ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Пообещай
Большая книга «ленивой мамы»
Пирог из горького миндаля
Черепахи – и нет им конца
Правила магии
Перевал
Императорский отбор

Все дело в волосах. Надо же было додуматься и подпустить к ним свою легкомысленную сестрицу! Легкое мелирование, сказала ей Кэти, ничего слишком броского и яркого. Небольшое, почти незаметное изменение образа, только чтобы поднять Меган настроение после разрыва с Джереми. Увы, после окраски волосы получились соломенно-желтыми!

Увидев у себя на голове это безобразие, Меган готова была бежать в магазин за новой краской, лишь бы вернуть свой натуральный медово-каштановый оттенок, но Кэти безапелляционно заявила, что после вторичного окрашивания волосы вообще могут стать зелеными. Пришлось обрезать их в короткое каре и аккуратно прятать под шапочку, скрывая темные корни, которые уже начали потихоньку отрастать.

Убедившись, что маленькое помещение сверкает чистотой и аккуратностью, Меган хотела уже вернуться обратно за стойку, но заметила, что одна из ее подвязок расстегнулась. На работе она всегда носила чулки. Это было привычкой, которую она переняла на своей предыдущей работе – жар операционной и статическое электричество от оборудования делали обычные колготки очень неудобными.

Конечно, покупка шелковых чулок на скромную зарплату медсестры могла показаться кому-то неразумной экстравагантностью, но Меган обнаружила, что чулки носить намного экономнее, к тому же ей нравилось ощущать их тонкий шелк. Она поставила ногу на упаковку бумажных полотенец, приподняла край изумрудно-зеленой униформы и, тщательно застегнув отомкнувшийся замочек пояса, осторожно разгладила чулок от щиколотки до бедра…

Странное покалывающее ощущение на затылке подсказало Меган, что за ней кто-то наблюдает. Она медленно обернулась: прислонившись к косяку, в дверном проеме стоял Тео Николайдес. Темно-синие, глубокие глаза неторопливо оглядели ее стройные длинные ноги и с издевательской бесцеремонностью перешли на лицо.

Волна горячего румянца залила щеки девушки. Меган оправила юбку и резко выпрямилась. Она была не совсем уверена, что может доверять своему голосу, поэтому лишь приподняла тонкую бровь с выражением, как она надеялась, холодного вопроса.

– Мисс Тэйлор?

– Сестра Тэйлор, – поправила она с достоинством.

Его твердые губы сложились в насмешливую улыбку.

– Отец сообщил, что, оказывается, вы – его любимая медсестра.

– В самом деле?

– Но он не объяснил почему.

Она пожала хрупкими плечами.

– А разве должна быть какая-то особенная причина?

– Вероятно, нет, во всяком случае, не в ситуации с моим отцом.

Его дерзкий синий взгляд снова оценивающе скользнул по ее фигуре – от желтовато-белокурых крашеных волос, выбившихся из-под маленькой шапочки, до изящных лодыжек, обтянутых тонкими черными чулками. Он осматривал ее, раздевая взглядом, следуя за всеми изгибами тела, скрытого под зеленой униформой медсестры.

В завуалированном смысле его слов ошибиться было невозможно, и ее серые глаза сверкнули. Но прежде, чем с ее губ сорвалась острая, едкая фраза, слабо запищал один из звонков, вызывая Меган к пациенту.

– Надеюсь, вы позволите мне прервать наш исключительно интересный разговор? – сдержанно произнесла она. – Боюсь, что в данный момент я не располагаю временем.

Он шагнул в сторону с холодной улыбкой, вежливой, но таящей в себе скрытую угрозу.

– Конечно. Я же не могу задерживать доброго ангела-хранителя, спешащего к страждущим?

Чуть посторонившись, он нарочно оставил столько места, чтобы ей пришлось протискиваться. Выходя в коридор, она на миг невольно прислонилась к нему. Меган не сумела подавить горячую дрожь, невольно пробежавшую по спине, от прикосновения к стройному, сильному мужскому телу. Тео почувствовал ее реакцию, и девушка услышала, как он негромко усмехнулся ей вслед. Гордо вскинув голову и не оборачиваясь, она направилась к больной.

Поправляя подушки миссис Ван Досбург, Меган с удивлением отметила, что руки ее до сих пор слегка дрожат. Вот глупо, укоряла она себя, уж кому, как не ей, знать этих высокомерных и самоуверенных хлыщей – ведь чуть не выскочила за одного из них замуж.

Доктор Джереми Крамер. Один из самых многообещающих молодых врачей в больнице Святого Марка – красивый, богатый, обаятельный и всего через несколько лет, как он планировал, знаменитый хирург-ортопед, наподобие своего отца. Все вокруг твердили Меган, что ей здорово повезло подцепить на крючок такого жениха! Проблема заключалась в том, что и сам он считал точно так же.

Ей потребовалось немало решимости, чтобы расторгнуть помолвку за несколько недель до свадьбы. Все уже было готово: подвенечное платье сшито, цветы заказаны, почти двести приглашений на свадьбу разослано. Начали уже прибывать подарки. Но по мере того, как все сильнее возрастало ее напряжение, Меган была вынуждена признать, что сомнения, которые тревожили ее уже какое-то время, таили в себе нечто гораздо большее, чем обычная предсвадебная нервозность.

Нельзя сказать, чтобы Джереми воспринял ее решение очень спокойно, но разве она могла ожидать от него чего-то иного? Он был в страшной ярости. Слова, которые несостоявшийся жених сказал ей, лучше всего убедили ее, что она поступила абсолютно правильно. Как могла бы она стать счастливой, выйдя замуж за человека, твердо уверенного, что она обязана быть навеки ему признательной, так как он изволил снизойти до женщины ее социального уровня? Подумать только – дочь почтальона выходит замуж за самого Крамера!

После этого их отношения стали невыносимыми, а ведь она каждый день сталкивалась с Джереми в операционной. В конце концов она поняла, что у нее нет альтернативы, кроме как подать заявление об уходе. К счастью, вскоре после их разрыва до нее дошла больничная сплетня о том, что он нашел утешение в объятиях хорошенькой молодой практикантки фармацевтического отделения.

Идея перебраться в Лондон и поселиться на какое-то время у своей маленькой сестренки Кэти показалась Меган тогда очень удачной, хотя нельзя называть маленькой девушку, зарабатывающую на жизнь подборкой сценических костюмов для рок-звезд, а в свободное время играющей на саксофоне в женском ансамбле!

К сожалению, несмотря на то что они с сестрой любили друг друга, каждая вела свой образ жизни – за исключением тех случаев, когда Меган работала в ночную смену и они обе могли дрыхнуть потом до полудня. Но снять собственную квартиру она просто не могла, так как была на мели. Большая часть сбережений ушла на оплату дома, который они с Джереми собирались покупать на пару. Меган даже не надеялась, что когда-нибудь увидит хоть часть денег из комиссионных, полученных агентом по недвижимости. Нельзя было ожидать, что ей возместят остальные расходы, сумма которых успела к тому времени вырасти до невероятных размеров.

Да и деньги, потраченные на приготовления к свадьбе… Кэти искренне считала, что Меган повела себя как полная дура, настояв на возвращении родителям Джереми каждого пенни из тех денег, что они истратили на подготовку бракосочетания своего сыночка. Возможно, Кэти была права – роскошная и безумно дорогая церемония являлась собственной идеей Крамеров, и они, безусловно, могли себе позволить нечто подобное, хотя с самого начала Меган была не в восторге от их планов. Но гордость требовала возместить им все расходы.

Она – свободная и одинокая, с таким перерасходом кредита в банке и с таким количеством грубых писем от банковского менеджера, что ими можно было оклеить стены, – понимала, что получить работу операционной сестры с первой же попытки ей не светит, и поэтому согласилась на нынешнюю работу. Зарплата, конечно, была намного меньше, как, впрочем, и статус, но по крайней мере этих денег хватало, чтобы не умереть с голоду…

Запищал еще один сигнал, и она мрачно покачала головой. Профессия медсестры имела одно существенное преимущество – у вас практически никогда не было времени, чтобы предаваться раздумьям о собственных проблемах.

В этом году начало весны запаздывало. Автобусная остановка была изуродована хулиганами, крыша отсутствовала, и в ожидании автобуса Меган сильно намокла. Утром ее машина отказалась заводиться, и девушка была не уверена, что в скором времени сумеет найти деньги для ее ремонта. Поеживаясь от резкого холодного ветра, она подняла воротник плаща и сунула озябшие руки поглубже в карманы.

2
{"b":"18760","o":1}