ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Сочувствующий
Шоколадное пугало
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Всегда ешьте левой рукой. А также перебивайте, прокрастинируйте, шокируйте. Неочевидные советы для успеха
Кофе на утреннем небе
Строим доверие по методикам спецслужб
Ирландское сердце
Дорога домой

– Само собой, – ответила она и взяла пару бумажных полотенец, чтобы вытереть лужу воды на полу. – Они же вас боятся.

– Ты хочешь сказать, что я задира? – ощетинился он.

– А вы-то сами как думаете?

– Ну, ты же меня не боишься!

– Нет, я не боюсь, – ответила она. – Поэтому успокойтесь и дайте мне взять кровь на анализ.

– Анализ, анализ! Ну ладно, – согласился он ворчливо, вытягивая руку. – Валяйте, колите. За последние две недели вы уже высосали из меня столько крови, что хватило бы на целую свору голодных вампиров!

– Для вашей же пользы, – мягко сказала Меган, прекрасно понимая, почему старик так рассержен: судя по всему, Дайана сделала не меньше четырех или пяти неудачных попыток ввести иглу, так как взять у старого Дакиса кровь было совсем не простой задачей – под пергаментно-сухой старческой кожей вены казались тонкими, как ниточки. – Думаю, нам лучше попробовать трюк с теплой водой, – предложила она и взяла миску из раковины. – Вот так, суньте сюда руку на несколько секунд, тогда вену будет лучше видно. Вы же не хотите заниматься этим при ваших визитерах, не так ли?

– Ха! Мало мне врачей-подхалимов, так еще заявится целая банда подхалимов-родственничков! – презрительно усмехнулся он. – Знаешь, почему они таскаются сюда чуть ли не каждый день? Только из-за моих денежек!

– О, уверена, что вы ошибаетесь, – успокаивающим тоном сказала Меган, открывая стерилизатор.

– А зачем еще навещать такую развалину, как я? – задиристо вскинулся Дакис. – Неужто из-за моего очаровательного морщинистого личика?

– Может быть, из-за вашего очаровательного характера? – сладко предположила девушка.

Он раскатисто засмеялся.

– Эге, а ты девочка что надо! Лучше всех этих поганцев родственничков с их слезливым лицемерием! Ну, кроме моего сына, разумеется, – добавил он с выражением неподдельной отцовской гордости. – Он совсем не такой, как остальные, – никогда и ни к кому не станет подлизываться!

Меган вдруг почувствовала, как при одном упоминании о младшем Николайдесе легкий румянец окрасил ее щеки, и поспешила наклониться над рукой Дакиса. Затянув потуже жгут, она принялась легонько постукивать по коже руки, пока одна из вен не выступила достаточно четко.

– А ты уже видела его? – требовательно спросил он, глядя на нее хитрыми карими глазами.

– Один раз, мельком. – Меган вовсе не собиралась рассказывать старику, что вчера вечером его сын подвозил ее до дома.

– Ни разу не взял у меня ни пенни! Сам начал издавать этот свой журнал, одолжил на него денег у какого-то парня, владельца китайского ресторана, представь себе! А меньше чем через два года выплатил все вместе с процентами!

– Да, я помню. Вы рассказывали. На минутку сожмите кулак покрепче.

– Когда он только еще носился с этой идеей, я сказал ему, что он полный дурак. Где это слыхано – отдавать свой товар задаром! Но он меня даже не стал слушать. Упрямый как осел!

– Похоже, он унаследовал это от вас? – поддразнила Меган с ласковой улыбкой.

– Конечно, так оно и есть! – согласился старик, очевидно воспринявший ее слова как комплимент. – Идет своей дорогой, не слушает ничьих советов, слушает только самого себя. И, представь себе, у него все получается!

Она старалась не особенно-то прислушиваться к хвалебной песне в честь Тео Николайдеса, так как уже одна мысль о нем заставляла ее сердце биться чаще.

– Думаю, эта подойдет… – пробормотала она, протерев участок кожи ватным тампоном и вводя иглу так быстро и аккуратно, что старик ничего не заметил. – Готово! Не так уж плохо на этот раз?

– Да, когда это делаешь ты, совсем неплохо, – ворчливо согласился тот. – Почему у других так не получается?

– Получалось бы, если бы вы вели себя прилично и не бушевали.

– Ха! А сейчас говоришь как школьная училка! Но вообще-то ты мне нравишься. – И он сузил глаза, с лукавым юмором посматривая на нее. – Не впадаешь в истерику, когда человек разговаривает на повышенных тонах. А еще ты хороший специалист.

– Благодарю вас. – Меган улыбнулась, обрадованная этим комплиментом. Отложив в сторону шприц, она помогла Дакису усесться прямо и разложила вокруг него подушки. – Вытяните-ка на секунду руку. – Прикрыв кровоточащую ранку ватным тампоном, она заклеила ее пластырем. – Если хотите, я могу включить телевизор.

– Нет, не стоит, – проворчал старик. – От глупого ящика только голова трещит.

– Может, газету? Или книгу?

– Нет уж, спасибо. Смотришь в книгу и видишь фигу: буквы пляшут перед глазами.

Меган улыбнулась.

– Ну что ж, ничего страшного. Совсем скоро вы поправитесь, выпишетесь и улетите домой на Кипр. Должно быть, ждете не дождетесь, когда сможете это сделать, правда?

– Ха! С какой стати я должен этого дожидаться? – проворчал Дакис, упрямо отказываясь разделять с Меган ее оптимизм. – Я теперь всего лишь старая развалина. Уж лучше мне потешить своих чертовых родственничков и вовремя сдохнуть.

– Ничего не получится, только хорошие умирают молодыми, – возразила девушка, прекрасно зная, как вывести старика из его мрачного настроения. – Кроме того, ведь это совсем неинтересно – отдавать запросто именно то, к чему они так стремятся, верно?

Ее слова заставили глаза старика весело вспыхнуть.

– Да, совсем неинтересно, – согласился он, задумчиво кивнул и замолчал, наблюдая, как Меган расправляет занавески на окнах. – Слушай, у меня есть для тебя предложение, – провозгласил он вдруг. – Моя семья настаивает, чтобы за мной кто-нибудь ухаживал, когда я отсюда выберусь, но я не хочу, чтобы со мной возилась чужая тетка. Я хочу тебя.

Она бросила на него удивленный взгляд.

– Вы хотите сказать, что я должна буду поехать с вами на Кипр? О нет, спасибо, я не могу. – Меган покачала головой. – Благодарю за предложение, но работа сиделки – это не для меня. Вы легко найдете подходящую кандидатуру через агентство.

– А я хочу тебя, – настаивал он с упрямством человека, не привыкшего к отказам. – Это не будет тяжелой работой. Что-то вроде оплаченного отпуска – три или четыре месяца на теплом солнце с одним-единственным пациентом, за которым нужно немного присматривать. И я хорошо заплачу.

– Это вовсе не вопрос денег…

– Ха, как бы не так! – И он назвал цифру, от которой дыхание Меган невольно перехватило.

Шокированная столь бесцеремонной попыткой ее купить, она уже хотела резко отказаться, но вдруг заколебалась. Спору нет, предложение было чертовски заманчивым – она смогла бы выплатить все свои долги, и даже после этого еще кое-что осталось бы. Вернувшись в Лондон, она сможет найти себе отдельную квартиру. И – кроме того, ей нравился этот старик – она чувствовала, что этот непростой и гордый человек на самом деле очень одинок.

– Я… я подумаю, – нерешительно проговорила она.

– Как долго?

– Но ведь спешки нет, вас не собираются выписывать в ближайшее время.

Он нетерпеливо потряс седой головой.

– Терпеть не могу разговоров в последнюю минуту. И вообще, – добавил он с хитрым блеском в глазах, – мне вредно волноваться.

Меган рассмеялась и покачала головой:

– Ах вы, старый лис! Так вот за какие ниточки вы решили подергать!

– А как же, – лукаво подмигнул старик. – Всю свою жизнь я добивался своего, и теперь мне уже поздно менять свои привычки.

– Я подумаю. – Ничего другого Меган пока сказать не могла.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Она стояла за стойкой, просматривая истории болезней, когда прибыло семейство первого из племянников старого Дакиса.

– Ха-ха, цирковое представление начинается, – тихо хмыкнула Салли, глядя, как участники действа гуськом шествовали мимо, исполненные такого самодовольства, что даже не заметили медсестер. – Боюсь, как бы после их визита у старика опять не подскочило давление. Через час сюда заявится доктор О'Хэган.

Меган посмотрела в сторону угловой комнаты. Сквозь полуприкрытые жалюзи стеклянной двери она видела всю группу, собравшуюся вокруг кровати Дакиса. С мрачными и серьезными, как на поминках, физиономиями родственники по очереди наклонялись к старику, чмокали в щеку и осведомлялись о состоянии его здоровья. Без сомнения, скоро нагрянут и остальные, вряд ли семейство предоставит свободу действий Гиоргиосу и его унылой длиннолицей жене.

4
{"b":"18760","o":1}