ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Действительно, незнакомых лиц не было, и то, что дракона ничуть не смущало такое количество зрителей, добавило Джексону мужества. Он расправил плечи и решительно двинулся вперед.

Главными гостями были, конечно, Ф'лар и Лесса — Первые Всадники Перна. Рядом с ними стоял Ф'нор, спутник грустной Брекки, всадник коричневого Канта: они с Джексомом были добрыми друзьями. Присутствовал, конечно, и Н’тон, ведь это он возглавлял Форт Вейр, исстари защищавший Руат. Джексом искренне обрадовался Робинтону, Мастеру арфистов Перна, и Менолли, юной арфистке, часто исполнявшей поручения Робинтона. От лица владетелей холдов присутствовали Сэнджел из Южного Болла и Грох из Форта. Они, конечно, имели полное право приехать, но Джексом им не слишком обрадовался.

Лайтола он сперва не заметил, но вот арфист Финдер наклонился к Менолли, желая что-то сказать, и Джексом разглядел наконец своего опекуна. «Быть может, — с надеждой подумалось ему, — Лайтол хотя бы сегодня как следует приглядится к Руту! Хотя бы сегодня!..»

И вот они пересекли широкий мощеный двор и остановились против ступеней. Джексом положил руку на мускулистую, изящно изогнутую шею Рута и заставил себя прямо посмотреть судьям в глаза.

Лесса первой протянула руку, приветствуя дракона, потом сошла вниз поздороваться с Джексомом.

— Рут изрядно окреп с весны, Джексом, — сказала она одобрительно. Но ничто не могло укрыться от ее глаз. — А вот тебе самому не мешало бы есть побольше. Лайтол! Скажи на милость, Дилана когда-нибудь кормит ребенка?.. Одни кости!

Джексом между тем потрясение осознал, что изрядно перерос Лессу: она задирала голову, чтобы посмотреть ему в лицо! Подумать только, она всегда казалась ему высокой!.. Джексом ужасно смутился, вынужденный сверху вниз глядеть на такую важную персону, как Госпожа Вейра Бенден. Она же добавила:

— Я бы сказала, ты даже выше Фелессана, а уж он-то вытягивается прямо на глазах!

Джексом принялся невнятно оправдываться.

— Чепуха, Джексом, вырос — ну так и будь на высоте, — сказал Ф'лар, подходя к подруге. Впрочем, все его внимание было посвящено дракону, и Рут приподнял голову, чтобы встретиться взглядом с рослым Предводителем. — Когда ты вылупился, Рут, я и думать не смел, что ты вырастешь таким здоровенным! Видно, твой друг, владетель Джексом, неплохо за тобой ухаживает! — Ф'лар слегка подчеркнул слово «владетель», и Джексом смутился еще больше: напоминание о двусмысленности его положения было не из приятных.

— Однако, — продолжал Предводитель Бендена, — вряд ли ты, Джексом, когда-нибудь сравняешься мощью с нашим добрым Мастером кузнецов, так что Руту твой вес, скорее всего, не покажется чрезмерным в полете. — Ф'лар оглянулся на зрителей, заполнивших ступени. — Рут в плечах на целую голову выше верховых животных и куда крепче сложен!

— А какой у него размах крыльев? — задумчиво сдвинула брови Лесса. — Джексом, попроси его, чтобы развернул крылья!

Лесса могла бы и сама его попросить, ведь она была способна разговаривать со всеми драконами. Джексом по достоинству оценил этот жест, передавая мысленно Руту ее пожелание. Глаза белого дракона замерцали от волнения; он оторвал от земли передние лапы и широко распахнул крылья. На груди и плечах, переливаясь всеми цветами, вздулись могучие мышцы.

— Удивительно пропорционален для своего роста! — похвалил Ф'лар, ныряя под крыло и разглядывая верхнюю сторону широкой просвечивающей перепонки. — Ох, спасибо, Рут! — добавил он, когда белый дракон повернул крыло для удобства осмотра. — И по-моему, Джексом, он рвется летать не меньше, чем ты!

— Да, Предводитель: ведь он дракон, а все драконы летают! Для того и даны им крылья!

Ф'лар вскинул на него глаза, и Джексом невольно затаил дыхание, испугавшись, не слишком ли дерзок был его ответ. Но рядом с ним звонко расхохоталась Лесса, он оглянулся и увидел, что ее смех был адресован не ему и не Руту. Она смотрела на спутника, и Ф'лар, подняв правую бровь, улыбался в ответ. Джексом понял, что в этот миг их с Рутом для Предводителей попросту не существовало.

— Драконы должны летать, верно, Лесса? — как бы вспомнив давнюю семейную шутку, негромко сказал Ф'лар подруге. Потом перевел взгляд на сторожевые высоты, откуда за всем происходившим во дворе с неослабным вниманием следили драконы — великолепная золотая Рамота, бронзовый великан Мнемент и два коричневых, Кант и Вилт.

— Что говорит Рамота, Лесса?

Лесса фыркнула:

— Ты же знаешь — она всегда утверждала, что у Рута все будет хорошо.

Ф'лар посмотрел на улыбавшегося Н'тона, затем на Ф'нора. Коричневый всадник кивнул головой.

— Единогласно, Джексом, — сказал бенденский Предводитель. — Мнемент, тот вообще не может взять в толк, к чему столько разговоров. Что ж, полезай, парень! — И Ф'лар шагнул вперед, словно бы намереваясь подсадить его на шею белого дракона.

Мгновение Джексом разрывался между ощущением блаженства — сам Первый Всадник Перна хотел ему помочь! — и искренним возмущением: неужели Ф'лар полагал, будто он, Джексом, без посторонней помощи не может взобраться на собственного дракона?! Рут решил дело: убрал за спину крылья и подогнул левое колено. Джексом легко вскочил на его лапу и перебрался на положенное место между последними выступами шейного гребня. Эти выступы у взрослых драконов достигали достаточной высоты, чтобы надежно удерживать человека в обычном полете, однако Лайтол настоял на том, чтобы Джексом воспользовался предохранительными ремнями. Пристегивая их к своему поясу, Джексом исподтишка поглядывал на толпу. Он ждал насмешек, но на лицах не отразилось ни тени удивления или презрения по поводу этой предосторожности.

И вот наконец все было готово, и у Джексома вновь похолодело в животе от нахлынувшего волнения: а если Рут все-таки не сможет…

Он успел заметить уверенную улыбку Н'тона и то, как Мастер Робинтон и Менолли приветственно вскинули руки. Потом Ф'лар поднял кверху сжатый кулак — традиционный сигнал взлета.

Джексом набрал полную грудь воздуха и скомандовал:

— Летим, Рут!

Под ним волной перекатились твердые мышцы — Рут присел на задние лапы. Вот напряглась спина, вот буграми вздулись грудные мускулы, поднимая широкие крылья для первого, столь важного взмаха. Вот Рут пригнулся еще ниже, и вдруг рванулся вверх, оттолкнувшись задними лапами от земли с такой силой, что голова Джексома резко запрокинулась назад. Мальчик инстинктивно вцепился в ремни, между тем как мощные взмахи крыльев возносили маленького дракона все выше, мимо окон, откуда с изумлением взирали на него обитатели холда — так быстро, что ряды окон слились для Джексома в одно смазанное пятно. Громадные драконы на сторожевых высотах тоже развернули крылья, трубя во всю мощь, подбадривая Рута. Огненные ящерицы вились вокруг, их звонкие серебристые голоса раздавались сверху и снизу, справа и слева, сзади и спереди. Джексому оставалось только надеяться, что они не испугают Рута и не столкнутся с ним в полете.

«Они рады видеть нас вдвоем в воздухе, — сказал Рут. — Рамота и Мнемент просто счастливы, что ты наконец-то оказался у меня на спине. Я тоже очень доволен. А ты? Теперь тебе легче?»

От этого вопроса, заданного почти жалобным тоном, у Джексома застрял в горле комок. Он хотел ответить, но ветер, бивший в лицо, отнес прочь слова.

— Конечно, я счастлив! Мне всегда хорошо, когда я с тобой! — прокричал он, и голос сорвался. — Как я мечтал об этом полете! Теперь-то все видят — ты самый что ни на есть настоящий дракон!..

«Почему ты кричишь?»

— Потому что я счастлив!..

«Но здесь только я могу тебя услышать, А я всегда хорошо слышу тебя».

— Ну конечно… Нет, Рут, правда, я больше всего рад за тебя!

Рут заложил вираж, и Джексом пригнулся, затаив дух и борясь с центробежной силой. Бессчетное число раз летал он на драконах, но всегда — пассажиром, всегда — в тесноте между двоими взрослыми седоками. Нынешний полет впервые дарил удивительные ощущения. Восторг, сдобренный страхом… переживание чуда, происходившего здесь, с ним, сейчас…

3
{"b":"18762","o":1}