ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это Ф'лар на Мнементе! — почти прокричала Менолли.

— Вижу, девочка моя, вижу. С какой стати паника?

— Паника? Никакой паники, я просто волнуюсь. Бенденцы впервые посещают тебя со времени пропажи яйца…

— Ну так будь умницей и посмотри, не найдется ли у Сильвины пряников к нашему кла. Ибо, увы, — добавил он с сожалением, — для вина час еще ранний…

— По времени Бендена — как раз, — выходя из комнаты, сказала Менолли.

Робинтон посмотрел ей вслед и печально вздохнул. Тень отчуждения, пролегшая между Залом арфистов и Вейром Бенден, заставила горевать их обоих. Нет, хватит думать об этом. Мнемент, насколько он понял, вполне жизнерадостно ответил сторожевому дракону. Какие же вести привез с собой Ф'лар? И, что важнее, знала ли Лесса, куда отправился ее Предводитель? Одобрила ли его поездку?..

Мнемент приземлился; должно быть, Ф'лар уже шагал через лужайку. Робинтон понял, что за это краткое время успеет переволноваться больше, чем за целый месяц с того дня, как между Бенденом и Залом пробежал холодок.

Поднявшись, Робинтон подошел к окну и увидел, как Ф'лар входит во внутренний двор. Ф'лар шагал размашисто, но иначе он ведь и не ходил; нет нужды предполагать, будто он торопился. С чем же все-таки он прилетел?..

Вот Ф'лар обратился к одному из младших арфистов, седлавшему скакуна для поездки. Робинтон видел, как Предводитель поднял голову и заметил огненных ящериц, заполнивших всю крышу. Арфист задумался, не стоило ли отослать Зейра прочь, пока Ф'лар будет здесь, В самом деле, зачем зря его раздражать?

Ф'лар вошел в Зал. Сквозь открытое окно донесся голос Предводителя, обращавшегося к кому-то. Сильвина?.. Да нет, скорее — тут Робинтон невольно улыбнулся — это Менолли подкараулила Предводителя. И точно, Робинтон услышал, как Менолли разговаривала с Ф'ларом, идя вверх по лестнице. Голоса их звучали спокойно. Умница девочка, знает, как себя вести…

— Представь, Робинтон, — улыбнулся Ф'лар, входя в комнату, — Менолли сказала мне, что ее файры называют Мнемента «Величайшим»!

— Это при том, что они не очень-то щедры на похвалу. — Робинтон забрал у Менолли поднос, и девушка, выйдя, затворила за собой дверь. Робинтон, впрочем, знал, что она и так узнает обо всем, что будет здесь говорится: ее Красуля не зря водилась с бронзовым Зейром. — Я полагаю, в Бендене все в порядке? — спросил Робинтон, наливая Предводителю кла.

— Спасибо, все в порядке, — ответил Ф'лар. Робинтон выжидающе смотрел на него, и всадник добавил: — Есть, однако, загадка, которая нас мучит. Мы надеемся, что ты поможешь нам ее разрешить.

— С удовольствием, если смогу. — Робинтон пригласил Ф'лара сесть.

— Мы никак не можем разыскать Д'рама…

— Д'рам? — Робинтон был искренне удивлен, — Куда же он подевался?

— Мы знаем только, что он жив. Но вот где…

— Разве Рамота не может связаться с его Тиротом?

Ф'лар покачал головой:

— Боюсь, дело связано со времеНем. — Ты думаешь, Д'рам скрылся во времени?

— Это единственное, что можно предположить. Вот только не думаю, чтобы он отправился обратно в свое Время. Вряд ли Тирот способен выдержать такое путешествие еще раз: ты сам знаешь, сколько сил это отнимает и у всадника, и у дракона. Тем не менее Д'рам исчез.

— Пожалуй, этого можно было ожидать… — медленно выговорил Робинтон: ум его уже трудился, перебирая разные варианты.

— Да, — согласился Ф'лар. — Пожалуй.

— Не мог он улететь в Южный Вейр? — спросил Робинтон.

— Нет, Рамота без труда достала бы его там. С другой стороны, Г'денед обследовал Исту на много лет назад, еще до начала Прохождения. Он думал, его отец захочет остаться в месте, памятном для него…

— Владетель Уорбрет предлагал Д'раму любую пещеру на южном берегу острова Иста. Мне казалось, он был доволен… — Но Ф'лар покачал головой, и арфист задумался: — Пожалуй, даже слишком…

Ф'лар поднялся и заходил по комнате, потом вновь повернулся к Робинтону:

— Есть у тебя хоть какие-то предположения, куда он мог подеваться? Ты ведь дружил с ним. Может, припомнишь что-нибудь, что наведет нас на след?

— Последнее время он очень мало разговаривал: просто сидел рядом с Фанной и держал ее за руку, — сказал Робинтон и трудно сглотнул. Как ни был он привычен к мысли о быстротечности человеческой жизни, верность Д'рама подруге и его молчаливое горе при ее кончине неизменно заставляли арфиста вытирать глаза. — Я знаю, что Грох и Сэнджел тоже предлагали ему свое гостеприимство. Более того, я думаю, он мог бы отправиться в любое место Перна и всюду был бы с радостью принят. Видно, он все-таки предпочел остаться наедине с воспоминаниями… Можно ли спросить тебя, Ф'лар: зачем вы его ищете?

— Особых причин нет, просто мы о нем беспокоимся.

— Олдайв говорил, что Д'рам был в здравом уме и твердой памяти, если ты это имеешь в виду.

Ф'лар поморщился и нетерпеливо убрал со лба прядь, неизменно падавшую ему на глаза, когда он волновался.

— По правде говоря, Робинтон, это все Лесса. Когда наша королева не смогла обнаружить Тирота, Лесса сразу предположила, что Д'рам ушел подальше во времени, чтобы не огорчить нас своим самоубийством. Я тоже думаю, что это было бы весьма в его духе.

— Он сам сделал этот выбор, — мягко сказал Робинтон.

— Знаю, Знаю, арфист. Никто и не думает его осуждать, вот только Лесса места себе не находит. И потом, хотя Д'рам и сложил с себя полномочия, его знания и опыт бесценны, особенно теперь. Его уважают… Короче говоря, он нам нужен. Нужно, чтобы мы могли с ним связаться.

Робинтон подумал о том, что Д'рам, возможно, сознательно забрался вместе с Тиротом туда, где его не так-то просто будет найти. Но чтобы Д'рам отказался послужить Перну и всадникам — такого случиться не могло. Вслух Робинтон сказал:

— Быть может, Ф'лар, ему нужно время, чтобы оправиться от несчастья.

— Он совершенно извелся, ухаживая за Фанной, — ответил Предводитель. — Ну да не мне тебе объяснять. Что, если он сам заболел? Кто ему поможет?

— Прости за упоминание, — осторожно проговорил Робинтон, — но не пробовала ли Брекки добраться до него с помощью файров? Своих и тех, что живут в Вейре Иста?

Улыбка тронула горькие морщинки возле губ Ф'лара:

— А как же! Она настояла на том, чтобы попробовать. Никакого результата! Понимаешь, ящерицам, как и драконам, нужно для начала дать ориентиры. А что мы можем?

— Я не про то, чтобы посылать их куда-то. Просто попросить, чтобы припомнили одинокого бронзового дракона.

— О чем попросить? Чтобы припомнили? — Ф'лар недоверчиво рассмеялся. — Что вообще они могут помнить?

— Я серьезно, Ф'лар. Они хранят множество воспоминаний, которые вполне можно вызвать. Откуда бы, например, им, по-твоему, знать, что Алая Звезда… — Зейр протестующе запищал и так проворно взвился с плеча Робинтона, что тот схватился за шею, оцарапанную крылом. — Вот видишь, хоть не упоминай ее при них. Я к тому, Ф'лар, что еще до полета Ф'нора и Канта все файры откуда-то знали, что Алая Звезда смертельно опасна и не может быть достигнута. Сколько я ни спрашивал их, они говорят: дескать, помнят, как все боялись ее когда-то. Кто же, интересно, мог это запомнить? Их предки, когда предки нынешних всадников пытались штурмовать Алую Звезду?.. — Ф'лар в молчаливой задумчивости смотрел на Мастера арфистов, и тот продолжал: — Это не первый случай, когда их воспоминания подтверждались. Мастер Андемон полагает — вполне возможно, что файры помнят все необычное, чему хоть один из них был свидетелем. Животные, в конце концов, руководствуются инстинктами. Быть может, и здесь мы имеем дело с разновидностью инстинкта?

— Что-то я не очень понимаю, — сказал Ф'лар, — каким образом ты собираешься использовать память огненных ящериц в поисках Д'рама.

— Очень просто. Попрошу их припомнить, не видели ли они одинокого бронзового дракона. Зрелище, согласись, достаточно необычное, чтобы отметить его… и запомнить! — На лице Ф'лара отразилось сомнение, и Робинтон добавил: — Я уверен, что у нас все получится, особенно если мы попросим Рута поговорить с ними.

38
{"b":"18762","o":1}