проблемы, – начал Фирал Бервик. – Первая такова: с нами восемь Мастеров-Поджигателей, шесть Мастеров-Лепил, шестнадцать Мастеров-Зазывал. Естественно, все они не могут одновременно быть Мастерами, иначе начнется неразбериха. Мастера должны избрать себе начальников. Вторая проблема – как быть с теми, кто ушел с нами не по своей воле. Мы не можем отпустить их назад, расправиться же с ними было бы слишком жестоким поступком. Необходимо решить, что с ними делать.

Все разом посмотрели в сторону кучки сбившихся вокруг своего костра Сводников с их семьями. Вид у них был унылый, хотя некоторые из родственников – особенно те, что помоложе, – выглядели довольно бодрыми.

Баркан Блейсдел, заметив взгляды со стороны и поняв, что речь идет о его гильдии, принялся совещаться со Сводником Парнаса, Люком Робине.

– Если бы мы могли просто дать им кораклы и отпустить с миром! – сказал Роджер Келсо. – Но ведь, если они вернутся назад, они наверняка учинят против нас какую-нибудь пакость. Баркан Блейсдел, по крайней мере, будет счастлив, если ему предоставится возможность пустить Царь-Крагена по нашим следам.

Они еще долго обсуждали этот вопрос. Предлагалось даже держать Сводников в плетеной ивовой клетке. Выражались опасения, что они могут сами умыкнуть лодки и пуститься в обратный путь на свой страх и риск. Наконец решение было принято.

– Мы отпустим вас, – объявил Склар Хаст Сводникам, – как только убьем Крагена. Тогда можете убираться подобру-поздорову, если вам не по душе наше общество. Но до тех пор, пока эта тварь разгуливает на свободе, держитесь подальше от кораклов. Мы будем присматривать за вами.

Баркан Блейсдел внимательно посмотрел на него.

– Ты еще не отказался от своих безумных замыслов? – как бы не веря, спросил он.

– Не хочу загадывать, – отвечал тот. – Будущее покажет.

На следующий день приступили к разведке. На плоту обнаружились съедобные растения, удалось наловить и рыбы.

Вечером Склар Хаст нашел Мэрия Рохан. Они с Роджером Келсо сидели на скамейке и листали объемистый том в кожаном переплете.

– Глянь-ка сюда! – воскликнул Роджер Келсо.

– Что это?

– Мемориум Джеймса Брюне.

«Тем, кто наследует нам, нашим детям и правнукам, мы не можем оставить ничего, кроме наших знаний. Нам суждено окончить свои дни здесь, в дикости и запустении, потеряв последнее, что связывало нас с цивилизацией, – корабль. Обратного пути отсюда нет. Из всех, кто уцелел, лишь я обучался точным наукам, да и то за время жизни здесь успел многое запамятовать.

24
{"b":"18756","o":1}