ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я, конечно, не огненная ящерица, Ф'лар, но я стал бы рыть, — сказал, подойдя к ним. Мастер кузнецов. Лицо Фандарела блестело от пота, руки были перемазаны в травяной зелени и земле. — Нужно снять и пепел, и дерн. Мы должны выяснить, что и как они строили. Необходимо рыть! — Он огляделся по сторонам: тут и там виднелись жалкие ямки — результат бесплодных усилий всадников. — Это завораживает, поистине завораживает! — Фандарел так и сиял. — С твоего разрешения. Предводитель, я попрошу Никата прислать нам сюда нескольких мастеров-рудокопов. Нам нужны люди, знающие толк в раскопках… Кстати, я обещал Робинтону сразу вернуться и доподлинно рассказать, что предстало моим глазам!

— Я бы тоже вернулась, Ф'лар, — сказала Менолли. — Зейр уже дважды ко мне прилетал. Мастер Робинтон, похоже, вовсе извелся!

— Я отвезу их, Ф'лар, — предложил Джексом. Безотчетное желание поскорее убраться отсюда неожиданно овладело им с такой же силой, как утром — желание побывать здесь.

Ф'лар, правда, не позволил Руту вновь нести большой груз — белый дракон и так достаточно потрудился во время утреннего путешествия и после, во время выпадения Нитей.

— Ф'лессан отвезет их, — сказал бенденский Предводитель. — Слышишь, Ф'лессан? Вы с Голантом поступаете в распоряжение Мастера кузнецов: доставите его, куда он скажет!

Если Ф'лар и удивился желанию Джексома вернуться, он никак этого не показал.

Рут взлетел еще прежде, чем Фандарел и Менолли успели сесть на Голанта. Бухта встретила их восхитительной тишиной. Но после свежей прохлады горного плато зной побережья показался Джексому душным, обволакивающим одеялом. Вялость охватила его.

Он решил воспользоваться тем, что никто не заметил его возвращения, и направил Рута к знакомой поляне: там было попрохладней Джексом устроился в передних лапах улегшегося дракона и мгновенно заснул.

Его разбудило прикосновение к плечу, и он сразу почувствовал, что теплая куртка съехала, — без нее сделалось зябко.

— Я же сказала, что сама разбужу его, Миррим, — произнесла Шарра с ноткой раздражения в голосе.

— Какая разница? — ответила та. — Эй, Джексом! Я принесла тебе кла! И Мастер Робинтон хочет с тобой поговорить. Ты проспал до самого вечера! Никто не мог понять, куда это ты подевался.

Джексом пробормотал что-то неразборчивое, всем сердцем желая, чтобы Миррим куда-нибудь провалилась. Кажется, она полагала, будто он не имел никакого права поспать днем!

— Давай, Джексом, открывай глаза! Я знаю, что ты не спишь!

— А вот и ошибаешься: сплю. — Джексом смачно зевнул и только тогда поднял ресницы. — Шла бы ты, а, Миррим? Скажи Мастеру Робинтону, что я сейчас…

— Он сказал — немедленно!

— Я доберусь до него существенно быстрей, если ты пойдешь и скажешь ему. Слушай, иди отсюда!

Миррим бросила на него уничтожающий взгляд и, миновав Шарру, взошла, топая, по ступенькам холда.

— Что бы я без тебя делал, Шарра, — сказал Джексом. — Миррим, честное слово, меня достает. Менолли говорила мне: дескать, когда Пат поднимется в брачный полет, у Миррим исправится характер. Покамест я этого что-то не замечаю!

Шарра внимательно посмотрела на Рута: дракон спал по-прежнему крепко и на редкость спокойно — даже веки не вздрагивали.

— Я знаю, о чем ты хочешь спросить, — засмеялся Джексом. — Нет ни единого, даже самого плохонького сна.

— И ни единой огненной ящерицы поблизости, — улыбнулась Шарра. Встряхнула головой и перевязала шнурок в волосах. — Молодец, что забрался сюда и вздремнул. В доме бы тебе этого нипочем не удалось. Файры носятся как угорелые то туда, то сюда. Никто не в состоянии понять, что говорят наши и что им рассказывают местные. Между прочим, похоже, все ящерицы Южного континента наслышаны, что мы здесь…

— И Мастер Робинтон полагает, что Рут способен во всем этом разобраться?

— А почему не попробовать? — Шарра задумчиво посмотрела на спящего дракона. — Бедненький, совсем замотался сегодня! — Ее замечательный голос наполнила нежная жалость. Ох, как хотелось бы Джексому, чтобы эта нежность звучала ради него самого… Шарра перехватила его взгляд и слегка покраснела. — Знаешь, — сказала она, — я так рада, что мы первыми туда добрались!

— И я!

— Джексом!..

Крик Миррим заставил Шарру поспешно отодвинуться.

— Чтоб ей… — Джексом схватил девушку за руку и побежал с нею к холлу. Он и не подумал ее выпускать, даже войдя в зал. — Не пойму, сколько я проспал: полдня или целые сутки? — спросил он Шарру вполголоса, заметив карты, наброски и чертежи, во множестве приколотые к стенам и разложенные на столах.

Арфист стоял к ним спиной, склонившись над длинным обеденным столом. Паймур что-то рисовал, Менолли смотрела туда же, куда и Робинтон, Миррим со скучающим и рассерженным видом стояла в сторонке. Десятки огненных ящериц глядели вниз со стропил. Время от времени какая-нибудь снималась и исчезала, и на смену ей в окошко немедленно влетала другая. Вечерний бриз понемногу уносил дневную жару; с берега долетал аромат жарящейся рыбы.

— Будет нам от Брекки… — сказал Джексон Шарре.

— Нам? За что? — удивилась она. — Он же занят спокойной, сидячей работой…

— Тихо, Шарра! — обернувшись, недовольно нахмурился Робинтон. — А ты, Джексом, иди-ка сюда. Можешь ты что-нибудь добавить к тому, что мне уже рассказали другие?

— Но, Мастер, Паймур, Менолли и Шарра в этом деле гораздо опытнее меня…

— Верно, однако у них нет Рута с его талантом по части общения с файрами. Может ли он помочь нам разобраться в противоречивых и путаных картинах, которые они передают?

— Честное слово, я очень хотел бы помочь. Мастер Робинтон, — сказал Джексом. — Только, думается мне, ты требуешь от Рута и огненных ящериц больше, чем они в состоянии дать…

Робинтон выпрямился:

— Изволь объяснить!

— Можно считать доказанным, что файры разделяют моменты сильного переживания, вроде… — Джексом ткнул рукой в направлении Алой Звезды, — или падения Канта. Теперь сюда можно добавить и то, что стряслось с горами. Но все это были, скажем так, единовременные события, а не повседневная жизнь.

— А как же тогда ты нашел Д'рама здесь, на берегу бухты? — спросил Робинтон.

— Чистое везение: я спросил, не видели ли они одинокого дракона. Если бы я сразу спросил про человека, никакого ответа я бы так и не получил, — ответил Джексом с усмешкой.

— Что ж, — проговорил арфист, — в первом твоем путешествии подробностей у тебя было не больше…

— Мастер… — Джексом так и прирос к полу. тон арфиста был так обманчиво мягок, а слово «первом» лишь чуть-чуть выделено, и тем не менее не понять, о чем шла речь, было невозможно. Стало быть, Робинтон тоже дознался, кто спас яйцо. Джексом бросил отчаянный взгляд на Менолли, но на ее лице отражалось лишь легкое недоумение, как если бы ее неподдельно удивила догадка арфиста.

— Если на то пошло, примерно такие же сведения получил и я сам от Зейра, — как ни в чем не бывало продолжал Робинтон. — Другое дело, у меня не хватило ума истолковать их должным образом — так, как сделал ты. С чем тебя и поздравляю, хотя и довольно-таки запоздало. — Тут он отвесил Джексону легкий поклон и продолжал с таким видом, будто речь шла о пустяках: — Так вот, если бы вы с Рутом применили свои блистательные таланты к тем проблемам, что стоят перед нами сегодня, вы без сомнения помогли бы всем сберечь немало времени и сил. Видишь ли, Джексом, время, как и прежде, работает отнюдь не на нас. Наше плато, — Робинтон постучал пальцами по разложенной карте, — утаить невозможно. Это — наследие, по праву принадлежащее всему Перну…

— Но ведь оно расположено на востоке континента, Мастер Робинтон, — воинственно вмешалась Миррим. — На землях всадников!

— Конечно, дитя мое, — согласно кивнул Робинтон. — Одним словом, Джексом, если Рут сможет уговорить огненных ящериц собраться с мыслями…

Он смотрел выжидающе, и Джексому пришлось пообещать:

— Я обязательно попробую. Мастер Робинтон. Только ты сам знаешь, как они реагируют на… — Он указал вверх. — И примерно так же — на то давнее извержение.

88
{"b":"18762","o":1}