ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Нить Ариадны
Ловушка для птиц
Ведьмак (сборник)
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Остров разбитых сердец
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Теряя Лею

– Почему? – поинтересовался старик. – Только потому, что мой тупой толстый племянничек угрожал тебе?

– И не только он, ваш сын тоже.

– В самом деле? – В его глазах засветилось довольство. – Ну-ну, он быстро все схватывает! Вот это сын!

– Весь в отца! – Меган запоздало спохватилась, что не собиралась рассказывать старику о своем разговоре с Тео. – Похоже, все ваше семейство считает меня охотницей за чужим состоянием!

– Да, здорово они взбесились! – Старик заулыбался. – Я давно уже так не веселился, глядя на их кислые рожи!

– Да, но вы веселились за мой счет! – сердито напомнила она, довольно бесцеремонно закатывая рукав его пижамы, чтобы измерить давление.

– Ни в коем случае, – покачал головой он. – Ты всего лишь мой сообщник по преступлению.

– Вот именно, – мрачно сказала она. – Ваш племянник практически обвинил меня в профессиональном преступлении. Меня могут выкинуть с работы.

– Не говори глупостей! – заявил старый Дакис, отметая все ее тревоги одним небрежным движением худой руки. – До этого дело не дойдет!

– Это не глупости, – возразила Меган, измерив давление и отмечая показатели в истории болезни. – Я абсолютно серьезно вам заявляю, что не хочу принимать ваше предложение. Было бы, конечно, очень заманчиво, но…

– Я удваиваю зарплату, – предложил он, и его глазки сверкнули, словно бусинки из черного полированного обсидиана. – И еще я выплачу тебе премию.

– Вы действительно думаете, что этим сумеете уговорить меня? – Меган выпрямилась с ледяным достоинством.

Старик улыбнулся, нисколько не смущенный ее реакцией.

– Ну, у каждого своя цена.

– Что ж, а у меня ее нет, – резко сказала девушка. – Боюсь, что вам придется подыскать кого-нибудь другого.

– А я не хочу никого другого. Я хочу тебя. Ты – единственная, которая обращается со мной так, как мне нравится…

– Решение принято, и уже поздно что-либо менять, – отрезала она без тени сочувствия, забрала тонометр и историю болезни и, не оглядываясь, вышла из комнаты.

Из маленького окна в дальнем конце больничного коридора неплохо просматривалась стоянка для автомобилей, и, занимаясь своими делами, Меган краешком глаза иногда посматривала туда, чтобы вовремя заметить, когда среди машин появится элегантный темно-синий «астон-мартин». Как только машина Тео въехала на стоянку, она тут же отправилась прибрать комнату миссис Ван Досбург, пока та была на рентгене.

Но, заслышав звук знакомых решительных шагов, девушка не смогла справиться с невольным желанием еще раз заглянуть в ярко-синие глаза Тео. И вот их взгляды встретились; он посмотрел на нее так, что мог бы заморозить дорогие желтые розы, стоящие в вазе на туалетном столике миссис Ван Досбург. В ответ Меган смерила его не менее холодным взглядом, надеясь, что он не заметит предательского румянца, выступившего на ее щеках.

Конечно, он привлекательный мужчина, подумала она с отчуждением, тут ничего не попишешь. Но этот факт должен оставлять ее такой же равнодушной, как созерцание великолепного голливудского киногероя на экране. Кроме того, Меган четко осознавала, что как человек он ей ни капельки не нравится.

Вчерашний моросящий дождь сменился чудесным весенним солнышком, и, закончив застилать постель, она подошла к окну и распахнула его настежь, чтобы проветрить комнату. Тут только она сообразила, что окно комнаты миссис Ван Досбург находится прямо напротив окна старого Дакиса, тоже сейчас настежь открытого. Оттуда доносились громкие голоса, по которым Меган тут же поняла, что отец и сын снова ссорятся.

– Для этого тебе совершенно не нужен я, – услышала она слова Тео. – У тебя есть несколько опытных и неглупых менеджеров. Почему бы просто не повысить одного из них в должности?

Дакис ответил ему горячим потоком греческих слов. Хотя Меган ничего не поняла, в тоне старика явственно слышалось нетерпение.

– Отлично, – заявил Тео снова по-английски, – если ты настаиваешь на том, чтобы этим человеком стал член семьи, то как насчет одного из моих расчудесных двоюродных братцев? Ради такого шанса большинство из них с радостью продадут своих детей в рабство.

– Жалкие недоумки! – Дакис даже фыркнул от отвращения. – Каким образом мои родные сестры сумели породить таких бесхребетных медуз? Да они за полгода угробят любое предприятие!

– Я все равно не согласен, – равнодушно заявил Тео и, как показалось Меган, широко зевнул. – Мне вполне хватает собственных дел здесь, в Англии.

– Ха! Тебе хватает твоих… английских tsoules, вот чего тебе хватает! Настало время осознать свою ответственность перед семьей – найди себе приличную девушку, пусть она родит мне достойных внуков.

Тео рассмеялся. Это был привлекательный смех, низкий, хрипловатый и удивительно чувственный, и Меган вдруг ощутила странную жаркую волну, пробежавшую по спине. Вообще-то не стоит подслушивать чужие разговоры, это вряд ли совместимо с профессиональной этикой. Кроме того, у нее куча срочной работы…

– О, я женюсь тогда, когда мне захочется, – ответил Тео с небрежным высокомерием человека, который прекрасно знает, как широк его выбор. – И вообще, если уж мы заговорили о tsoules, то, конечно, ты ведь эксперт в этом вопросе. Как насчет этой маленькой куколки с вытравленными перекисью волосенками, которую ты собираешься взять с собой домой?

Меган чуть не задохнулась от негодования. Она не знала, что означает слово «tsoules», но была готова поспорить, что это вряд ли можно расценивать как комплимент. А слово «куколка» говорило само за себя. Девушка почувствовала, что ее ладони вдруг буквально загорелись от неодолимого желания влепить пощечину этому красивому, высокомерному хлыщу.

– Она не куколка. – Дакис моментально кинулся на ее защиту. – Она отличная медсестра. А чтобы заботиться о таком дряхлом старике, как твой отец, нужна отличная медсестра. Я еще не скоро поправлюсь, если вообще когда-нибудь поправлюсь.

Но, похоже, Тео нисколько не тронул жалостно дрожащий голос отца.

– Да ты просто старый дурак, – издевательски усмехнулся он. – Все, чего ей нужно, так это наложить свои лапки на твои денежки.

– Ну и что? А тебе что за дело? – раздраженно воскликнул старик, отбросив плаксивый тон. – Это мои денежки, и мое личное дело, как их истратить. Кроме того, мне будет приятно иметь рядом с собой очаровательную молодую девушку. Она ведь хорошенькая, правда? – добавил он с хитрецой.

– Задашь мне этот вопрос, когда она обчистит твои карманы. И если сам не видишь, что именно к этому все и идет, ты явно впадаешь в старческий маразм!

Горячая ярость полыхнула в груди Меган, и девушка сорвалась с места, не раздумывая больше ни минуты. Кинувшись к зеркалу, она сорвала с головы шапочку, вытащила шпильки из волос и кончиками пальцев взбила светлые пряди до состояния я-только-что-выбралась-из-кровати. Мазнув губы алой помадой миссис Ван Досбург и щедро надушившись ее экзотическими приторно-сладкими духами, Меган потуже затянула поясок халатика и расстегнула верхнюю пуговицу, демонстрируя высокую грудь.

– Значит, куколка с вытравленными перекисью волосенками. Ты самовлюбленная свинья! Пора научить тебя кое-чему, Тео Николайдес!

Внутренний голос предупреждал ее, что это весьма глупая идея, но Меган была сейчас слишком зла, чтобы внимать ему. Выглянув в коридор и убедившись, что там пусто, она быстро проскользнула к комнате Дакиса.

– Эй, что за шум? – промурлыкала она, заходя в комнату без стука. – Ты же знаешь, что тебе вредно так волноваться, Даки, дорогой мой!

На мгновение она испугалась, что удивленный взгляд Дакиса выдаст ее игру с головой, но, наклонившись к старику, чтобы поправить подушки, она заметила озорной блеск в его глазах.

– Ах, да это просто один из способов привлечь тебя, poulaki mou, – заулыбался он.

Звук, раздавшийся позади нее, мог быть только фырканьем отвращения. Меган хихикнула и кокетливо изогнулась всем телом – за свое представление она заслуживает по меньшей мере «Оскара»!

6
{"b":"18760","o":1}