ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не слышишь — Лайтол не идет? — встревоженно спросил его Джексом. Сам он не слышал ничего, так колотилось сердце от волнения и от быстрого бега. Нет, Лайтола не было слышно, и Джексом опрометью кинулся в двери и далее на задний двор за совком и ведерком: «Только бы успеть вымести, пока весь вейр не пропах…» Он работал со всей возможной быстротой и сумел уместить золу в одно ведро. По счастью, Рут проглотил куда меньше огненного камня, чем требовалось для полного четырехчасового боя с Нитями.

Джексом вынес ведро и засыпал душистым песком пятно на полу. И с некоторым удивлением спросил еще раз:

— Лайтол не идет?

«Нет».

Джексом наконец позволил себе перевести дух и ободряюще потрепал Рута по шее. Следующий раз они с ним вряд ли забудут извергнуть золу где-нибудь в безопасном месте…

Вернувшись за стол, Джексом не стал давать никаких объяснений, да их у него никто и не требовал — еще одно свидетельство вновь приобретенного уважения ближних.

На следующий вечер они стащили столько огненного камня, сколько смог поднять Рут, причем поживились в самом подходящем месте — на рудниках Крома. Во время этого набега к ним пыталось пристроиться с полдюжины огненных ящериц, но Рут отсылал их прочь тотчас же, едва они появлялись.

— Не позволяй им следить за нами, — сказал Джексом дракону.

«Они просто любопытны. И они любят меня».

— У всеобщей любви, знаешь ли, тоже есть обратная сторона. Рут вздохнул.

— Не тяжело тебе? — боясь перегрузить друга, заботливо спросил Джексом.

«Разумеется, нет. Я очень сильный?»

Джексом выбрал место в пустыне Керуна и направил Рута туда. Там было целое море для купания и уйма душистого мыльного песка, чтобы смывать запах фосфина. И жаркое солнце — сушить выстиранную одежду.

Глава 5

Главный зал арфистов и Форт холд, утро; Вейр Бенден, вечер; Гласный зал арфистов, поздний вечер, 15.5.26

Миновало еще одно выпадение Нитей, прежде чем Джексом сумел снова выбраться на ферму Фиделло. Роман с Кораной продвигался у него, кажется, куда успешнее, нежели обучение Рута: тому все никак не удавалось сохранять устойчивое пламя в течение нужного времени. К тому же огненные ящерицы, как правило, появлялись в самый неподходящий момент, и однажды белый дракон едва не сжег себе горло, удерживая огонь, Джексом про себя полагал, что в холде Керун не было файра, который хоть раз не нанес бы им визита. Рут был терпелив, но и его выдержки еле хватало. Как-то им пришлось вернуться назад на целых шесть часов, чтобы столь длительная отлучка из Руата ни у кого не вызвала подозрений. Вечером Джексом буквально рухнул в постель, расстроенный и до предела усталый. И понял, что путешествия во времени в самом деле вытягивают из человека последние соки.

В довершение всех бед, на следующий день ему предстояло лететь в Главный зал арфистов и везти туда Финдера: настала очередь руатского арфиста учиться обращению со звездными формулами Вансора. Арфистов обучали этому для того, чтобы в каждом холде, помимо самого владетеля, был хоть один человек, способный сверять время падения Нитей с точным расчетом.

Главный зал арфистов представлял собой часть разросшегося комплекса жилищ внутри и снаружи утесов Форт холда. В назначенный час Джексом и Финдер вынырнули вместе с Рутом из Промежутка над Залом и их встретил хаос. Огненные ящерицы тучами носились взад и вперед, пронзительно вереща в предельном возбуждении, Сторожевой дракон на скалах Форт холда стоял на задних лапах и бил крыльями, заходясь яростным ревом. Когтистые передние лапы полосовали воздух.

«Драконы сердиты! Они очень сердиты! — испуганно и удивленно передал Рут и на всякий случай затрубил своим легко узнаваемым тенором: — Я — Рут! Я — Рут!..»

— Что случилось? — прокричал Финдер Джексому в ухо.

— Рут говорит, драконы очень сердиты!

— Сердиты? Да я в жизни не видел, чтобы дракон так ярился!

Джексом велел Руту сесть во дворе Зала, уже понимая: случилось какое-то несчастье. По двору метались люди, одичало носились файры — Рут с трудом отыскал место для посадки. Едва он коснулся земли, как вокруг заплясало целое Крыло ящериц. Рут выслушал суматошный хор взволнованных мыслей, но толком ничего не понял — как и Джексом, когда Рут попытался передать ему услышанное от них. Только то, что это были файры Менолли, нарочно высланные за ними.

— Ага, вот ты где!.. Ты получил мое послание? — Менолли опрометью выскочила из Зала, на ходу натягивая летную куртку. — Скорее в Вейр Бенден! Королевское яйцо похищено! — И она взобралась на спину Рута позади Финдера, извиняясь перед тем за причиненное неудобство. Белый дракон на миг призадумался перед взлетом, и она запоздало усомнилась: — Погодите, трое — это не слишком много для Рута?

«Еще чего!» — ответил дракон, — Кто же похитил у Рамоты яйцо? — спросил Финдер, — Как вообще это произошло? И когда?

— Всего полчаса назад… Они созывают всех бронзовых и всех королев. Они хотят во всеоружии отправиться в Южный и заставить Древних выдать яйцо!

— Откуда они знают, что это Древние? — не понял Джексом.

— А кому еще может понадобиться королевское яйцо?

Тут разговор прервался — Рут кинулся в Промежуток. Они возникли в воздухе над Бенденом, и в тот же миг сразу три бронзовых дракона рванулись к ним со стороны солнца, извергая огонь. Рут пискнул от ужаса и спасся в Промежутке, чтобы вновь вынырнуть прямо над озером с отчаянным криком:

«Я — Рут! Я — Рут! Я — Рут!..»

— Вот это да, — только и выдохнул Финдер. Он так вцепился в Джексома, что у того занемели руки.

«Вы мне чуть крыло не спалили. Я же Рут! — укорял бронзовых обидчиков белый дракон. Потом, успокаиваясь, сообщил своему всаднику. — Они извиняются».

Но все-таки вывернул кончик крыла и присмотрелся — не обожжено ли.

— Это я виновата, — простонала Менолли. — Я совсем забыла сказать, что первым долгом надо назваться… С ума сойти, даже Рута просто так не пускают!

Она едва успела договорить, как в воздухе начали появляться другие драконы, громогласно оповещая о себе троих бронзовых стражей. Новоприбывшие немедля приземлялись, высаживая седоков у края толпы, собравшейся перед входом на площадку рождений. Туда же, пересекая чашу, двинулся и Джексом с Финдером и Менолли.

— Джексом, ты когда-нибудь видел сразу столько драконов?.. — Задрав голову, Менолли разглядывала громадных зверей, плотными рядами сидевших по всему краю Вейра и на карнизах, все — с развернутыми крыльями, готовые тотчас броситься в бой. — Ох, Джексом, а вдруг в самом деле дойдет до сражения — драконы против драконов?..

Ужас, прозвучавший в ее голосе, полностью отвечал его собственным чувствам.

— Похоже, этим глупцам Древним терять уже нечего, — мрачно отозвался Финдер.

— Но как все-таки им удалась такая наглая кража? — недоумевал Джексом. — Рамота никогда не отлучается от кладки. — А про себя виновато добавил: «С тех самых пор, как мы с Ф'лессаном тогда потревожили яйца…»

— Нам обо всем сообщил Ф'нор, — объяснила Менолли. — Он сказал, Рамота отлучилась поесть. В это время на площадке находилась половина бенденских файров. Они всегда там толкутся.

— И среди них, — вставил Финдер, — без сомнения, затесались два-три из Южного.

Менолли кивнула.

— Да, Ф'нор так и сказал. В общем, Древние сразу узнали о том, что Рамота ушла. Ф'нор говорит, она едва успела убить первого верра, когда появились трое бронзовых, миновали сторожевого дракона… В самом деле, с какой бы стати ему окликать бронзовых? А они р-раз — и влетели через верхний вход в пещеру рождений. Рамота жутко закричала и ринулась в Промежуток. Тут бронзовые вылетели наружу из верхнего входа, а за ними с воплем — Рамота. Бросилась вдогонку, но они скрылись в Промежутке прежде, чем она успела оторваться от земли.

— Кого-нибудь послали в погоню?

— Рамота сама погналась за ними. Вместе с Мнементом! Правда, все без толку.

20
{"b":"18762","o":1}