ЛитМир - Электронная Библиотека

Все, что касалось Тео, приносило Меган гораздо меньше удовлетворения. Их отношения напоминали игру в кошки-мышки, оставляя эмоции девушки спутанными и неясными, а ее разум – в безнадежном клубке противоречивых мыслей. Находил ли он ее привлекательной? В какой-то момент ей казалось, она ему нравится, но в следующий ее вдруг охватывало горькое чувство, что он над ней издевается, заманивая в ловушку взглядом или улыбкой, пронизанными таким властным мужским магнетизмом, противиться которому она была не в силах. И тогда только усилием воли ей удавалось держать себя в руках.

Она не предполагала, что он задержится здесь так надолго и будет избегать ссор с отцом. Ей все чаще казалось, что он действительно старается наладить отношения со стариком, девушка даже слышала, как Тео уговаривает Дакиса делать необходимые упражнения. Именно он достал молотки и приспособил лужайку под крокетную площадку.

Она остановилась, чтобы понаблюдать за их игрой, но на приглашение Дакиса лишь качнула головой и улыбнулась.

– Да я в жизни не играла в крокет!

– Я тоже не играл, – жизнерадостно заявил Дакис. – Но какое это имеет значение? В крокете почти нет правил. Все, что нужно делать, – послать свой шар в ворота и постараться при этом отфутболить с дороги шар противника. На, держи молоток.

Ей не оставалось ничего другого, кроме как присоединиться к игрокам, а Дакис с важным видом принялся учить ее тонкостям крокета, демонстрируя технику, размахивая молотком, горячась и бурно жестикулируя. В основном его замечания сводились к указанию недостатков ее игры, когда ее шар катился мимо ворот.

– Откуда вы это взяли? – спросила Меган у Тео, когда Дакис отошел от них, встал в стойку и приготовился ударить по шару, насупив брови и сжав губы с видом чемпиона.

– Откопал в одном из шкафов – молотки валялись там, и ими никто не пользовался с того времени, когда я был еще мальчишкой.

– Прекрасная идея, – с теплотой произнесла Меган. – Это заставляет его двигаться, концентрироваться и развивать глазомер.

– К сожалению, это не помогает ему умерить свой темперамент, он слишком азартен, – пробормотал Тео, наблюдая за отцом, который удачным ударом выбил шар сына.

– Thavmasios! Тебе понадобится не меньше двух ударов, чтобы выправить его и направить в ворота! – с радостным торжеством крикнул Дакис сыну.

– Самое главное в этой игре – закатить в ворота свои собственные шары, – сухо напомнил ему Тео.

– Ха! Если ты боишься настоящей агрессивной мужской игры, то иди лучше поиграй в погремушки! Похоже, снова моя очередь бить.

Когда удача отвернулась от Дакиса, старик уселся на низкую каменную стену, которая отгораживала верхнюю террасу площадки от остального сада. Поставив молоток между колен, он принялся пристально наблюдать за игрой Тео. К сожалению, в тот самый момент, как Тео занес свой молоток для удара по шару, на старика вдруг напал неудержимый приступ кашля.

Тео вздрогнул, выпрямился и испуганно посмотрел на отца.

– Ты в порядке, папа?

– Да, я прекрасно себя чувствую. Давай лучше бей, чем болтать.

В синих глазах Тео блеснул смешливый огонек, и он встал в стойку для удара. На этот раз в самый критический момент из рук Дакиса со стуком вывалился крокетный молоток. Тео ударил по шару слишком сильно, и тот, отскочив от травы, покатился за пределы площадки.

– О Господи, ну как я не вовремя! Прямо под руку! – запричитал отец с преувеличенной озабоченностью. – Ну ладно, не расстраивайся, это всего лишь игра. Давай, Меган, теперь твоя очередь!

Она тщательно прицелилась и ударила по шару своим молотком. Какое-то мгновение казалось, что он действительно попадет в узкие ворота, всего лишь на несколько дюймов более широкие, чем сам шар, но в последнюю секунду тот проскочил мимо и лег сбоку от ворот.

– Вот не повезло! – радостно завопил Дакис. – Что ж, похоже, снова моя очередь бить.

– Не вздумайте его обыгрывать, – тихо произнес Тео, когда она вернулась к игрокам. – Он терпеть не может проигрывать.

На протяжении всей игры ей постепенно стало очевидно, что Тео специально делает все возможное, чтобы его отец остался победителем. Он проделывал это очень незаметно, дабы старик ничего не сумел заподозрить, но каждый раз, когда Дакис начинал проигрывать, Тео очень искусно и тонко направлял свой шар мимо ворот.

– Честно говоря, меня удивляет, что вы остаетесь на Кипре так долго, – заметила Меган, когда они с Тео шагали по лужайке за Дакисом. – Я была уверена, что вы быстро уедете обратно в Лондон.

– В самом деле? С чего это вы так решили?

Она беззаботно пожала плечами.

– У вас ведь там куча дел.

– Ничего такого, что требовало бы моего присутствия. Кроме того, мне казалось, что вам бы хотелось видеть меня в роли послушного и внимательного сына, помогающего отцу управлять империей Николайдесов. Или я ошибался?

– Нет, но… разве Элени… Она еще там, в Лондоне?

– Да, она еще там, – ответил он с легким раздражением. – А это означает, что у меня еще больше причин оставаться здесь.

– Если уже сейчас у вас такое отношение к своей помолвке, то ваша брачная жизнь не может не внушать определенные опасения.

Он рассмеялся.

– Очень благодарен за такую заботу о моем будущем, но могу заверить, что вы ошибаетесь: Элени и я прекрасно знаем, что нам друг от друга нужно, а лично мне это кажется идеальной основой для успешной брачной жизни.

– Некоторые люди считают, что идеальной основой должна быть любовь.

– Что за романтические бредни! – сухо ответил он. – То, что люди называют любовью, является всего лишь животным инстинктом, приодетым и приукрашенным, чтобы выглядеть прилично. Если люди женятся, не имея более веской причины для брака, то обычно проза жизни их быстро отрезвляет и они разводятся. Гораздо лучше с самого начала смотреть на брак трезво.

– Значит, вы не верите в любовь?

– А вы верите?

– Конечно…

– И были влюблены в своего жениха? – дерзко поинтересовался он, неожиданно меняя угол атаки.

Растерявшись, она не находила слов для достойного ответа.

– Ну… я…

– Вы собирались за него замуж, – бесстрастно констатировал Тео и продолжал с неумолимой логикой: – Следовательно, исходя из ваших собственных критериев, вы были влюблены в него.

– Я… я думала, что была влюблена, – неуверенно призналась она. – Я просто… поняла, что совершаю ошибку.

– Вот именно. Вам хотя бы повезло вовремя осознать это.

В его голосе внезапно послышалась странная горечь, и Меган невольно подняла на него глаза. Ей показалось, что его последние слова пролили неожиданный свет на холодное и надменное поведение этого человека. Его родители расстались, когда Тео было всего лишь двенадцать лет от роду. Его отец, как Меган слышала, в молодости был отъявленным волокитой. Если брак его родителей был браком без любви, основанным на одном только голом расчете, за который ратовал и сам Тео, то его мать должна была оставаться слепа и глуха к постоянным изменам мужа, но, судя по всему, это было не так.

Учитывая подобный детский опыт, можно было понять, что Тео приложит максимум усилий, чтобы его собственный брак не стал повторением родительской ошибки, и предпочтет отношения, основанные на взаимном удобстве и расчете. Но где гарантия, что его юная невеста придерживается такого же мнения?

– Вы действительно считаете, что так будет лучше?

Он лишь равнодушно пожал плечами.

– Во всяком случае, у этого брака будет то преимущество, что он честный.

– Ну а супружеская верность?

– Если с самого начала никто из супругов на ней не настаивает, то никого из них не будет волновать измена партнера.

– Вы будете не против, если Элени заведет любовников?

– Нет, я не буду, если только она произведет на свет наследника империи Николайдесов.

– В таком случае ваш брак будет действительно честным, – заключила Меган с едким сарказмом.

– Значит, у вас нет никаких оснований для беспокойства за мое будущее и никаких причин для угрызений совести.

20
{"b":"18760","o":1}