ЛитМир - Электронная Библиотека

Плотный поток машин замедлил движение у светофора, и она не сразу обратила внимание на элегантную темно-синюю двухместную машину, пока не, открылась дверца и отрывистый мужской голос не произнес:

– Залезайте.

Не в ее привычках было садиться в машины малознакомых людей. На светофоре уже зажегся зеленый свет, но водитель не собирался уезжать, хотя несколько автомобилей позади него уже начали нетерпеливо сигналить. Что ж, подумала Меган с мрачным удовольствием, ее промокший насквозь плащ здорово попортит сиденье его машины с щегольскими кожаными чехлами.

Она даже не успела закрыть за собой дверцу и пристегнуться ремнем безопасности, как машина уже рванулась вперед. Меган из-под ресниц бросила взгляд на мужчину за рулем.

Четко очерченный профиль вырисовывался в желтоватом свете уличных фонарей. Меган устало откинулась на сиденье, наслаждаясь теплом салона и мягкими, ленивыми звуками джаза.

Наконец она не выдержала:

– Спасибо, с вашей стороны было так любезно подвезти меня.

Нотка сарказма, прозвучавшая в ее голосе, заставила чуть дернуться темную бровь на его словно высеченном из камня лице.

– Любезность эта, мисс Тэйлор, отнюдь не бескорыстна.

– Сестра Тэйлор, – напомнила она.

– Ах да, сестра Тэйлор, – кивнул он. – Значит, вы высококвалифицированная медсестра?

– Разумеется.

– И где же вы получили свою квалификацию, позвольте узнать?

– Не вижу необходимости отвечать на этот вопрос! Я нанята руководством клиники, и проверять мою квалификацию – их забота.

В его невероятных лазуритовых глазах сверкнул ледяной огонек.

– Ну, это не совсем верно, – возразил он. – Вы наняты агентством.

Она равнодушно пожала плечами.

– Не вижу разницы. Агентство хорошо известно своей безупречной репутацией.

– Смею надеяться. А сколько вам лет, мисс… сестра Тэйлор?

– Думаю, что это вас не касается.

Лазуритовые глаза оценивающе скользнули по ее лицу.

– Вам не больше двадцати четырех – двадцати пяти.

Меган усмехнулась.

– Я ужасно польщена. Вообще-то мне двадцать девять.

– В самом деле? А вы знаете, сколько лет моему отцу?

– Я читала историю его болезни, – ответила она с холодным достоинством, не понимая, к чему он клонит, и оттого испытывая неуверенность. – Ему семьдесят два года.

– Почти семьдесят три. Между вами разница больше чем в сорок лет.

– Боже мой, да вы математический гений!

– У вас весьма острый язычок, мисс Тэйлор. Смотрите не порежьтесь об него.

– Что ж, даже если это и произойдет, я сумею остановить кровь, – парировала она.

– Тогда позвольте дать вам один совет – если вы желаете и дальше работать в этой клинике, вам следует быть немного… э-э… осмотрительнее. Не думаю, что ваше руководство отнесется снисходительно к тем весьма сомнительным отношениям, которые сложились между медсестрой и одним из пациентов. Учитывая, что пациент годится медсестре в дедушки.

Шокированная, она уставилась на него.

– Смею вас уверить, мистер Николайдес, что вы находитесь в глубоком заблуждении, – сухо вымолвила она. – Мои отношения с вашим отцом носят исключительно профессиональный характер.

– О да, разумеется. – И он кинул на нее такой взгляд, что Меган невольно захотелось поправить юбку. – Вот только напрашивается вопрос: что вы подразумеваете под словом «профессиональный»?

Она резко втянула в себя воздух.

– Вы можете высадить меня здесь, – едва сдерживаясь, сказала она с ледяной вежливостью. – Остаток дороги мне лучше пройти пешком.

– Я довезу вас до дома.

– Не стоит утруждаться.

Синие глаза снова сверкнули на нее.

– Боитесь меня?

– Конечно, нет.

– А стоило бы, – пробормотал он, ядовито улыбаясь. – Я могу быть очень опасным.

– О, роковой мужчина! – с сарказмом усмехнулась она. – Несколько не подходит для прозаической обстановки улицы Уайтчепел.

Меган улучила момент, когда он притормозил у светофора, и, отстегнув ремень безопасности, выскользнула из салона. Он даже не успел задержать ее.

– Охх… Доброе утро! Господи, кто, интересно, вообще придумал утро?

Меган с улыбкой взглянула на входящую в кухню сестру: короткие всклокоченные волосы Кэти с ярко-малиновыми прядями торчали во все стороны, а подол шелкового кимоно волочился по полу.

– Ты что-то слишком рано встала, – заметила Меган.

Кэти потрясла головой.

– Я еще и не ложилась. Ой, это что у тебя в чашке? Кофе? А еще есть?

– Есть. Но тогда ты не заснешь.

Кэти широко зевнула.

– Сейчас ничто не сумеет отбить у меня сон. А ты что, сегодня работаешь?

– Да. Кстати, мне уже пора – сегодня снова придется ехать на автобусе.

– Машина все еще капризничает? – сочувственно поинтересовалась Кэти. – Слушай, любовь моя, а ты не сможешь заскочить в магазин на обратном пути? Знаю, знаю, моя очередь отовариваться, но я обещала, что добуду тот серебряный жакет для Лютера – у них сегодня тусовка в Кройдоне. Честное слово, на следующей неделе я сама все куплю.

Меган с трудом проглотила, раздраженный ответ. Вот уже третий раз за месяц она закупает продукты вместо Кэти, а это означало сойти с автобуса за две остановки, затем тащиться до дома с дюжиной пластиковых пакетов, набитых продуктами. Но Кэти приютила ее, к тому же Меган знала, что она выплачивает большую часть аренды за квартиру.

– Нет проблем, – ответила Меган с жизнерадостной улыбкой. Она закинула сумку на плечо и проверила, на месте ли ключи от входной двери. – Ну тогда чао, увидимся вечером.

Дожидаясь лифта, Меган кисло усмехнулась. Она любила свою сестру, но ее все чаще одолевали сомнения в возможности дальнейшего проживания с Кэти под одной крышей, где ванная комната была постоянно завалена небрежно сброшенной одеждой, а в кухонной раковине вечно кисла грязная посуда.

Но если быть до конца откровенной, не стоило сваливать на неряшливость Кэти свое паршивое настроение сегодня утром. Она плохо спала прошлой ночью и проснулась от утреннего звона будильника усталой и измученной. И если сейчас не повезет и она не успеет на утренний автобус, то может здорово опоздать на работу.

Снова шел противный мелкий дождь. Ну да ладно, слава Богу, сегодня суббота, так что она сумеет избежать обычной давки в автобусе. Чтобы улучшить настроение, необходимо найти хоть что-нибудь положительное в своей жизни!

Но когда с опозданием почти на пятнадцать минут она добралась до работы, то обнаружила, что найти что-нибудь положительное будет не так-то просто. Казалось, вся клиника взволнованно гудит. Салли просто бурлила от ярости, и по громким воплям, доносившимся из угловой комнаты, Меган сумела безошибочно угадать источник неразберихи. Старый Дакис умел виртуозно ругаться как по-гречески, так и по-английски.

– Ты пустоголовая кукла! Курица! Если бы ты работала на меня, я уволил бы тебя через секунду!..

– Что тут творится? – спросила Меган, засовывая сумочку в шкафчик.

– Дайана попыталась взять у него кровь на анализ, но ей не удалось сразу найти вену, – объяснила старшая медсестра голосом, в котором звенел металл. – Он чуть не сошел с ума от ярости, даже запустил в нее графином для воды. Может, ты сходишь к нему? Похоже, что вы с ним неплохо ладите.

Меган суховато усмехнулась.

– Хорошо, попробую. Насколько я понимаю, у нас в отделении нет ведь винтовки с усыпляющими пулями?

Она взяла стерилизатор и шприц у рыдающей Дайаны, вставила новую иглу и решительно направилась в комнату Дакиса Николайдеса.

Там ее встретили бешеные глаза, казавшиеся на изможденном лице удивительно молодыми и ясными.

– И где ты была, хотел бы я знать? – воинственно рявкнул на нее старик.

– Я только что заступила на дежурство, – спокойно ответила она. – Знаете ли, я иногда бываю дома. А вам совсем не обязательно быть таким грубым.

– Ага, не обязательно, как же! Эти ваши костоломы здорово сумели меня разозлить, – проворчал он, нетерпеливо дергая за край простыни. – Они все, все передо мной подхалимничают!

3
{"b":"18760","o":1}