ЛитМир - Электронная Библиотека

Свежий ночной воздух отрезвил ее, и легкое головокружение, которое она сейчас ощущала, не имело никакого отношения к выпитому вину. Сердце трепетало от странного чувства, похожего на скованное нетерпение, и тот же тоненький, слабый внутренний голос снова тревожно и настойчиво предупреждал ее о рискованности этой ночной затеи: двадцать девять лет своей жизни Меган была рассудительной и осторожной, сегодня же луна и Афродита оплели девушку своими чарами, и сердце безраздельно властвовало над ее разумом.

Тео взял ее за руку и повел по узенькой тропинке между деревьями. Лишь слабый молочный свет луны озарял спящую землю, но Тео его вполне хватало, чтобы не сбиться с пути.

– Осторожно, – предупредил он, когда они приблизились к ступенькам, выложенным большими плоскими камнями.

Тяжелая ветвь нависала над тропинкой, и Меган гибко проскользнула под ней.

– Мы почти пришли.

На несколько ступенек ниже находилась небольшая площадка. Спустившись, они оказались на дне глубокой скалистой расщелины со стенами, густо заросшими папоротником и кустарником. Пахло влажной землей, где-то капала вода. Озираясь по сторонам, девушка заметила массивный выступ скалы, ограждающий маленький естественный водоем. Меган показалось, что от лунного света вода излучает странное магическое сияние, напоминающее туманную дымку над зеркальной поверхностью.

– Бассейн Афродиты, – пробормотал Тео с чувственной хрипотцой. – Вот куда она приходила купаться обнаженной и где уединялась со своими возлюбленными. Легенда говорит, что если взглянуть в воду Бассейна в полночь, при полной луне, то можно увидеть образ своего возлюбленного.

Меган неуверенно рассмеялась, услышав столь романтический миф, но ощутила, как некая непонятная и властная сила влечет ее к этому водоему.

– Что ты видишь? – спросил он, стоя за ее спиной так близко, что его теплое дыхание шевелило волоски на ее затылке.

Тени, сверкающее отражение луны…

Она наклонилась чуть дальше и увидела свое отражение со светлыми волосами, сияющими наподобие нимба. И рядом с ней, высокий и темный, словно древний бог, спустившийся с Олимпа, был Тео. Ее возлюбленный…

– Ну?..

Она медленно отвернулась от блестящей поверхности воды, подняла на него взгляд и утонула в гипнотических синих глубинах. Сердце застучало в лихорадочном ритме, губы пересохли…

Он медленно поднял руку и притронулся к ее щеке.

– Я хочу тебя, – прошептал он. – Всю без остатка… – Он наклонил голову и коснулся губами ее губ, дразня, мучая, заставляя желать большего. – Сними свою одежду. Я хочу видеть тебя такой же обнаженной, как сама Афродита.

Дыхание перехватило, и Меган, чуть шокированная, лишь молча уставилась на него, но сила его взгляда будто сковала ее, и девушка поняла, что сопротивляться она не сможет. Отступив на шаг, она подняла руки к верхней пуговице своего легкого летнего платья, медленно расстегивая ее, а затем еще одну и еще, пока тонкая ткань не распахнулась на груди, словно приглашая его взглянуть на затененную ложбинку между высокими упругими возвышенностями.

– Сними все, – настойчиво сказал он. Он облокотился о выступ скалы, наблюдая за Меган. И девушка увидела, как напряженно дернулся мускул на его шее, и с внезапным волнением поняла, что он совсем не так спокоен и сдержан, как хочет казаться.

Ей почудилось, что в глубине ее словно вспыхнуло нечто похожее на дух Афродиты, древней богини любви и красоты. Не отрывая от него пристального взгляда, она опустила руки к нижним пуговицам своего платья, чуть выше колен, и, медленно, дразняще задерживая пальцы на каждой из них, расстегнула все до конца, пока не осталась одна-единственная, удерживающая платье на талии.

Ее глаза блестели всеми чарами богини любви, когда она, мучительно неторопливо, расстегнула последнюю пуговицу и, одним грациозным движением стряхнув платье с плеч, отбросила его в сторону. Снежно-белое кружево ее бюстгальтера и трусиков сияло в лунном свете, четко выделяясь на позолоченной солнцем коже.

Он скользнул по ее фигуре долгим, изучающим взглядом, но не тронулся с места.

– Я сказал – все. – В голосе его вдруг зазвенел металл.

Она глубоко, всей грудью вздохнула. Она знала, что не должна была этого делать, но разумным и трезвым мыслям не было места среди того, что происходило сейчас, в противном случае ее самой бы здесь не было. Соблазнительная и вызывающая улыбка изогнула ее мягкие губы, а пальцы прикоснулись к застежке бюстгальтера между ее высокими грудями. Теперь он дышал неровно, не отрывая от нее глаз, но стоило ей разомкнуть замочек и снять бюстгальтер, показалось, будто его дыхание остановилось вообще.

Лунный свет обливал жидким серебром ее тело, отбрасывал яркие блики на гладкие очертания ее грудей с заостренными розовыми бутонами сосков. Горячий жар предвкушения разгорался внутри, стоило ей вспомнить, как он так же смотрел на нее, как ее ласкал. Вспомнить ту ночь, когда он ушел и оставил ее одну. Но она знала, что сегодня ночью он никуда не уйдет.

Его синие глаза блестели от восхищения, когда она, двигаясь с гибкой грацией, приподнялась на цыпочки, легко повернулась и вскинула руки над головой, показывая ему свое тело со всех сторон. Она наслаждалась каждой секундой происходящего и делала то, на что, как ей казалось раньше, никогда не была способна, но сейчас ее вдохновила мифическая покровительница любви. Он оставался неподвижным, но она каждой своей клеточкой ощущала властную силу мужского возбуждения, исходящую от него. Он говорил, что хочет видеть ее своей любовницей. В его словах не было никакого обещания, он ничего не говорил о том, как долго это может продлиться, не говорил никаких других слов, кроме простого признания своего чисто мужского физического влечения к ней. Но ей было все равно, она хотела подчиняться любому его требованию, чувствовать твердую власть этого мужественного тела, лежащего на ней, давящего на нее всем своим весом, впивающегося в нее с бешеной и жаркой страстью.

– Все!..

Она медленно скользнула руками вниз, к маленькому кусочку белого кружева, ее последнему покрову. Трусики, спустившись по стройным бедрам, крошечным облачком легли у ног.

Она повернулась к нему лицом, предлагая каждый сантиметр своего теперь полностью обнаженного тела. Жаркое тепло его взгляда сосредоточилось на упругих, полных сферах ее груди, на гладком и бархатистом, как персик, изгибе живота с круглым углублением пупка, и ниже… на мягком треугольнике медово-каштановых кудряшек…

– Ну?.. – Она высоко вытянула руки над головой, прекрасно осознавая, насколько соблазнительно это движение заставило приподняться ее груди, и сделала медленный пируэт. – Ты этого хочешь?

Волнующий блеск в его глазах сказал ей, что да, именно этого, но стоило ему сделать шаг по направлению к ней, как она вскочила на низкие валуны, окружающие Бассейн Афродиты.

– Тогда тебе придется сначала поймать меня, – поддразнила она, шаловливая, как нимфа, еще сильнее возбуждая его своим бегством и бросаясь в неподвижную воду бассейна.

Вода была такой же прохладной и освежающей, как кипящее пузырьками шампанское, и Меган невольно расхохоталась, наклонилась, зачерпнула полные пригоршни лунного света и плеснула на него. Брызги осыпали Тео сверкающим дождем – она бы совсем не удивилась, если бы вода вдруг обратилась в горячий пар при одном прикосновении к нему. Он переступил через низкий каменный барьер и, ничуть не испугавшись прохладной воды, погнался за ней в дальние, самые темные и укромные уголки таинственной купели.

Скользкий камень под ногой чуть не лишил ее равновесия, но сильная рука моментально поддержала ее, и его пальцы сомкнулись на ее предплечье наподобие стальных тисков. Не произнося ни слова, он грубо привлек ее к себе и впился в ее губы с такой жестокой жаждой, которая сокрушила бы любое сопротивление. Но она и не думала о сопротивлении: ее губы раскрылись в сладком приглашении, спина выгнулась, стройное тело прижалось к нему, возбуждаясь от необыкновенно эротичного прикосновения его одежды к ее нежной обнаженной коже.

25
{"b":"18760","o":1}