ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я все-таки предпочитаю вон ту карту, — сказала Лесса, с довольной улыбкой созерцая очертания материков. — Да? — Ф'лар повернулся к ней, оторвавшись от звездной схемы, — Ну да, я вижу, к чему ты клонишь, — сказал он, когда Лесса накрыла ладонью запад Южного континента. Потом засмеялся: — Вполне согласен, Лесса. Очень наглядно!

— Погодите-ка, — вдруг вмешался Паймур. — Эта карта не точна! Вот здесь, — его палец уперся в стену, — не нарисованы морские вулканы, которые мы видели со скального кряжа. А здесь — слишком много суши, зато почему-то совсем нет Большого залива. Я знаю, я там всюду прошел!

— Да, эта карта более не точна, — кивнул Робинтон, не дав Лессе времени ополчиться на юношу. — Обратите внимание на Тиллек: северный полуостров здесь гораздо обширней, чем на самом деле. И вулкан на южном берегу никак не отмечен! — Улыбнулся и добавил: — Но на момент составления, разумеется, никаких ошибок в ней не было.

— Верно! — догадалась Лесса. — Сколько минуло с тех пор Прохождений, и каждое по-всякому терзало наш бедный маленький мир, вызывая сдвиги и разрушения…

— Видите узкий язык суши на том месте, где теперь Драконьи Скалы? — воскликнула Менолли. — Мой прадедушка хорошо помнит, как земля рушилась в море!

— Все, о чем вы говорите, — это мелкие изменения, — отмахнулся Фандарел. — Карты великолепны! — Он снова нахмурился, глядя на малопонятную цветную раскраску. — Все наши древнейшие поселения расположены на одинаковом коричневом фоне…

Смотрите: вот Форт холд, вот Руат, Бенден и Телгар. И Вейры, — покосился он на Лессу и Ф'лара. — Все — на коричневом! Что это могло означать? Места, пригодные для жизни?

— Но для начала они устроились на плато, которое помечено совсем другим цветом, — возразил Паймур.

— Спросим Мастера Вансора. И Мастера Никата.

— Хорошо бы Бенелек осмотрел дверные запоры, а если получится, то и хвост корабля, — сказал Ф'нор.

— Дорогой мой коричневый, — улыбнулся кузнец. — Бенелек в самом деле большой дока по части машин, но эти… — И он развел руками, как бы желая сказать, что технический уровень строителей корабля был заведомо превыше понимания его любимого ученика, да и его собственного.

— Будем надеяться, однажды мы накопим достаточно знаний и разгадаем все тайны этого корабля, — сказал Ф'лар и любовно погладил карты. — Но вот это уже сегодня необыкновенно важно для нас, да и для всего Перна… — Он улыбнулся Робинтону, который согласно кивнул, и Лессе, чьи глаза сверкали озорством, понятным, пожалуй, лишь им троим. — Пока же — никому ни слова о них! — Тон его стал суров и серьезен, а поднятая ладонь заставила смолкнуть начавшего было возражать Фандарела: — Ненадолго, добрый кузнец, и причины у меня веские… Пусть Вансор посмотрит уравнения и чертежи, а Бенелек попробует разобраться в механизмах: все равно он беседует лишь с неодушевленными предметами и вряд ли кому-нибудь проболтается о кораблях… Повторяю, на некоторое время это — строгая тайна. Впрочем, Паймур и Менолли и так связаны клятвой арфистов, а ты, Джексом, не раз уже проявил себя человеком не только способным, но и осмотрительным… — Предводитель смотрел ему прямо в глаза, и Джексом внутренне сжался: он был уверен, что Ф'лар все уже знал о его приключениях с проклятущим яйцом… — Чтобы лишить покоя Вейры, холды и Мастерские, с избытком хватит и одного нашего плато, — продолжал Ф'лар. — Незачем смущать умы людей, нагромождая загадки… — Он еще раз скользнул взглядом по карте, по бескрайним просторам Южного материка, вновь обменялся улыбкой с Лессой и Робинтоном и вдруг спохватился: — Торик!.. Он обещал приехать сегодня и помочь нам с раскопками!..

— Да, а за мной должен был прилететь Н’тон, — сказал Фандарел. — Но только еще через час или два. Ф'нор вытащил меня из постели…

— А в Южном холде примерно то же время, что и в Телгаре, — несколько успокоился Ф'лар. — Что ж, хорошо. Но, так или иначе, мне нужна копия карты. Кого к этому приставить?

— Джексома! — немедленно предложил Робинтон. — Во-первых, он копирует очень точно и аккуратно, а во-вторых, вчера, когда за Шаррой прилетал всадник, он как раз отбыл в Руат. Никто не знает о его возвращении. И, наконец, я считаю, что Руту следует держаться в сторонке. Пусть местные файры сидят подле него — и поменьше болтают с троицей Торика!

На том и порешили. Джексому оставили материалы для рисования и светильники. Оголенный бок корабля завалили ветками, чтобы не бросился в глаза случайному наблюдателю. Рута же попросили привлечь к себе как можно больше файров и по возможности устроить так, чтобы они заснули. Белый дракон, притомившийся за утро, отнюдь не возражал свернуться на солнышке и немножко поспать. И вот все отправились в холд Бухту, а Джексом приступил к копированию карты.

Прилежно работая, он все пытался сообразить, что же так развеселило двоих Предводителей и Мастера Робинтона. И решил: дело, скорее всего, было в том, что теперь они знали истинные размеры Южного — больше не надо стаптывать башмаки, меряя его ногами.

Так ли? Ну конечно: Торик ведь не знал, насколько велик материк. Зато Предводители теперь это знали.

Джексом посмотрел на полуостров, где располагался Южный холд, и попробовал прикинуть, какую территорию успели освоить Торик и его безземельные подданные. Да, даже если холд Торика в самом деле кишел младшими сыновьями всех владетелей и фермеров Перна — даже и тогда Торику не по зубам было полностью исследовать Южный! И даже если он попробует распространить свои владения до Западного хребта на юге и до Большого залива на западе…

Джексом улыбнулся, очень довольный собственной проницательностью, и чуть не смазал линию, которую тщательно выводил. Добравшись до Большого залива, он призадумался, как рисовать его: так, как он выглядел теперь, или по карте? Джексом решил следовать карте. Эх, когда Торик наконец увидит ее…

Джексом ярко представил, как у того вытянется физиономия, и негромко засмеялся в тишине корабля.

Глава 21

Следующий день: подножие горы, холд Бухта, площадка Рождений Южного Вейра, 15.10.21

— Я помню, что было первоначально обещано Торику, — сказал Робинтон Ф'лару за чашкой кла в холде Бухта. — Право владения всеми землями, которые он приобретет к тому моменту, когда в Южном Вейре переведутся Древние, — уточнил бенденский Предводитель. — Какой-нибудь буквоед, пожалуй, придерется и скажет: раз, мол, еще не все тамошние Древние ушли в Промежуток, Торик имеет право продолжать расширять свой надел…

— И зарабатывать чью-то верность, раздавая владения, — заметил Робинтон.

Лесса пристально поглядела на него, обдумывая услышанное.

— Вот, значит, почему он удивительно легко согласился принять такое количество безземельных?.. — Но потом негодование пропало с ее лица, и она рассмеялась: — Надо будет хорошенько присматривать за ним в будущем. Ну кто бы мог подумать, что в нем заговорит подобное властолюбие?..

— И при этом он весьма дальновиден, — заметил Робинтон. — Он использует не только желания и жадность людей, но и их благодарность.

— Благодарность, — сказал Ф'лар, — со временем выдыхается…

— Он не такой дурак, чтобы только на нее и рассчитывать, — с сожалением ответила Лесса. — Потом озадаченно огляделась кругом: — Послушайте, я сегодня видела Шарру?.

— Нет, ее еще вчера увез всадник. Какая-то болезнь… ах я, старый дурак! — Глаза арфиста округлились от изумления и тревоги. — Как же я сразу-то не понял, в чем дело!.. Ну конечно, он намерен использовать Шарру, как и прочих своих сестер… а также дочерей, чтобы привязать к себе побольше народу… Да, именно так. Вот только Джексом, я полагаю, не будет сидеть сложа руки.

— Надеюсь, — довольно резко проговорила Лесса. — Против этого брака я бы не возражала. Если это, конечно, не простая благодарность за то, что она его выходила…

Робинтон усмехнулся:

— Менолли и Брекки в один голос утверждают, что искреннее чувство имеет место с обоих сторон. Очень рад слышать, что ты не против: я ждал, что не сегодня-завтра он попросит меня совершить для них церемонию. Особенно в свете нынешних событий… Между прочим, хоть это и не имеет отношения к нашему разговору — вчера вечером Джексом наведался в Руат. Он обратился к Лайтолу на предмет своего Утверждения в качестве владетеля.

101
{"b":"18762","o":1}