ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свежеотбывшие на тот свет
Школа спящего дракона
Девушка, которая лгала
Дневная книга (сборник)
Гид по стилю
Рожденная быть ведьмой
Под северным небом. Книга 1. Волк
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Адвокат и его женщины
A
A

— Это верно, но твои бронзовые слишком стары, Т'кул. — И Д'рам указал рукой на плотно сбившуюся стаю драконов. Различие между теми и другими бросалось в глаза.

— Сальт полетит в любом случае. Вы не смеете ему отказать. Я уже сделал выбор, Д'рам, когда направил его сюда! — И Т'кул уставился на Ф'лара с такой горечью и ненавистью, что Робинтон придержал дыхание. — Зачем вы отняли у нас яйцо? — выпалил южанин. — И как вы его разыскали?..

Отчаяние все-таки на миг растопило маску ледяной гордости и высокомерия, за которой Т'кул пытался скрыть свои чувства.

Ф'лар негромко ответил:

— Если бы вы обратились к нам, мы бы вам помогли.

— И я помог бы, — добавил Д'рам. Было видно, какую боль причиняла ему беда, постигшая прежних друзей.

Т'кул демонстративно пропустил слова Ф'лара мимо ушей, Д'рама же смерил долгим насмешливо-презрительным взглядом и кивнул Б'зону — дескать, пошли. Они двинулись туда, где стояли в ожидании бронзовые всадники. Ф'лар оказался у них как раз на пути. Бенденский Предводитель открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал, с сожалением покачал головой и отступил в сторону.

Южане присоединились к остальным, и как раз вовремя. Кайлит вскинула окровавленную морду. Все ее тело полыхало живым золотом, глаза неистово переливались. Издав яростный вопль, она ринулась в небо. Барнат первым оторвался от земли, преследуя королеву. К удивлению Робинтона, Т'кулов Сальт отстал от него ненамного.

Т'кул оглянулся на Ф'лара: торжество на его лице было сродни оскорблению. Уверенным шагом направился он к Козире. Госпожа Вейра с трудом держалась на ногах — мысленный контакт с королевой отнимал все силы. Г'денед и Т'кул повели ее во внутренние покои, дожидаться исхода погони. Она этого не заметила.

— Погубит он Сальта, — потрясение бормотал Д'рам. — Как же так!..

Робинтон хотел ободрить его, но боль снова сдавила грудь — арфист задохнулся и не смог говорить.

— А Б'зон?.. — Д'рам схватил за руку Ф'лара. — Ну неужели ничего нельзя сделать? Сразу два дракона!..

— Если бы они попросили у нас помощи… — Ф'лар накрыл руку Д'рама своей. — Но эти Древние привыкли только брать! Это началось с самого первого дня…

Его лицо стало жестким, непримиримым.

— Они берут до сих пор, — сказал Робинтон. Ему не хотелось, чтобы Д'рам чувствовал себя в чем-то виноватым. — Они все время забирали с Севера все, чего желали. То тут, то там. Молодых девушек, огненный камень, железо, самоцветы… Грабили втихомолку с тех пор, как мы их изгнали. Мне о многом рассказывали, Д'рам… А я передавал Ф'лару.

— Если бы они попросили! — с горечью повторил Ф'лар и, закинув голову, проследил взглядом за драконами, быстро превращавшимися в едва различимые точки.

— Слушайте, что вообще происходит?.. — подошел к ним владетель холда Исты, Уорбрет. — Эти двое последних стары, или я ничего уже не понимаю в драконах!

— Брачный полет был объявлен открытым, — ответил Ф'лар. Но Уорбрет уже заметил расстроенное лицо Д'рама.

— Открытым? Для старых драконов? Кажется, ты сам поставил условие, чтобы участвовали только молодые и только те, кто еще ни разу не гонялся за королевой. Нет, правда, я и сам вовсе не жажду, чтобы Предводителем стал пожилой… нет, я совсем не про тебя, Д'рам. Просто нам, владетелям, всегда делается не по себе от таких резких перемен… — И Уорбрет бросил взгляд в небо. — Неужели они поспеют за молодыми? Гонка-то сумасшедшая!..

— Они имели право сделать попытку, — сказал Ф'лар. — Пока ждем, Д'рам, может быть, по бокалу?..

— Да, да, разумеется. Владетель Уорбрет.. — Совладав с собой, Д'рам жестом пригласил Уорбрета и других гостей и направился с ними к жилым пещерам. Шел он, однако, медленно, тяжелым шагом.

— Не переживай, Д'рам. — И Уорбрет ободряюще похлопал всадника по плечу. — Тот второй дракон, прямо скажем, резво взял с места, но я всей душой верю в Г'денеда и Барната. Отличный парень и великолепный дракон! И ведь ему уже случалось догонять Кайлит, верно? А это всегда играет роль, не так ли?

Робинтон вновь задохнулся — теперь уже на радостях оттого, что владетель неверно истолковал причину волнения Д'рама.

— Да, Кайлит уже летала с Барнатом и принесла тридцать четыре яйца, — ответил Ф'лар. — Иногда молодым королевам не удается крупная кладка, но ее потомство было здоровым и сильным. Королевского яйца, правда, не оказалось, но так часто случается, когда в Вейре нет недостатка в королевах. Что же до предыдущего полета, то привязанность, естественно, сказывается, несмотря на придирчивость королевы. Хотя заранее невозможно утверждать наверняка…

От Робинтона не укрылось, как напряжены были лица обитателей Вейра, подававших гостям вино и закуски. Многие ли из них узнали южан? Только бы никто не начал трепать языком в присутствии Уорбрета…

Т'кулов Сальт был опытен: наверняка он десятки раз настигал и завоевывал свою королеву. Но чего будет стоить все его хитроумие, если он не сумеет схватить Кайлит в первые же минуты полета? Он выдохнется куда быстрей молодых. Выдохнется и отстанет. Соперники были слишком сильны для него. Робинтон знал, как тщательно отбирал Н’тон четверых бронзовых всадников, представлявших здесь Форт Вейр. Каждый из них уже несколько Оборотов был помощником Предводителя, каждый показал себя настоящим вожаком во время выпадения Нитей, и драконы были под стать всадникам. Ф'лар, со своей стороны, выставил всего троих претендентов, но каждый из них тоже был вполне способен и достоин вести за собой Вейр. Робинтон не сомневался, что Телгар, Айген и Плоскогорье также оказали честь Д'раму и его Вейру, прислав лучших из лучших. Среди шести Вейров Иста была самой маленькой и особенно нуждалась в том, чтобы ее народ жил дружной семьей.

Робинтон отхлебнул вина, надеясь, что это облегчит боль в левом боку, и недоумевая, что могло ее причинить. Что ж, вино ему помогало от многих болезней. Он подождал, пока Д'рам отвернется, подлил вина в его чашу и заслужил благодарный взгляд Ф'лара.

Обитатели Вейра подходили к столу, чтобы поприветствовать Д'рама и Уорбрета. Они были искренне рады видеть своего прежнего Предводителя, и Д'рам постепенно приободрился, начал шутить и улыбаться в ответ. Владевшее им волнение по-прежнему бросалось в глаза, но теперь его легко было приписать естественному беспокойству за исход состязания.

Было и еще кое-что, о чем Робинтону следовало поразмыслить, а именно, упоминание о яйце, с такой горечью вырвавшееся у Т'кула: «Зачем вы отняли у нас яйцо? И как вы его разыскали?..»

Неужели Т'кул так и не понял, что яйцо вернул кто-то из числа самих же южан?. И тут арфист замер, потрясенный неожиданной мыслью. Вернувший яйцо был кем угодно, только не южанином. Иначе Т'кул давно уже изобличил бы и покарал осмелившегося пойти против его воли…

Только бы ни один из старых драконов не умер, надорвавшись в погоне за королевой!. Робинтон повторял это про себя, как молитву. Но как похоже это на Древних — явиться незваными и испортить веселое торжество!

Неужели жизнь в Южном Вейре стала настолько невыносимой, что Т'кул предпочел хладнокровно рискнуть жизнью своего дракона?.. Робинтон хорошо знал Южный Вейр, расположенный в небольшой, удивительно красивой долине, — райское местечко после сурового, пустынного Т'кулова Плоскогорья. Был там большой, добротно выстроенный дом посреди мощеного двора, на котором жадные Нити не отыскали бы ни травинки, был прекрасный климат, фруктовые леса и масса дичи на корм драконам. И всего-то дел — защищать один маленький холд на берегу океана…

Робинтон снова вспомнил тяжелую ненависть, плескавшуюся в глазах Т'кула, обращенных на Ф'лара. Нет, невыносимая жизнь была тут ни при чем. Бывшим Предводителем Вейра Плоскогорье двигали злоба и зависть. Он так и не смирился со ссылкой — даже такое благодатное место, как Южный, сделалось ненавистным ему.

«Должно быть, королевы и вправду состарились и больше не поднимаются, — думалось Робинтону. — Но ведь это случилось далеко не сразу. И потом, бронзовые тоже стареют, их кровь закипает не так легко, как прежде. Вряд ли они столь уж сильно тоскуют…»

61
{"b":"18762","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девушки сирени
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Прорыв
Убить пересмешника
Омон Ра
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики