ЛитМир - Электронная Библиотека

Гиоргиос злобно расхохотался.

– Какая великолепная невинность! Конечно же, она будет все отрицать. А что еще можно от нее ожидать? Маленькая лживая дрянь соблазнила тебя, использовала свое тело, чтобы ты перестал соображать и не раскусил ее вовремя. И вот теперь она сидит здесь с такой невероятно трогательной заботой на лице, а сама на самом деле только и делает, что подсчитывает свои барыши. Да она ждет не дождется, когда же старик помрет и она сможет присвоить ваши капиталы!..

Это обвинение так поразило Меган, что она с трудом могла подобрать нужные слова для достойного ответа. Но только она перевела взгляд на Тео в надежде на его помощь, как все в ней вдруг заледенело при виде неожиданного злого блеска в синих глазах любимого.

– Это правда? – напряженно спросил он. – Меня просто надули? Это что, нечто вроде двойного обмана? Ты и в самом деле решила с самого начала оставить меня в дураках?

– Значит, ты в это веришь! – Она тряхнула головой, пытаясь сбросить с себя этот кошмар. Она вовсе не собиралась опровергать слова Гиоргиоса. Ее хрупкая мечта рассыпалась гораздо быстрее, чем она считала возможным. На негнущихся ногах она медленно встала.

– Что ж, если все дело в этом, то… то не вижу смысла здесь задерживаться, – сказала она дрожащим голосом. – Прощай, Тео.

Каким-то образом она сумела дойти до двери и выйти в коридор. Там Тео догнал ее и, заключив ее руку словно в стальные тиски, резко развернул к себе.

– Отвечай мне! Ты знала? Значит, Гиоргиос говорит правду?

Собрав все свое достоинство, Меган вздернула голову и с ледяным презрением встретила взгляд его горящих глаз.

– Ты думаешь, что я спала с тобой и в то же время морочила голову твоему отцу, чтобы он изменил завещание в мою пользу? – спросила она. – Мне жаль тебя, Тео. Я надеялась, что благодаря нашим отношениям ты хоть что-то сумеешь понять в любви, но, видимо, я ошибалась. И теперь ты считаешь всех людей такими же, как ты сам, – заинтересованными только в использовании остальных. Мне следовало понять это с самого начала, но я… слишком любила тебя. Но ничего, с этим я как-нибудь справлюсь.

И, высвободив свою руку, повернулась и пошла по коридору, почти ничего не видя от слепящих ее слез.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Меган?

Она сразу же узнала этот низкий, хрипловатый голос на другом конце провода и без колебаний бросила телефонную трубку. Все три дня после возвращения домой она чувствовала себя как на иголках из-за возможных попыток Тео с ней связаться – ей даже удалось вытянуть обещание из удивленной и сочувствующей Кэти, что сестра будет всячески скрывать от него ее местонахождение, если он вдруг вздумает ее искать.

Когда она оставила ту больницу в Лимасоле, единственное, что ее поддерживало, – это злость. Она поймала такси, доехала до виллы Дакиса, упаковала все свои вещи в рекордно короткий срок и, вернувшись в такси, попросила отвезти ее в аэропорт. Удача была на ее стороне – в самый пик туристического сезона ей удалось найти свободное место на лондонский рейс, пришлось, правда, делать пересадку в Мюнхене, но она бы с радостью согласилась лететь даже через Москву, если бы это помогло ей уехать с острова.

Неужели Дакис действительно изменил завещание в ее пользу? Этого она не знала, хотя просто не могла представить, что он мог принять столь невероятное решение. Но теперь это не имело значения. Тео должен был знать, что обвинения Гиоргиоса строились исключительно на злобе и зависти. Если он на самом деле любил ее, то должен был это знать!

Кэти, позевывая, вошла в комнату – еще не пробило и одиннадцати часов, и для нее это было раннее утро.

– Кто звонил? – рассеянно поинтересовалась она.

Меган низко опустила голову над страницами медицинского журнала, который пыталась читать.

– Ошиблись номером.

– О… Черт возьми, кукурузные хлопья кончились. Слушай, будь милочкой, купи коробку, если пойдешь в магазин, ладно? Кстати, ты не видела случайно мою желтенькую блузку?..

– Шелковую? Кажется, она в коридоре.

– Интересно, как она туда попала? – Кэти вышла в коридор, чтобы найти пропажу. – Вот зараза, пуговица оторвалась, а я хотела надеть ее сегодня вечером. У нас сегодня тусовка в Трамшеде. Хочешь, поехали со мной? Тебе понравится, во всяком случае, это лучше, чем сидеть дома и киснуть.

– Я вовсе не кисну! – запротестовала Меган.

Кэти лишь пожала плечами.

– Называй как хочешь, но, на мой взгляд, ты именно киснешь. Твоя главная проблема в том, что ты слишком серьезно воспринимаешь мужиков. Сначала этот нудный и напыщенный Джереми…

– А я и понятия не имела, что ты считаешь Джереми нудным и напыщенным, – заметила Меган.

– Ну разве я могла говорить тебе такое, когда ты всерьез собиралась за него замуж? – парировала младшая сестра. – Ты правильно сделала, что от него избавилась. А теперь этот греческий сноб. Допускаю, он шикарно смотрится, но нет ни одного мужчины, из-за которого стоит так убиваться. Брось и забудь о нем, найди себе другого. А что еще лучше – найди сразу нескольких. Знаешь, мужчины чем-то похожи на золотых рыбок – когда в аквариуме их плавает много, они лучше смотрятся.

Меган невольно рассмеялась.

– Что ж, благодарю за совет человека, столь искушенного а разведении золотых рыбок, – сказала она. – А насчет сегодняшнего вечера – что ж, я согласна, поехали вместе.

Возможно, Кэти права, и ей действительно следует почаще выбираться в люди и веселиться, хотя сейчас она чувствовала себя так, что шумная вечеринка в одном из ночных клубов, где частенько выступала группа ее сестры, была ей не нужна. Но, с другой стороны, если заявится Тео, то он по крайней мере не обнаружит ее сидящей в одиночестве дома.

К несчастью, Тео дожидался ее, когда она вернулась из поездки по магазинам. Она вылезла из салона, обошла машину, чтобы достать покупки из багажника, и уже протянула руку к замку, когда он внезапно оказался рядом с ней.

– Привет, Меган, – тихо сказал он.

Ее рука непроизвольно дернулась, и ключ поцарапал эмаль на крышке багажника.

– Черт! Смотри, что я из-за тебя наделала!

Он улыбнулся той самой теплой, интимной улыбкой, от которой совсем недавно таяло ее любое, самое решительное сопротивление.

– Прости…

Но как только он сделал к ней шаг, Меган выпрямилась, застыла, и ее глаза блеснули холодным предупреждением.

– Ну так что тебе нужно?

– Я… я просто хотел поговорить с тобой, – сказал он, заметно ошарашенный ее резким тоном. – Мы могли бы посидеть в баре, может быть, выпить что-нибудь?

– Нет, не могли бы. – Сейчас ее единственной защитой была лишь холодная враждебность. – Мне нечего тебе сказать, и нет ничего, что мне хотелось бы услышать от тебя.

Он чуть нахмурился.

– Дакис… Он шлет тебе привет.

– В самом деле? – Она отвернулась от него и открыла багажник машины. Как и следовало ожидать, все пакеты с продуктами оказались перевернутыми. Избегая смотреть на Тео, она принялась собирать рассыпанные свертки. – Рада слышать, что ему лучше.

– Он все еще в неважном состоянии. Но хотя бы может говорить. Он… он сказал мне, почему изменил завещание.

Ей пришлось потянуться в самый дальний угол багажника, чтобы достать банку с консервированными помидорами.

– Вот как? – ответила она самым безразличным тоном, на какой была способна.

– Он таким образом пытался повлиять на меня, – сухо усмехнувшись, объяснил Тео. – Он хотел, чтобы я на тебе женился.

Уже не пытаясь скрыть горечь, Меган издевательски рассмеялась.

– А я и представить не могла, что инсульт так сильно повлияет на его рассудок, – заявила она, вытаскивая пакеты с продуктами и захлопывая крышку багажника.

С кривой улыбкой Тео покачал головой и поглядел на нее тепло и нежно.

– Он вовсе не сошел с ума. Он просто самонадеянный старый осел. Но как бы там ни было, в его вмешательстве нет никакой нужды. Я хочу на тебе жениться.

31
{"b":"18760","o":1}